RSS / ВСЕ

|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Екатерина Малышева

цикада зеленая, сверчок красный

06-12-2006 : редактор - Дмитрий Зернов






За спиной синяя ночь так высока
лица белей молока
светлые движенья далеких костров
и птенцы королька смотрят без слов
на черного птицелова.

слова в июне - как сено в августе
и время катится куда?

новым ветром над нами летит звезда
куд-куда

Путем тяжелого века,
влажным маршрутом шипящего в рассвете плевка
внизу движется неуклонно
тело ее
холодные облака
татуировки костров на огромной степи материка
имени Джона Донна.

***

Зеленые, красные овалы перед глазами, таблетки
Воланы дырявые
Цветочки, вышитые и вставленные в белые клетки
Памяти, любящей бумажные нитки и цветные картинки

Воробьи мирные, а галки - те склочные
Следы и гены танцуют-повторяются без запинки
Новая пищевая цепочка звякнула за спиною
Из всех рефлекторных движений это самое точное
Муравейчик, дружок,
перепрыгни дрожащий воздух, вспоминая в секунду и внутривенно
Безмятежность сосен нетленных,
Прохладу морей далекой весною

С энтузиазмом жду привыкания к жизни
Подсолнух поворачивается на носке
А жизнь не кончается и наверное никогда не кончится
Беззвучно воронка закручивается в песке

***

зимний интернет

посвящается
восхитительно неживому, созданному живыми
заморозьте меня вместе с любимыми:
мерзлой капустой морской и сырками.
Любыми.


Полка с фотографиями. Многие с надписями на русском.

Маяковский и Лиля Брик.
Маяковский обрит.

Карточки, поскушневшие в шестидесятые,
Поскуневшие, заскулившие бездомными енотами
С той стороны Атлантики
Гости семидесятых интересовались, уголочки поглаживали
а ночью Маяковский ревел в плечо прадеда
Он не помнил имен, он хотел засаленным галстуком,
Дедушка его обнимал и невозмутимо глазами сепийными
смотрел в стены, на веселые обойные фантики
детской белого дома, слушал скрипы и трески
майских сумерек, белеющих за занавесками как изваяние.

Дедушка не приводил ничего в оправдание.

Дальше приводятся ноты нескладного (с его точки зрения) будущего,
Белого как страница, откалиброванная временем:


Белую гвардию еще прочитают люди на –ин и на –ов
Дома случайно сидящие на тринадцатое день рождение,
Я наблюдаю за воронами и программистами
В сером небе, прекрасном как четвертое измерение.



Снимки восьмидесятых запахли химическими растворами
Разлетелись на стыдливые листочки
по книжкам, по площадям
молодого века, бархатистого как мочка
моего уха, не слыхавшего ничего о каких-то там генах
мальчика в ленинских кудряшках,
читающего по складам.

Глаза горожан -
Градации серого, серо-голубого.
Темные, как вода под мостом
Как имя здешнего водяного…


***

Приснился виноградник в Ватикане, предчувствие удара солнечного,
и верно, откуда в Ватикане море -
морского грома, боя и удара там не будет
Земля вся в лозах
или в лозе,
как правильно сказать?
Земля там не ударит слишком больно, сто лет там не было войны
Навстречу пыль несется, мой осел кричит,
ну что же, Панса, хочешь пить
или увидел вдруг родное море вдалеке?

Откуда в Ватикане море, откуда в Ватикане виноградник.

дружок, попей и просыпайся
в Италии кричат ослята на полях...
червонные поля на фресках
церковное дешевое вино
Из носа кровь мне затыкают ватой,
тжелый сон как маковый настой.
роса в ночных полях уж выпала
а где монах на ослике?

- По морю-океану,
Видно к острову Буяну
Едет странник на осле

откуда в сказке море, откуда виноградник...

земля ударила не слишком больно
илли лозах - хорошее названье для цветка.


***

я сплю, мне снится вечный день
блестящий черно-белым камнем в объективе
и брата тень
несется по равнине
хотя он сам почти что в небе
грозящем нам холодным пальцем осени

а я стою и целюсь в белый свет
по-снайперски, без плача по живущим
что бестревожно гонят в пропасть лет
мелькая спицами, блестя глазами
крича мне что-то из пустоты грядущего

я сплю так глубоко, что признаю тебя
в сухой траве, мне что-то шелестящей
ведь казни не было. вполне
понять такое может только спящий.


***

И если вдруг в начале лета улетишь ты в лес
ловить на плесе старых камышей пуховые сосиски
и угощать жаркоем деревенских рысок
- возьми меня к реке - лепечет мой индейский бес.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah