RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Ирма Гендернис

стихосложение на дальность

25-11-2013 : редактор - Юлия Тишковская





помнишь: недетский садик
карусели-ромашки чудо
ты десантник
в небо раскрытого парашюта
ласковое урчание
паркового фонтанчика…
помнишь то одичание
домашнего мальчика
среди детсадовской группы?..
складные впритык кровати
раннего утра крупы
в углу ты солдатик
маминой смены дление
на швейной фабрике
раннее потемнение
в кухонном вечер фартуке
в домашних маминых шлёпанцах
с молочной чашкой…
колыбельного шёпотца
ночная рубашка
помнишь её обширность
её глубины
её и тебя невинность
во тьме гасимой?
помнишь как ты рыдал
сквозь неё украдкой
когда таинственно узнавал
о жизни шаткой?
помнишь как оттягивал
в сон пробуждение
бывшее одинаково
трудом и терпеньем? –
тем что уже между
перетёрло тобою
и судьбою
ниточку на надежду


<<


взрывающее снега поневоле
настил продлёнки покиданье
ты школьник в жизни самоволке
глаголов резвых распряганье

пешком сгустившийся идёшь
в следы циклопов наступая
и снег намокший нанесёшь
ботинок ох не разувая

домой
как школьная легка
тетрадка
где-то километр
несёшь подобье узелка
спортивной формы чешек кед

привстань на вырост на чуток
на цыпочки додерживай косяк
вставай на самый ноготок
попав у вечности впросак

ряди линеечкой ряди
отметины всё выше насекай
ещё всей жизни впереди
к себе, недавний, привыкай


<<


улыбочку, говорят
сядьте плотнее
встаньте во второй ряд
живее, живеe

те, из третьего класса начальной школы

а я четвёртую неделю болею
мне в сеточку йодную колют больные уколы

вы там не мигайте, смотрите, не вздумайте, не моргайте
мне уже не угроза постельный режим
в одноместной палате

а ты всё ж увернулся, нарушил, выбился вон из кадра

я за тебя дежурю
скребу крышку нашей совместной парты


<<


внимательность души к воспоминаньям
и свет неистребимый в тех потьмах
и горок ледяных вздыманье
под санками, и шапок мономах

движенье это по наклонной
толчковый беговых коньков
на старте, вечера коронный
твой номер городских катков

на взрыве тех аплодисментов
тех уличных которые сорвал
ты так и продолжаешься несметно
всё удлиняя сериал

с чего б ты начал заварушку
с чего пошёл бы весь сыр-бор
когда бы мышкою-норушкой
ни вскрёбся в кубиков набор?..


<<


животрепещущая такая
ртом хватающая
задыхаясь воздух
воздух хватающая
как леску:
вытащите меня пожалуйста
из тела принесённого аистом
я никуда не исчезну
это она – и с ч е з а ю щ а я:
чешуя оболочка
с осью на которую жизнь надета –
клочочком
от шапочки-невидимки…


<<



дороги мелкое чешуйство
тротуаров русла
света прозрачное существо
тепловое чувство

парковых растений влажный рай
с корицею кафетерия
выходного сквозная рань
его артерия

глубоководная тишь её
её помещения
трубки её алло
сорок ватт напряжения

ещё дышащая дверная
жабра, кислород в подушках
сна отрезная
краюшка


<<


двужилистые цепи якорей
припаянных к подмостной конуре
живое, обернись и каменей
уйми, потёмок, кабаре

взойди на свет на огонёк
проплёскиваясь в лужах через край
дырявый дважды котелок
двора, прохода не давай

пускай как раненый циклоп
ревёт трамвай посреди сна
ты переводишь, полиглот
не с языка – с его позавчера

гуляй где сложен черепиц
рядок поджаристый в рядок
и надрывайся, мышца лиц
дырявься дважды, черепок

простынь на Острове, ангин
краснее горло втихаря
под вату прячась и под бинт
краснее горла января

из топок поезд будоражь
воспоминание подбрось
и заноси туда багаж
в надежде вымокнув насквозь…


<<


Бегущее через свой край
сновидящего сновиденье,
беги и жизнь перекрывай,
её переводимость ленья.

