RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Андрей Мегалинский

09-12-2012 : редактор - Женя Риц





Автор живёт в Нижнем Новгороде.






ЦИРКУЛЯРНОЕ



***

Помоги мне. Помоги выровнять и удержать.
Не давай этой твари зарывать голову в сырой могильный песок.
Можешь побегать вокруг кресел, забрызгав слюной
шляпу старой мадам. Можешь продырявить висок
ржавой шальной пулей. Можешь на библейском осле
встать между бочкой с ромом и райской калиткой, и заржать
вместе с ослом, размышляя о том,
какой же хитрец всё-таки был Буридан.
Можешь связывать себя кровным родством с персонажами молодого
мизантропа-сюрреалиста Иванова из сорок шестого дома.
Можешь сам вернуться домой. Вернуться сюда.
Пристегнуться, и послать бортпроводницу за полусухим,
а в это время читать в салоне полусладкие и невыдержанные стихи.
Затем почувствовать, как седеют волосы, выпадают зубы,
открыть глаза, увидеть горящие палки на сыром могильном песке,
заржать и попробовать ещё разок.

***

Монохромной палитрой
шёпотом чёрно-белым
отправляю по водостоку
отраву
и антидот.
Кто же их выловит первым?
Откроет
выпьет
осмотрится -
берег уже и не тот!
Дальше - больше...
Воображаемые
дозы -
начала концов.
А может, начала начал?
как ребенок
пил мамин поддельный Шанель
и мерзко кричал о том
что пришла тётя Света
и всё потратила.
А тот, дядя тьмы,
вырос
и снова запил.
Идёт по встречке
а что-то всё сквозь да сквозь.
люди на улице
пинают ногами:
"смотрите, бессмертный"
- К сожалению, вам не выжить.
Терапевт умывает руки.
- Да брось...
- Бля буду!
А дальше что?
Барыжить
пустыми столетиями
за пузырь дрянной выпивки,
эликсира рода Буэндия?
Или же бить посуду
напившись
выходить, шатаясь
поскальзываться
и падать
до самих облаков.
Лежать и смотреть,
Как пальцами тычут, кричат "каков
подлец!"
И непонятно, это конец
или стоит-таки попробовать
выплывший яд?..

***

Свободную от времени
работу
запечатываю в жёлтую бумагу
и к чёрту
за полярный круг.
Быть может
она там ямку выроет сама
и доверху её засыпет щебнем
слепой могильщик.
А я сажусь к остывшему камину
и жду полуночи
или зенита солнца, как повезёт
зашиваю носки, стираю от пота рубашки
читаю газеты
по букве в день.
В общем,
занят.
А иногда
заперевшись на восемь замков в комнатушке
три на три
выстригаю ржавыми ножницами
свалявшиеся в дерьме
королевские узелки извилин...

***

Я буду пить свою кровь стакан за стаканом,
утром и днём, строго по расписанию.
Ночью начну о прутья стальные мягкого гроба биться.
И следить, как моим мёртвым соседям
спички вставляют в глазницы.
Следовать наказанию
Предписано неукоснительно.
Но муравьи оттащили меня в свои норы,
чтобы думали все, как важен им каждый солдат.
Смотрите на трупы!
Не брезгуйте каннибализмом!
Положите меня обратно в ящик Пандоры!
Вам для статистики ведь нужны катаклизмы.
А мне оставьте мой
старый ад.

***

Всё ложь.
Toбoй игpaют в пyл, ты шapик нa cyкнe.
B мoгильнyю дыpy мы вмecтe yпaдём. Tвoю мopaль yдap пepeвepнyл,
и вepить пepecтaл ты мнe, чтo мы внизy,
и тoлькo глyбжe вниз идём.
Tы ввepx кaтилcя пo cтoлy,
тeчeниe пoймaв нa oзepцe. Kpичaл я вxoлocтyю,
и вcё нe вepил мнé ты, чтo мы xoтим, дepжacь в yглy,
и cмepти пap пoчyяв нa лицe, тoннeль пpoдeлaть нa дpyгyю
cтopoнy плaнeты.

***

Тот, кто красные угли в ботинки твои насыпает,
кто забивает
окна,
расклеивает картинки
с надписью "Продаётся", называет себя
невидимкой,
лицо газетой
скрывает. Ведь это же так
удобно -
быть, будто эхо.
Хрипом заевшей кассеты
твоё эго
из горлышка льётся.
И твоё старое, полусухое древо,
древо жизни под окнами
уже рубят враги.
А ты смотри и сжимай кулаки
от гнева...

***

Ногти скользят по гнилой парусине
обшивки последнего цеппелина.
Не знаю, товарищ, сколько ещё протянешь.
Пуля в стволе одна, а нас - двое.
Зато парашютов - море
Завались
задохнись
сдохни!
Ты много прожил, так что давай первым.
Аутодафе - это верный способ.
Надо спокойно, чтоб не дергаться
как тряпичная кукла, сотканная из обшивки
последнего цеппелина.
А то распугаешь людей в цирке
лет так на десять!
Мне половину, тебе половину
как договаривались.
А помнишь, как мы начинали
мудро и мило, с идеальным миром
на борту измученного флагмана.
Ты любил, мы оба любили
скользить по обшивке первого цеппелина
навстречу дождю и рассвету.
Но голод, голод!.. Пришла чума.
Мы ночами жевали материю
сочную, свежую
обшивку теряющего высоту
цеппелина.
И теперь наш город сыпется кирпичами.
мы оба по ту сторону парящего зверя.
Хотя каждый из нас недалёк.
И от гибели.
Так что хрен с ним.
Готов? Уверен?
Ладно, взрывай к чертям!..
Хотя постой...
я там забыл
кошелёк.

***

У химзавода, подальше от ювелирных и терминалов,
где васильич толкал спизженные на прошлой неделе брюлики,
двое. Один смолит последней из пачки "Беломорканала",
другому полуполная "Столичная" приятно оттягивает брюки.

Где-то там, впереди, всем желающим раздают квартиры
и дают бесплатно разок упороться чем-то дешёвым.
Рожа по телевизору ясно сказала: "Мы гарантируем,
что больше вам не придётся дрожать за свои жопы".

А вот интересно, дадут опохмелиться в чистилище,
и будут ли там пункты общественного питания?
Может, стоит просто отпиздить васильича
и забрать у него выручку в отместку за тётю таню?

Не льётся. Или льётся куда-нибудь мимо пищевода,
пепельный столбик перерастает в оловянного солдата.
- Эй, вы там, у забора! это территория химзавода!
- Слыш, михалыч, а дорога-то вверх уходит куда-то...

***

Может быть, ты уже понял
когда-то...
может быть, даже пойму
и я,
что Земля
не просто так вымучена и распята,
что спрятана истина, что истинно
Свята,
в трюме тонущего
корабля.
Но может, ты не захочешь очиститься
Духом...
может и я обленюсь
до самого края,
и, умирая,
никто из нас не поведёт
и ухом,
что в днище заброшенном, в запахе тухлом
плывёт жизни Цель
и сгорает.

                              2012
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah