RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Никита Левитский

Три истории Рустама Кхачатуряна: Галут

05-12-2013 : редактор - Женя Риц





шураар, Варвара, шураар. луна чараш и страшно, конечно, страшно. кровь чабреца. вместе отбыдем. но не сейчас. выскребенные сноски на внутренней стороне морщин твоего лба, когда циклодол — это встроенный напоминатель и порно становится молитвой коры головного мозга. я просто хотел, чтобы они не трогали мои утопии, когда я пережил попытку смерти (она так похожа на тело гашиша) я хохотал — я был ещё не готов. я и сейчас не готов. где ты была в тот момент, когда я тебя звал? гораздо раньше, в другом городе, в доме на берегу реки, прозаик Ильянен рассказывал мне о француженке Валери, говорил, будто я второй после неё, кому он позволяет курить у себя на кухне. взамен я забыл у него свою шляпу, и больше никогда шляп не носил. но и тогда я чувствовал, что я здесь ради «той», у которой нет ни историй про Валери, ни сигарет, и из всего перечисленного в ней умещается разве что только река и, из других следов, — влюблённость. это древние губы слепых гор, ищущие сосок неба, — вот Красноярск, и я здесь, пытаюсь сбежать от инфантильных чудовищ прошлого. мы идём с Василием, по деревянной траве, по клочьям небесной грязи, я держу его под руку, говорю: «Вася, мы ведь встретимся в Пятигорске? ты будешь работать там доктором, я буду писать стихи. надо только решить, что если A+1 и когда “мы здесь” превращается в перипетию сюжета?», а иней покрывает наши тела вместо одежды, в ощущении «той», что стоит где-то там, куда я иду уже и сейчас, где лежит снег (возможно), где, что главное, стоглавая стоит она, окружённая сотней любовников, на головах её сотни рогов взвиваются спиралью всех эверестов.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah