РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Евгений Борисенко. Переменная облачность

29-11-2007 : редактор - Женя Риц





***
Бисер скатываю в дальний угол,
Он, жемчужный,
Мне отзывается блестящим стуком,
Говорит, что я наполовину северный,
Наполовину южный,
Что я неверный, но,
Половинка половинке другом,
И цельность расцветает клевером
Во мне,
Чернилами по бересте.
Вот он я - пустое полотно.

Бисер, как беглая ртуть,
Обозначает мне путь,
Не дает распадаться,
Сам себе проволока,
Сам себе сдаться,
Там где узко, там где коротко, но
Стоит ли рваться,
Чтоб потом опять собираться,
В жгут или в ивовый прут,
Который растет сам собой,
Если его в сырую грязь воткнут.
Какой-то странный у меня покрой,
Две половинки и без шва,
Бисер-проволока, дошей уж до конца,
Заштопай мне уста.



УБИЙСТВО – ПРОЩЕНИЕ
В пустом окне сверкает изумруд
Пока ничего больше не вижу
Сквозь полусомкнутые веки.
Только ветер дует на юг,
И за ним летит из мрачных городов,
Чей-то пурпурный шлейф, чей-то угловатый остов.

Я ничего не вижу.
Сожми меня крепко.
Нарисуй на моей коже круг,
Это означает остров.
Нарисуй на моей коже спираль.
Это означает ураган.
За окном февраль.
Теперь достань свой нож, свой ржавый ятаган.
Проведи им по волосам,
По длинным, до пола, кудрям.
Обведи лезвием линии вен.
Пора.
Нажми, и нож в меня войдет как в жидкий мармелад,
Изнутри мерцает как камень во много-много карат,
Это лезвие как изумруд.
Это стесанное прощение, ведь
Крещение уже старомодный обряд.

Сожми меня крепко,
Не дай мне уйти
Сквозь полусомкнутые веки
Туда где пурпурный шлейф.
Прости.



***

Я увидел вдали,
Как ангел встает с земли.
Я увидел, как он
Плетет из одуванчиков венец,
Хитросплетения колец,
Я чувствовал запах сирени,
Но откуда сирень в пустыне?
Я видел как стаи ворон,
Разлетались от его взгляда,
От белизны его крыла слепли,
И превращались в голубей.
А запах земного смрада,
У его ног испарялся в звуки флейт.

Я увидел вдали,
Как ангел покидает землю,
Как крошится меж пальцев кремний,
Как ветер поднимается прохладный,
Дует в мою сторону, а потом - обратно.
Я тебя прошу - жажду мою утоли.

Его тень невидна на земле,
Потому что ей негде пасть.
Его больше не будет на этой земле,
Это уже не земля, а пропасть,
В которой страсть.

Я увидел вдали, как ангел исчезает в небе.
Последний ангел
Вознесся при дневном свете.









***
Тише, тише, самый тихий,
Клювом в землю,
Лапкой в пекло,
Навсегда и крепко.

Незаметно и ловко,
Исподтишка, но кротко,
Тише, тише, самый тихий,
Самый верный, самый бренный.
Ты боишься рваных линий
В папиллярных узорах,
Но сам порвешься скоро
И станет громко,
И чуть-чуть неловко,
От того излишнего шума,
Вдруг заметят, начнется буря.

А зачем нам буря, правда?
Мы лучше тихо, тише, самый тихий,
Без всяких этих папиллярных линий,
Клювом в землю, лапкой в пекло, ладно?

***

Остановите эту толпу!
Куда вы все несетесь? Остановитесь! Стойте!
Я в этом месиве из безумных тел,
Теряю свое движение,
Теряю мгновение.
Смыкание век.

Осенний лист на тротуаре прел
Отходил от огня, дождем согревался. И млел.
Так куда вы все несетесь?
Что за поток?
Стойте!
Но
Никто не будет против -
Толпа спешит на бойню.



БАЛЛАДА О ФИГУРКЕ НА ШКОЛЬНОЙ ДОСКЕ, КОТОРАЯ МЕЧТАЕТ СТАТЬ КОЛЕСОМ

Я нарисован мелом на чужой доске,
Мелом белым-пребелым
На зелено-черной доске,
А на стене рядом,
Как в настольной игре,
Портретные фанерки стадом
Выстроились вокруг зоосада,
Который отвис штукатуркой на потолке.

Там попугаи, и еще десяток венцехвостых птиц
Следят, как педагоги, за порядком в классе,
Там целый город золотой,
В двумерной плоскости кормой,
Но я и с ним в противофазе,
Я не вижу за столами ни людей, ни лиц,

Кто меня нарисовал на этой черно-зеленой доске?
Почему не на потолке,
И вообще - зачем меня рисовать,
Только мел тратить, а потом класс от белой пыли убирать.
А я хочу за окно, там где узел железных дорог,
Там станционный смотритель, говорят, занемог.
Я бы мог его подменить,
Смотреть за поездами, шлагбаум поднимать.
Следить за стрелкой, нюхать ароматы шпал.
Я бы много думал, я бы много читал.

А еще там колеса по рельсам бегут звеня,
Вот кем бы я хотел на самом деле быть,
Вот где глаза все вверх зовут тебя,
Где над вагоном зреет небо.
Я бы там научился двигаться, по стали плыть.
По стали холодной, по стали белой,
Меня теперь от колеса не отъять,
Не отручить, спайка - это не мел.
Я умею то вниз бежать, то вверх опять
Бежать навстречу чужой доске,
Бежать навстречу своей колесной тоске.
Это я раньше на видном месте висел,
А теперь звенеть и стонать, бренчать, разгонять.
И если увидите, как на рельсы сыпется мел,
То не волнуйтесь, я толком мыться никогда не умел.



***

Да, да, найди мне красоту,
Мою найди! Разбейся о борта,
Нагнись, напейся, слейся с песней, пой с ней!
Место мести, крестик вместо лестниц,
Братик вместо крестниц.
А ты ищи, найди мне красоту

Среди дерев ищи,
Средь юных дев - свищи,
Как в тесной во воде лещи,
Так в воздухе моем слепота,
А я хочу - красота.

Так беги меж диких птиц,
Мимо капищ, мимо мокрых грибниц,
Здесь ли зарыта она?
Здесь ли? О если б.
Она неспешна, она нездешня
Горькая черешня.
А я хочу вишня.
Ты посмотри за креслом.
Ты смотри скорей - я ведь скоро тресну,
Я не выдержу и тресну,
И не дождусь весну и весну.
Ищи скорей, она не спит,
Магнитна, беззащитна и тепла,
На шее колокол звенит
Из серебра искариот -
Вот, кто она. Сама меня нашла.
А ты теперь беги и норы рой,
Чучело из золота,
Двухмерный крот.

А красота-то вся расколота,
Побита и расколота,
Размозжена,
И это все она, она, она.
Молотом и долотом, топотом и хохотом.
Бог ты мой! Осколков-то.
Из хрусталя, красота королев-короля.
Молюсь, чтоб не моя,
Не для того искал, не чтоб моя,
Без толка все.
И в воду с корабля.



ЗАМЕРЗАНИЕ

Мы замерзаем,
Вмораживаясь в бег,
Несемся стадом калек,
А я говорю "еще полетаем".

Вельветовый пиджак заболеет снегом
Я греюсь воздухом изо рта,
Сбивая руки в кулак,
И я бегу, и этим бегом,
Я тоже согреваю.
Все вокруг себя.

Как уголь белый
Стылой золой
Сыплет снег взопрелый.
Что-нибудь ты сделай
С этой погодой,
С этим монохромным миром,
Сделай что-нибудь с собой.

Винтовка стреляет из тира
Сама по себе.
Вовне.
Это память несет ко мне.

А все от октября,
От календарного рванья,
Весь вмерз, весь встрял,
Белизной невинной стал.
А когда снег полетит вверх,
Я возьму на себя грех,
Такой небольшой, невинный грех,
Задену тебя ладони краем,
И дерну за шарф
"Полетаем".
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 4752 из 10400₽ до 31.12
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り