RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Гавриил Маркин

Eurydice-FM

12-12-2012 : редактор - Екатерина Завершнева





          OS

никак не иначе
по кабелям USB
прольется рассвет

какую клавишу не нажми
в белом окне word'a
останутся только следы птичьих лап;

         error –
         стоит только обернуться.




       ***

черен хлеб
для сорока ртов, –

словно слышалась песня

в стружке, машинных горлах;
в шахте лифта кружили птицы
о дно роняя колосья ~

       свекольные стекла, отсвет
       в тревожных щелях зерна





         Про Володю

1.

"Господи, сам себя ест", –
шептались: он уже не ходил:
заострились колени,
но мог говорить;

но что-то изменилось в его речи
а к утру начало рвать
желчью, смешанной с хвоей ~

проистекал пейзаж обыденного:
день, старуха с корытом;
дерево жмет на свои спусковые крючки.

2.

Переживать нездоровье
как опыт обратной эволюции
(тает мускулатура,
растут лимфоузлы):

акт превращения в моллюска;
закроешь глаза:
как будто белые собаки
перебегают шоссе,

откроешь – окно
над пос. Белая роща.

3.

так же скоро
разматывается сам собой
клубок красной пряжи
в груди старика –

как с похмелья не приручается
бритвенная стрекоза: цвет,
кафель; горла раздора ~ как будто

будет кому
кричать вслед венкам и крестам
вдоль великих дорог.




         ***

"Фрейд о ракетостроении",
листы, октябрь чернокнижия
(упряма ресница на сгибе страниц),
книжная древесина ~

смех, странный такой: тихая вибрация
диафрагмы, и ключ не подходящий
к ни одной из дверей (во сне пациента);

поверх очков смотрит врач
в черное от птиц небо, первый снег
в кружевах руин.




         ***

            к берегу тянули багром
слишком покорное –
расползающееся –
тело:

а после писали: "так
строился канал
им. весны" ~

сход
и схождение
снега.



       ***

отзвучавшее ледовитое кино
(протагонист извергнул с рычанием семя),
крыса, раздавленная на 42-м километре
автобана дрезден-карлсруэ ~ геометрия

слуха подземных рек, или
режиссер составляет словарь
языка отдельно взятого события:
снег, топор, снежное поле, огонь,

петушиная голова – все раздельно,
как алфавит, разделенный
между сестрой
и братом.





       Eurydice-FM

Наверное, никогда, разве только приснится:
расцветают былые, черные,
кувшинки у берега лучшего из миров,
былые перья, красные капли
в никогда не блекнущей траве,
в дальней распахнутой роще
зверь-вспышка ~

~ Когда, падая, ломает
пересохшие стебли тысячелистника
стальная водонапорная башня,
бледное лето, хруст, глаза полевки
удивленно-ртутные,
по-осеннему прозрачные
слезы Альбрехта, черные
петушиные перья ~

~ Под вскрытым кожухом жилистой
волокнистой плоти вращались шкивы,
вились приводные ремни, скрипели колеса,
вращая глазные яблоки с ртутными зрачками,
перемещая выточенные из раковин ногти,
создавая иллюзию роста, – такими
мы увидели друг друга в разрезе
в Музее естественной истории в Гамбурге,
друг друга забыв
в слоях смирительного ракушечника,
латунные имена ~

~ Пожелтевший блеск, размокшая этикетка
жестяного цилиндра в песке;
крабы ворошат груду
гниющих рыбьих внутренностей;
ушедшие в море провожают взглядом
созвездия и курчавые волны;
песни дальнего похода:
опускается снег
на раскаленные солдатские шанкры;
над пагодами мчатся бубонные облака ~

~ На верхней ступени неподвижного эскалатора
поет муэдзин, и мчатся по пыльным туннелям
черные вихри, муравьиные сумерки;
жертвенная кровь в стерильных меандрах кафеля,
отметины дорожного реагента на обнажившихся корнях,
холодное рождество;
низкие птицы, билборды:
небо опустошаемо ветром ~

~ Воспоминание детства: кухня,
клеенчатая лужица, вид из окна:
мир солнечен и водянист,
словно только начал расти
из изначальной яйцеклетки;
и солнечный ангел
собирает в ладонь
пылинки, парящие
в утреннем воздухе,
на мертвенном грифеле
балансирует мотылек;
на сломанных ветвях
длятся сталактиты замерзшего сока,
в каждом – солнце и лица ушедших ~

~ Горбатые овалы листвы
и тополиная вспышка, окно
в слепой год; в мастерской
пружины и зубчатые колеса натурщиков,
размеченная перспектива,
оттенки, которым нет названия,
оттенки изменчивости
пружинистой крови ~

~ Говорят, горло венгерской оперной певице
после тяжелой операции заменили
изделием венских стеклодувов;
Артель глухонемых вырезает из золотой фольги
лепестки будущих роз ~

~ Пыльца на татуированной коже сапог
красна, как след от судьбы
в вишневых деревьях:
диктатор, безнадежно влюбленный
в киноактрису, чей разрез глаз выдает
память о снеге на шаткой траве,
симметрия родимых пятен и глаз
роднит с махаоном ~

~ Старый, траченный травой город;
птица, запертая в полом корпусе радиолы,
поет в сетчатые отверстия; вот,
уже скоро, ненужные клювы
сменят на флейты;
в проеме рухнувших врат
умещается мир,
тростник на берегах Ахерона,
Спаситель ведет праведных
по плодородной от слез
земле междуречья
Коцита и Флегетона.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah