РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Родион Михайловский

27-11-2020 : редактор - Рамиль Ниязов-Адылджян





А ТЕБЕ КАКОЕ ДЕЛО

 

***
 

меня волнует существование Бога

меня волнует что вдруг – Господи! –

я вынырну совсем из мрака ко́рысти

и для другого попрошу подмогу?

и что вдруг мне пока ещё труднее

хромать до храма Чистящего Сердца

до Sacré Cœur нет в самолётах места

и в белизне года чуть-чуть стареют?

меня волнует аргумент о чайнике

там всё засохло гриб прилипший к носику

и самолёты не летят до О́саки

и Хиросима – Боже, Твоё чаяние?

меня волнуют точки сопряжения

и алгоритмы устаревшей матрицы

Матрона в старом простоватом платьице

и я пытаюсь скрыть своё смущение

Господь, скажи! я вправду был из глины?

мне тесны пальцы гончара-любовника

я в духоте плюю на подоконники

и запах гари с улицы противный

Господь, а Мать? Её волнует холод

небес и ада жар горячий

и говорит ли Сыну: дай им сдачи

покуда ищет в магазине голод?

Господь, Она? за что Ты дал Ей силу

владеть страстями мимо семистрелья

и в семи струнах плавится веселье

пока я чувствую что с Ней совсем я сгину?

Господь, страна! зачем Тебе Россия

страна без страха без стремян в подковах

пока кури́тся над стихами Слово

и ладан шепчет Духу: я остыну?

меня волнует: я один? — молчанье.

как полно звуком до предела крика

и расцветает меж ресниц клубника

и плодом сердца врежется прощанье.


***


дедушка с крупными чётками в пальцах

так далеко до тебя не достать мне

так глубоко за прибрежными водами

ходят туманы вокруг хороводами

 

юноша в юбке до пола парчовой

кровью румянится плат кумачовый

смотришь в трубу на далёкие земли

где-то достал ты меня за бесценок

 

я твой герой без стрелы но с катаной

соль мне насыпана прямо на раны

йодом плюётся пучина морская

чётки костяшками плотно сжимая

 

ом мани падме и хум еле слышно

намах шива́я припев харе кришна

господи боже я грешник ужасный

гвозди мне в уши я стану бесстрашный

 

кольца без мочек и чётками бусы

юноша юбкой метёт с пола мусор

дедушка радостен с моря погоды

ждать бесполезно далёки невзгоды

 

юноша красный влюблён без рассудка

был бы ты мой но такое подсудно

а за морями чудесные страны

где мы с тобой будем с прочими равны

 

чётки щекочут следы мне под грудью

будем любить нас за это осудят

будем вдвоём это смерти подобно

богу такое совсем не угодно

 

та́ре тутта́ре с ножовкой девица

вот бы в такую нам вместе влюбиться

брачная ночь и по стенам разводы

стонут в туманах далёкие воды

 

юбку короче и ноги мостами

только останется всё между нами

только секрет мой храни под ногтями

неиспове́ден израиль путями

 

путы пусти я не раб твой я волен

впрочем тобой я наверно доволен

с моря прибой. это шанс – для попытки.

бусин торгаш с нас потерпит убытки

 

 

« chào !»

и пахнуло морем

в лицо –

лесами

зеленью

на языке – огонь специй

на нёбе – кислая горечь риса

травяной привкус

стакан растительного молока

а ты всё говорила

говорила

говорила

и говорила

как будто пела

птичий акцент

« ah, vraiment ?»

но твой cà phê

не был café

клянусь

даже не был parfait

гортань рисует тона

ты показала кисти и туши

так учила тебя старая мама

кажется, ты была с севера

с севера истинной Франции

и это чисто венецианское «чао»

чисто английское прощание

прости меня, милая

языком Толстого и Достоевского

в стране Марата и Робеспьера

нравами высших из бодхисаттв

я не хотел это слышать

не хотел

чтоб последнее –

« chào. »

 

 

ТРАМВАЙ.

 

А тебе какое дело:

шёл по свету да иди.

Зацепиться не сумела

за трамвайные пути...

Блещет солнце, вьётся тополь,

шум Москвы, жара с прудов.

В голове моей три сотни

голосов колоколов.

Я простая, я девица

без загадки для ума.

Буду ночью всем вам сниться —

вот такая кутерьма.

Парень, слушай, той дорогой

до меня ты не гуляй.

Там навстречу ходит строгий

полированный трамвай.

Ходит, возит всех москвичек

и немного москвичей.

В парке Горького — шум птичек.

В церкви — запах куличей.

Тот трамвайчик как сорвётся,

как по рельсам соскользнёт,

с твоих пальцев длинных кольца

разобьются в липы мёд.

Ты мой гарный, ты мой милый,

позабудь мой телефон.

Вот уедешь... на Курилы —

там построишь Парфенон,

без меня, твоей подружки,

без меня всё — хоть куда.

Ведь твою другую лучше

целовать в ухмылку рта.

Ведь твоя другая краше,

ведь она меня умней.

Она всё же меня старше,

и квартира есть у ней.

Ну, а если же такую

переедет вдруг трамвай?!

Он ведь мчится, будто пуля,

рот, гляди, не разевай!

Ладно, ладно, я не дура,

променад гуляй хоть с кем.

Пой манерой трубадура

ей, что с ней ты насовсем.

Так смешно! Смеются птицы.

Ещё бо́льшая весна.

Мне пора бы с ней смириться.

Май — один, и я — одна.

 

ВЫШИВАЛЬЩИК

 

уеду туда где февраль не достанет

куда не дотянет костлявые пальцы

ты просишь остаться с тобой я не с вами

я кожу свою надеваю на пяльцы

 

иголка с отмеренной маленькой дозой

послужит орудием новой картины

я цвёл для тебя распрекраснейшей розой

но вечный огонь ведь когда-то остынет

 

на марсовом поле я жру свою жертву

пытаясь прикинуть где крестик где нолик

в иголку я нить не могу вставить нервы

доводят меня до бессовестных колик

 

я схему спалил обжигаясь от нефти

горящей квартиры в чернилах сокрытой

не плачу уже предлагаю заметить

узор это ангел в лучах светлокрылый

 

узор это ты вышиваю твой образ

я нити украдкой меняю на вены

а жизнь говорю беспрогляднейший κόπρος

и я в ней чудовищно обыкновенный

 

жизнь лжёт подле бога не ждёт меня ангел

в колодце домов заедаю потерю

любителю вышивок путь разве в лагерь

заказан такой уж творец и теперь я

 

достану картину в пролётке шесть гривен

и вставлю её в модернистскую раму

я-де ухожу я себе стал противен

уеду совсем. не ищи. мне не надо.
 

запертый


я листаю magnum opus своих былых обещаний

запертый в кладовке с какими-то чужими вещами

cogito конечно пускай будет только лишь sum

но я не понимаю зачем в абсолюте есть ум

 

зачем византии так нравились турки-сельджуки

зачем марат так старательно долго мыл руки

как избежать наказания за убийство скачать

онлайн без регистрации только ты я и кровать

 

я режу вчерашнюю колбасу три штуки по акции

в подарок конечно беру рубля девальвацию

аллах мой господь аллах приказал жить долго

я верю ему под рукой будет мыло верёвка

 

куплет и припев два хлопка и ой вей

из чулана я больше не выйду гулять на бродвей

засосы себе на спине я же сам и поставил

противный шлюхан нарушаю одно из двух правил

 

третий поворот мать его колеса дхармы

выхода нет кроме секты тоталитарной

если я кину диплом бакалавра в костёр

ты крикнешь а я инженер тупым гумам позор

 

позор позор как повтор трек на репите

я так не могу виктория дайте мне выйти

виктория аве виктория девочка вика

причина смерти отравление а на даче клубника

 

растёт в огороде где сохнет столетний труп мой

он болтается на яблоне мама пошли домой

я играл в лото пытался пить как ерофеев

вино это круто а водку оставь для плебеев

 

каждый выбор как будто московский пожар

об этом мне сказала симона де бовуар

ноам хомски философ лингвист анархист

а я бесполезный мудак и вообще нигилист

 

я эпилептик и жру коктейль слеза комсомолки

а белая ночь одна только надпись на футболке

кровь и дерьмо в пропорции три к четырём

зачем мне молиться если мы все всё равно умрём

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
1999–2021 Полутона
計画通り