Заткни свои часы, ку-ку,
ночная, после боя птица,
и разлепи, кукареку,
свои глаза, стихов страница.

Пуши свой хвостик, свой букет
трёхцветный, больше краснопёрый,
зови на солнечный паркет
такой протяжный дней и голый,

усевшись, пёрышко почисть
и зёрнышко поклюй, слетевши,
которое земная жизнь
подаст тебе, ненадоевшей…


<<


Из подворотни тени вынырнут,
карманы закоулкам вывернут
без напряженья фонари,
расплывчатая охра просится
с домов, сводясь на переносицу
проспекта Невского, трамплин

уже готов, и лыжник целится
попасть как можно дальше улицы
по непроложенной лыжне,
или троллейбус палки лыжные
уже отбросил и бежит без них
с автомобилем наравне…

без электрического импульса,
без умозрительного фокуса,
без превращения внутри
души растительное новшество,
блеща гирляндой одиночества,
взойдёт, и ёлочка горит…


<<


Это дышит висок, в арифметике выспавшись насмерть;
затянувшись ледком кислорода, прозрачным, трескучим,
налегает дыханье на тело - на низкую паперть,
очень скоро дыханью как нищие духом наскучим;

это сердца канва, шевеление шва под машинкой,
где два края, сходясь в неразрывное целое, крепнут,
а потом, распорясь, требухою, лёгкой начинкой
сыпят, ссорют, двоят, поискрят и померкнут;

и в нелёгком их знаньи - дыхания, сердца - в ничьих
бездыханных телах, бессердечных, разъятых
нет ни мысли о нас, ни намёка на то, что учли
хоть одну из десятых...



[соотнесение]


1
Если длить в дремоте ранней
свой сон, твой сон,
словно рядом, близко,
рука в тепле,
сосчитав до - вертится как колесо,
спиц не видно, сон,
вдалеке, в сцепле-
нии спиц со сном
и опять вдалеке -
десяти, до ста,
до последних цифр,
номеров не слышно,
шепчу: "в потолке
побелка треснула"; верх расшив
на детали: небо, крыло, перо,
колесо, рука во сне, мельком,
это молнии трещину в тишине свело,
чтобы нам протечь в эту жизнь тайком


2
Если длить в дремоте поздней
кругами глаз, кругами ламп -
бдишь, но близишься
к столу, за работой, лечь -
свой заплыв, где плеск как эффект сняла
шумовой завесой дождя любая речь,
это легче вынести в море,
в песок, в траву,
чем держаться надводно мыслей -
обидой снам,
после чайка крикнет, уронит звук,
чтобы плоть от плоти досталась нам


3
Если длить в дремоте вечной -
за жизнь - в одной -
этот воздух, целый, невредимый нами,
это с каждым может, пойми, родной,
развести её не дано руками;
чтобы краю край подошёл, верней
с четырёх сторон, не подумал - режь,
там рука в тепле, спицам всё тесней,
темнота в глазах, или них промеж...


4
Но разбитому гулу слово раз дав,
не умеешь забраться под шумок, забыться,
отрастимей прилива натянет вода
этих слов отпущенных нить на лицах,
или сотне разниц внутри, зажив,
не мешает быть другая сотня...
чтоб на линию дня, её истребив,
лёг налёт тумана ещё сегодня,
это, светом влажна, тонка бумага
у воды, цветная, ко дну желтея,
к небу свет меняя цветами, надо,
чтобы словно, плавно - из тела в тело,
так в часах песок, так душа из пряток
выбирает душу другую к ночи,
и подходит замедленный тот порядок,
где ведут себя тишине на ощупь...


<<


сердце, положи на полочку
возведи заборчик
приставь охраночку

чтобы жизнь с иголочки
да перешла на ниточку
да снова на иголочку
да опять на ниточку

прошлое уколет
будущее потянется


<<


возьми коробочку конфет
под мышку розовый в связи
лохматых мордочек букет
себя вдали изобрази

дома как шахматы раздвинь
до дна прозрачность осуши
хрустально прорванное дзинь
бокалом чешским опиши

пускай склонит жираф-графин
на грудь тарелке опьянев
продолговатый мандарин
и припадёт коньяк как лев

к руке целуя виноград
разоблачается орех
напоминая ленинград
когда поднимешься наверх

а после призрачный лимон
и маяка две капли в чай
под отключённый телефон
танцуй и автоотвечай


<<


br

луч разит морозом
улиц шаровары
шаровые звёзды
небо разрывают

город полувыпит
небом полупьяным
подворотни выбит
зуб офонаренный

львы за позолотой
в реку сиганули
прошагала рота
просвистали пули

пробежала мышка
фаберже насмарку
и ушло пальтишко
по ночному парку

как тебе, пальтишку
тонкая подкладка?
мелкие воришки
шарят по остатку

тонкого эфира
фосфорному мерку
где ты прячешь лиру
спущенную сверху

шекелем заплатишь
ли за детский лепет
речки в ленинграде
и за птичий щебет?

фосфорною дымкой
ты воздашь за это
шапкой-невидимкой
и пальто без цвета...


<<


тяни резину, беглый дождик
и Биржу за собой тяни
Ты в форме железнодорожной
проводником запущен в дни

ещё на станцию не прибыл
последний тучек эшелон
а тротуар усеян сыпью
твоих шеренг твоих колонн

и Всаднику сдираешь кожу
и вспорот у моста живот
твой шаг резиново-сапожный
чеканит пешеходов взвод

один винтовку держит цепко
другому выдан автомат
и теннисная тянет сетка
внутри где мячик солнца сжат

и кровь играет сет за сетом
грудною клеткой отразя
удар с того, другого света
куда подачи дать нельзя



[new files]


потому что камень лежит поперёк травы
словно мыслей твоих поперёк рука
под подушкой птицы летят поперёк невы
а нева возвращается в облака

и деревья частями летят поперёк
поперёк себя себе вопреки
и мозаика их сгребаема в уголёк
в дым отечества писаный от руки

в дым чужбины набранный покрупней
в память канувший... новый файл
запечатанных окон забитых дверей
не откроешь вышибленный за e-mail

за эмаль калёную докрасна...
словно клюквенная карамель
сердце тянется стягивая два конца
как корона - сжимается - на короле...


<<


жизнь выводит на чистую воду твой мутный омут
опадает ладонь на стол в желтоватой подсветке
а душа свернувшись клубком впадает всей шерстью в кому
сновидения катят по дому свои вагонетки

вот и взорвана осень мостом впереди только льдины
и дрейфующий город однажды потопит титаник
на котором вся жизнь собралась толстой складкой твоей паутины
и в ходу будут ласты и жабры а не купальник

что ещё совершить поперёк наизнанку царя без
в голове аффективно по-женски без логики по инстинкту
с соблюденьем приличий и с опытом жизненных каверз
без принуждения с лёгкостью и мастито?..






[стихосложение на дальность]


вг, с любовью



дальше, лесенка, веди,
открывайся куда-то, дверь, в проходную
комнату, свет, за темнотой следи,
ночь вывёртывая подвесную,

подвесную лампу качай, качай,
ветер подворотен, подъезда, ухода,
глаза от тьмы не отличай,
глаз отплывшего парохода,

глаз, на море держащий путь,
путь держащий
взгляд, что чайку хотел смигнуть,
взгляд дрожащий,

памяти парохода дым,
сплошь слоенье
волн, курчавится головным
мысль впечатленьем,

дальше веди, веди, заслон
выставляя времени,
словно стекло выставляя окон
бесшумно, напомни мне

строчку, простроченную уже
криво почерком,
что это? - отворот, манжета
в красном, оптика,

бинокля двойное зренье: рядом
ты, с берега в море найденный,
зрение, ты на глаз всеядно,
на глаз внимательный;

бездну забудь, забудь, добудь
бездну глаза -
стиха отражение всколыхнуть -
вовнутрь сказан


<<


br


зима накручивает кофемолку
осень разливает по чашкам кофе
лето сушит свою футболку
весна как ребёнок в одном гольфе
бежит через комнаты проходные
бабушки и дедушки её стараются
поймать пока ещё в силах
пока живые
но комнаты множатся и удлиняются
вот вбежит она в тёмный коридор
и остановится испугается тогда
и сорвётся в груди помидор
с венки как сорвалась рука
Его


<<


смены вечерней парковый арт
деревянных скульптур
боковых скамеек плацкарт
стоя в тамбуре перекур

сквера; в кадр внести фонтан
подсвечником без свечи
оператор, сними чемодан
с верхней полки ночи

правильный ракурс возьми аллей
крыш черепичный покрой
лево дорожки, сними на ней
собственный оттиск свой


<<


даже кофе не пахнет
не отражает зеркало
дождя не осталось ни капли
что бы небо ни делало

как ни старалось выситься
а потом приземляться
нечем теперь кичиться
не за кого отдуваться

перед толпой на площади
наедине с собою
вырублен целыми рощами
и приближен к забою

там в шахте угольной
трудишься в изнеможении
последнею тучкой угнанной
на вечное поселение


<<


1
семена зимы ангелы с пыльцой
слов из головы словно в спину стой
перелом любви в позвонках двойной
паралич крови левой стороной

это смотрит в жизнь смерть наоборот
это в слове дзинь трескается лёд
это тишины поперечный срез
и на глубину вдоль её накрест

или декабрей с январями стык
в молоке морей кисельный материк
вёсельный размах времени проём
темнотой назад с новым годом в нём


2
темнота ногой назад вогнутая линз кора
мрак на взгляд далековат от сегодня до вчера
осторожен в глубине бег мурашек по спине
к позвоночнику приник косяком его двойник

с креслом тело не срослось и с одеждой не срасталось
и по швам не разошлось и от слёз не разорвалось
прислонилось и стоит - протяжённое сплошное
и внутри не шелестит дерево иноземное


<<


жизнь грозит кулачком из окна где увядшие шторы
опадают листом лепестками и светом
за которыми быт захватил восемь метров простора
и разнял ту цепочку - меж вечностью чувств и моментом

сколько лет не живи сколько в глаз светофору не целься
он в леса убежит в реставрацию архитектуры
посмотри на себя и поверь в утопичность всех версий
быть художником - будь но не станешь голой натурой

так зима пролетит и обдаст морозом из шланга
что стоишь сталагмитом в ночных лабиринтах
этой древней пещеры где светофор с аквалангом
погружается в ночь всерекламного спринта

и бессветным цветком распускаются тени по стенам
и стекается вниз всё это столпотворенье
а потом закрывают бутоны метрополитена
и легко покидает душа эти стихотворенья


<<


Слышишь, папа, как обратны
все движения по кругу,
как мои стихи нескладны,
словно мне сломали руку,

слышишь, камень бьёт о море,
вот тебе мой плеск волнений,
из которых плоскогорье
встанет дыбом самомнений,

слышишь, мы с тобой, встречаясь,
по углам бежим кругами,
никогда не совмещаясь.
С разведёнными руками.


<<


утро отвесно
кроны навес или
это тепло телесно
жили ли в нём не жили
выросли из него вместились
по двое по одному
выместились вменились
кому бы в вину


<<


если бы ей начинать жить
закругляться по часовой
нельзя, но против...
против увидишь - знак запрещающий
запредельно и примешь веру
больше не быть собой -
провожающему, Господи, со встречающей


<<


Боль страницу не испишет, т.е.
не покроет мглою знаков.
Ненаписанную повесть,
отрастив, покроешь лаком,
а потом её зашкуришь,
так по-модному застаришь...
Выйдешь, дело перекуришь.
Анекдот затравишь...


<<


как много новых встреч рукопожатий круг
и старых встреч полно, с повязкой на глазах
легко войти туда где столько добрых рук
где пожинает плод одна твоя слеза

в тылах твоей тюрьмы со свечкою в душе
ты был поборник слов но хитрая волна
снесла их гроздь с лозы рассыпав на драже
осталась твоя тень - незыблемо черна

у той тени в руках - и яблоко и червь
и голова твоя и твой разутый ум
теперь пойди писать пойди себя проверь
как к телу дело шьёт убийственный тайфун





<2000-2008>



blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah