РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Варя Власова

27-11-2020 : редактор - Рамиль Ниязов-Адылджян







Зовут Варя, живу в Петербурге, душой - в Грузии. Сначала пишу/делаю, потом понимаю. Тексты приходят в своём темпе: когда захотят, тогда и приходят, моё же дело и главный талант - пристально слушать. И ещё - оставаться влюблённой.


***


Грузинская песня

 

Мёд сочится из пореза,

Радость бьёт в висок.

Под горами воды дремлют -

Созревает сок.

 

А когда молчит - не ноет,

Не зудит порез,

Лёгкой поступью приходит

Горная болезнь.

 

Слёзы спят в надёжных сотах -

Сели впереди.

Мандарины прикорнули

На твоей груди.

 

Косточки копили силы

В солнечном краю -

Их теперь кладу на губы

Тем, кого люблю.

 

По горючему веленью

Девочки седой

Небывалое, случись -

Стань вино водой!

 

Останавливаюсь, грустной

Страстью поражён.

До Казбека как до неба,

Бьёт в висок Борджом.



***


 

Ну же, лицо, поднатужься, подпрыгни!
Лопни как полый резиновый шарик!
Прочь без оглядки, спасайся от скуки!
Устрицу рта отвяжи от ушей!

Пасть изнутри разорви вольным смехом,
Лоб затопи, разопри синим цветом —

Мясо в щеках задрожит холодцом.
Глазок провалы слезливые, талые
Веками кутай тяжёлыми, тёплыми —

С визгом покатится ртуть из бровей.
Ноздри раздуй лошадиные, трепетные —

Смело пляши на ветру чутким парусом!
Пот не жалей — у тебя впереди
Пыльной дороги умбра жжёная.
Пой же, ликуя, лицо обнажённое:
«Я от бабушки ушло!»


***


метла тяжело дышала, словно

большая больная собака

другая собака вилась под ногами,

на дворника мягко зевала

вздыхая, дворник метлой собачью

зевоту мёл с тротуара

кукожась на ветру, морскую

мою дремоту гнал



***


У тебя есть руки. У меня тоже.
Под ногами камень. Только запах листьев
Я пущу под кожу. Море из запахов —
Я спасена. Подо мной качели.
Во мне уменьшительные окончанья
Не ласкают. Плоский щит на груди
Гудит, стрекочет, не даёт уйти
В темноту ночи, в тишину где меня
Нет. Аскаю, прошу о
Глубине и настоящести, кусаю
Себя за хвост, кручусь бесстрашной
Ящеркой, что лучше будет
Съедена, чем отбросит себя часть...
Город тщится достать, пыжится.
Потуги в радость. Душа створожена.
И во всём этом пустоцветии
Звон колокольный да дышит лошадь.


***



Перебираю в уме
Чётки имён, запахов, звуков.
Шарики шао-шин
С костяным стуком бегут по кругу.
Один из шариков я,
Другой ты, или ты — по очереди
Вертятся на языке,
Дышат в затылок, приходят ночью.
Снятся по одному
Чтоб в темноте не столкнуться лбами.
Тянется шлейф из принцесс
За трусливым драконом с семью головами.
Я — саблезубый мыш:
Норов звериный, а голос тих.
Как занесло в мою степь
Перекати-поле других галактик?
Закатай глаза
В мякиш сырой хлебного теста.
Того и не гляди
Звезда новая взорвётся с места!
Гнездятся, клубья вьют
На сердца насесте
Проглоченные косточки,
Мои замершие беременности.
На манеже моём
Полно-шапито гостей прошенных:
Кружится голова
У расписной деревянной лошади.
Пленники карусели
Ласково дышат, вдруг
Я просыпаюсь. Чётки
Пошли на второй круг.


***


Физиологическое

Голод-резина влипает в моё
Тело иссохшее.
В тесном подвздошии медленно тлеет
Мягкий живот.
Кожа надёжная резкую боль
Держит на подступах,
Чуя её долгожданный приход
Наперёд.



***


Влюблена

Листья становятся липкими
Взгляды становятся цепкими
Руки становятся нервными
Люди становятся целыми

Песни становятся длинными
Ночи становятся терпкими
Ласки становятся тихими
Мысли становятся тесными
Басни становятся сказками,
Их конец — выносимым
Кошки становятся ласковыми,
А я становлюсь красивой


***


У птичек двух воском, сажею
Склеились перья. Заживо
Ощипанные наощупь
Тела их теперь саднят.

Досадно: в перине глухо.
Ни воздуха нет, ни пуха,
Ни света. Хоть пыль выбью,
Да выставлю на мороз.

Чую тебя спиною —
Холод как ток в коже.
В зеркале проплывают
Клочья моей рожи.

Зеркало — лишь стекло.
С той стороны тепло.
Текло да в рот попало
Сгущенных слов молоко.

Окрошку из красок с квасом
По памяти смажу. Глазок
Разъёмы — две капли в круге,
Полоска рта... Только руки

Я выпишу, а поверх
Оклад наложу — щит.
Портрет мой не так важен,

Как холст, что под ним скрыт.

Расчешу чешую —
Сукровицей слова.
Верь мне, в ухе не важно
Где хвост, а где голова!

Скользнув до размеров точки
Надеюсь дойти до ручки
И двери. За ней дремлют
Ошмётки былой тоски.

 

Я гвоздик ношу под юбкой,
В корме копошусь кротом.
И течи на судне — к счастью,
Когда море за бортом.

По отмели ли, по бережку
Гуляй в моих снах. Бережно
Вяжи власяницу тонкую.
Вощи нашу нить.


***


Бодр в любое время года
И любой погоде рад
Дядя-уточка выходит
На привычный променад:

Людям добрым в назиданье,
На потеху дурачкам
Ежедневно совершает
Рейд по мусорным бачкам.

Что с того, что мёрзнут уши
И волочится нога,
А изнеженные братья
Улетели на юга?

В час когда на сонном небе
Занимается заря,
Дядя-уточка являет
Миру звонкое кря-кря!

Дядя крякает так ладно,
Оглашая старый двор,
Что от зависти бы лопнул
Песьеглавец Христофор!

Те ребята, что пускали
В детских ванночках утят,
Смели ли мечтать, что вскоре
Тоже крякать захотят?

— Кем ты вырастешь, мой мальчик,
Перестав во снах витать?
Управдомом? Космонавтом?
— Мне бы уточкою стать...

 

...

 

Мои маленькие мысли

Упакованы в слова
И отложены на полку.
Буква — дура. Тем жива.


***


Солнце наегорилось в труху.
Обмелели реки в крови.
Мелет чепуха чепуху —
В пыль толчёт мой дар говорить.

Ногти облетели, дрожа.
Руки залегли между ног.
Сердцу не удастся сдержать
Жидких слов искрящий поток.

Глазок зацвели калачи.
Хруст в плече стоит на чём свет.
Свет стоит в дверях и молчит.
Вышла б до него — мочи нет.

Сладкий шмель жужжит в полынье.
Сладкий сон течёт по губам.
Книжник-воспитатель во мне
Шепчет: «Ни продам, ни отдам».

Маленький настырный замок
Может быть открыт без ключа.
Тайну эту волк уволок —
Кормит ей пустынных зайчат.



***


Колыбельная


В топях излучины тёмной
Мирно мерцает покой.
Там, под студёной рекою,
Кони нашли водопой.

В лоне том стылом, стыдливом
Песен гортанных глоток.
Устье усталых побаек,
Сказок горючих исток.

Спи, мой любимый, как спят хорошие
Лошади, мордами в лёд вросшие.
В сон соскользни из прохладных пелёнок.
Слушайся старших, ты же ребёнок!

Выбелены ресницы,
Посеребрён нос,
Что любопытный пегий
Высунул на мороз.

Скрыт под укромной кромкой,
Схвачен глазурью глаз.
Беглый зрачок поблёк.
Радужка занялась.

Спи, мой любимый, как спят хорошие
Лошади, мордами в лёд вросшие.
В сон соскользни из прохладных пелёнок.
Слушайся старших, ты же ребёнок!

Отрок ретивый холодной
Воле пошёл поперёк.
Ломкие спички взметнулись —
В пляске застыл стригунок.

Сон — страж иного — не дремлет.
Вдруг неуёмный понял бы,
Что возил его пращур
Солнце в повозке по небу?

Спи, мой любимый, как спят хорошие
Лошади, мордами в лёд вросшие.
В сон соскользни из прохладных пелёнок.
Слушайся старших, ты же ребёнок!


Ранней весной гривы
Радостно прорастут.
Ветер залётный ноздри
Освободит от пут.

Снова обмякнут губы,
Тайну прошелестят:
К жгучим небесным братьям
Кони взлететь хотят.


Спи, мой любимый, как спят хорошие
Лошади, мордами в лёд вросшие.
В сон соскользни из прохладных пелёнок.
Слушайся старших, ты же ребёнок!



***


Грею жопу в медовом болоте.
За спиной — горб.
За душой — горб.
В животе — горб.
Кто горбатого исправит?

Грею руки обидным укусом.
Не дави пчёл!
Не калечь пчёл!
Пожалей пчёл!
Кто убогого полюбит?

Улей тонет в весеннем подморе.
Вот и стих рой.
Унялся зуд.
В животе — гроб.
Тихий вечер наступает.

 

***

 

Когда я вырасту, стану корабликом,
Слетевшим с ветки в большое плаванье.
Вымершим дронтом, норой, шляпником,
В море алисиных слёз гаванью.

Когда я вырасту, стану коровой,
Тучной, скребущей рогами небо.
Когда я вырасту, стану тучей,
Ливнем молочным, да ломтем хлеба.

Когда я вырасту, стану мячиком
Звонко и нагло сбежавшим в пруд.
Когда я вырасту, стану мальчиком,

Вырвавшим с корнем молочный зуб.

Когда я вырасту, стану бабушкой
Лёгкой с прозрачным сложением тела,
Волосом белым или той бабочкой,
Что без оглядки на смерть летела бы.

Ты же, похоже, всегда будешь старше.
Будешь бежать впереди меня на версту,
Космы растить, да крутить с ветром шашни.
Всё станет маленьким, если я вырасту?..

В первичном растворе исчезну в конце
Шипучей таблеткой «витамин С».
В варенье творенья останется пусть
Улыбка с кислинкой — вишнёвая грусть.


***


Пёс-атавизм

Для доброты, правоты, красоты —
Всем хороши для собак их хвосты.
Пыль собирать, в исступлении дрожать —
Чувства собачьи свои выражать.
Если случится утеря хвоста —
В жизни грядёт маята, срамота, пустота


Без хвоста.

Вдуматься если в идею хвоста,
Станет понятно, что жизнь непроста


Без хвоста.

Спросим: на кой же дался хвосту пёс?
Пёс — атавизм, он без спроса

Прирос.

 

 

***


Однажды на мой хрупкий шток
Обрушилась та сила, что
От века дремлет, но не спит.
Дышала мной как рыба-кит,
Качала вверх, качала вниз —
Баюкала: «Проснись, проснись!
Ты родом из простора!
Ты родом из планктона!
Не слушай время, что течёт
От сих до сих, наперечёт
Минуты твёрже янтаря...
Не реки мы — моря, моря!
Оставь в покое древний страх,
Верь в шорох гальки — шум в ушах,
В беззубый, мирный нрав лагун,
Верь в ровный раковины гул...»
И схлынула, оставив память
И запах водорослей — не густо...
Расширило и отпустило
Океаническое чувство.


***


Мне снился под утро сад.
Звенящий цветов парад —
В них сочное чудо зрело.
Секреты, игра в «клад»

И в прятки. Чур счёт до ста!
Нехоженые места.
Там ягода переспела —
Страшно снимать с куста.

Сосед-то, гляди, смог
Малиновый выжать сок,
Размазать по шее зёрна
И броситься наутёк.

Шершавая вольница
Смеётся и колется.
Раздумывать не велит,
Зовёт за околицу —

Туда, где моя рать
Не сможет меня собрать.
Порывом зовёт, вздохом
Малиновый смех догнать.

В шальную нырнуть взвесь —
Подгнившую сбить спесь.
Ворваться ли, вернуться
В родную свою весь?..

На счастье и на беду
За руку себя веду
К кусту колдовской малины,
Что в бабушкином саду.


***


Уж как дцать годочков
Мама вяжет дочку:
Примеряет, поправляет, перевязывает.

Там петелька ляжет,
Где она укажет.
Уж ты, мама, расстаралась, раззаботилась!

Глаз да глаз, живот, душа —
Выйдет дочка хороша,
Незлоблива: хлопотливая, ровнёхонькая.

«Скушай, скушай, дочка,
Шерсти полмоточка!
Не упрямься, постарайся, пережёвывай!

Сделай, сделай, дочка,
Желчи полглоточка!» —
Уговаривает матушка, выкармливает.

Уж как дцать годочков
Мама гложет дочку:
«Ты такая-растакая, небелёная!

Не приручена коса,
Пляшут нити-волоса!»
Возмутилось вдруг вязанье, разобиделось.

На башке зацвёл колтун
Из репья да дерзких дум —
Разъярилося вязанье, заартачилось.

Где неплотно лёг рядок,
Где порвался узелок —
Разбежались, разыгрались детки-петельки.

Детушки на волюшке —
Мама вяжет горюшко.
С удовольствием, смирением вывязывает.


***


Пафосный марш

Друг, всякое небесное
Отложим попечение:

Имеет то значение,
На чём стоишь сейчас!
Сожмём пружину слуха и
Наточим стрелы глаз,
Чтоб в космос невесомость
Не затянула нас,
Не заманила нас!

Козли, стучи копытом,
Впивайся в мякоть губ
Земных, пока не хладный,
Живых, пока не труп!

Ты думаешь легко кутить?
Не тлеть, но небеса коптить?
Бесплотных радостей не ждать,
А чутко чреву угождать?

В терпкости смерти живёт красота.
Думаешь, просто погладить кота,
Страх запустить в непослушную шерсть?
Есть чтобы жить, а не жить чтобы есть?..

Есть чтобы есть. Петь взахлёб, плакать тоже.
Трепетно встретиться с солнцем на коже.
Вздрогнуть от звука. Проникнуться цветом.
В недрах нечувствия вспомнить об этом.

Вытопить холод промасленных рук.
Видишь, как истово пляшет вокруг
Девка с косою? Какого рожна?!
Я в коконе тёплом, ты мне не страшна!


***


 

Приняла сухой лист
За мёртвого голубя.
Чуть не наступила.

 

***

 

Два цыплёнка вылупились,
Друг на друга вылупились.
- Ты чего?
- А ты чего?
- Я ничо!
- И я ничо!
- Ты, смотрю, ваще ничо!
- Встрече рад!
- Я тоже рад!
Можно прятаться назад.


***


Я уважаю ворон:
Гордые твари
Жизнь повидали
Со всех сторон.

Я окликаю ворон:
«Прыткие крали,
Сколько отпели
Чужих похорон?»

Время придёт и ворон:
Стужа настанет -
Весла расправит
Вороний Харон.

Не обижайте ворон
Как подморозит.
Хоть и наносят
Урнам урон

Не обижайте ворон!


***


Я — ссадина
Я — фарш
Палец в точилке
В носу карандаш

Несчастный билетик
Причина для слёз
Дырявый пакет
И бухой Дед Мороз
Письмо без ответа
Осколок мечты
Но, как ни крути,
Я — не ты.


***


У меня в кармане лежал каштан.
Я бежала по эскалатору и увидела
На нижней ступеньке ещё один:
Он беспомощно перекатывался в грязи.
Я протёрла его салфеткой и
Теперь у меня в кармане два каштана.
Это потому, что я люблю тебя.


***


Виноградно что ответил!
Между нашими плечами
Протянулось коромысло
Из густых весомых строк.

Тая, из ключиц уключин
Теплота стекает в плечи.
Речь становится всё легче.
Жизнь становится как сок.


***


Гостеприимна до прозрачности.
Всяк заходи — меня тут нет.
Воркующие рёбра дышат
Полупрозрачные на свет
Как косточки от райских яблок
В варенье дедушкином, как
Цветные яростные точки,
Запутавшиеся в глазах.
Бесшумной мысли паутинкой
Пришью записку на порог:
«Живи, лесной народ, я больше
Не занимаю теремок».



***


Я не люблю колготки телесного цвета.
В них ноги выглядят странно, как неживые.
Чёрные — это, конечно, гораздо лучше.
Но вообще я не люблю колготки.
Я люблю носить чулки и чувствовать как
Бёдра трутся кожей друг о друга. 


***


Перебежала раз мне дорогу
Бабка-цыганка в пальто широком,
Резво за мной увязалась вслед.
Шепчет: «Я вижу, с тобой дружен
Дух беспокойный, вокруг кружит
Призрак смешливый — хранитель слёз.
Время томления длит живое,
Пляшет, косматая, песни воет,
Нитью вощёной в судьбу вплелась.
Вижу, лукавые рожи корчит,
Ловко наводит свободы порчу,
Марево взглядом снимает с глаз...»
– Кто здесь? Скажи, верещунья, правду!
– Город накаркал, напели карты
– Это приёмная дочь моя.


***


Как кашалот рвоту
Как кабинет зевоту
Антрепренёр икоту
Сдерживаю себя


***


Дряблые зубы, кусающие лёд
Крик из печи
Зов из печи

Кроткие зебры, едящие плоть из рук
Друг мой молчит
Друг, не молчи!

Резвые пчёлы, ужальте меня в грудь
Пусть в ней поёт
Пусть в ней печёт

Добрые духи, целуйте меня в смерть
Пусть жизнь скворчит
Пусть жизнь течёт

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
1999–2021 Полутона
計画通り