RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «НА ОБОРОТЕ БЛАНКА»
 

|  Новая книга - Ирина Машинская. Делавер.
|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Елена Ванеян

ФРАГМЕНТ ЧАСОСЛОВА (июнь-ноябрь)

11-12-2009 : редактор - Гали-Дана Зингер





Улитка и колокольчики
                                                        С.


Под дубом резным болотным в небесно густой траве
Подружка моя живет, листок виноградный гложет.
А кто там о ком заплакал, услышал ли что в ответ,
Попробуй поди узнай – нас, может, и быть не может.

Маленькая, родная, что ты подаришь мне
В память о вечных днях, когда мы на свете жили?
Белые колокольчики, спрятанные во сне,
Что душу сию бессмертную уняли и утишили.

июнь



Еще колокольчик
                                          или этот – чуть заметный

                                                        О.


Как работа тонка – и висячие люстры корней,
И свеченье личинок, когда растворяются ставни
В глубину ее дома. Душа твоя плоть перед ней –
Так ты твердости учишь меня, маргариток наставник,

Собеседник лилей на любимой зеленой груди,
Братец рыжих лилейников, кровью отваги налитых,
Лиловеешь юродиво в красном дыханье гвоздик,
Тише грома гремишь, вызывая живых на молитву.

июль



+++

                                          памяти

Здесь Авель мой, в ванной, как утро субботы, прекрасен,
Притихшую воду включил – постирать да умыться.
Из зелени августа смотрит смертельно, как ясень,
Без зеркала видит убитые мертвые лица.

От дедушки сон мне достался: малец и цыганка,
Мостки над оврагом, лоскутья, ошметки, мониста.
Рубашек без счета, а завтра-то в степь спозаранку.
Тереть забывая, к губам подношу я лоханку –
За рыжую Груню, за Маню, за Глеба-чекиста…

Всей дыркой в затылке любимое небо вбирая,
Я в землю сошел, потому-то и умер не весь я.
Земля моя лира, в ней сердце горит, не сгорая,
В ней кость голубеет. Земля исцеляет от спеси.

Когда мои губы кровавую выплюнут супесь,
Когда этот дом изнутри и снаружи откроем,
Я разве промолвлю, похмельно и подло потупясь:
Не сторож, не прачка богам я моим и героям.

авг



Плакальщицы

И чешутся глаза от внутрь растущих трав,
И белый зверь не спит в кусте неопалимом,
И звезды затенил холодный кенотаф –
Свободная страна сих плакальщиц, гонимых

На мертвом языке, пустом и холостом,
По городам лесным, по страхам безымянным.
Ни небом, ни землей, ни прежде, ни потом,
Ни близких, ни чужих, ни хнычущих, ни пьяных –

Шершавый стол-плита в глуши подземных вод,
И молнии плывут проводкой оголенной.

Так тоже держат твердь – сгибая небосвод.
От белой бирюзы – до бирюзы зеленой.

сен



СКАЗКИ (сентябрь)


Записка

Лучший из любителей
Лезть куда не просят!
Се не ваше море,
Где нас кони носят!

Может, вы затычка
Всем акульим бочкам?
Может, вам пора уж
Получить по почкам?

Приходите рано
По водице красной.

На черте прибоя
Я под горизонтом
Буду ждать напрасно.




+++
Мама, я не встретила ни души,
Ни цветка, ни камешка на пути.
Хочешь, кожей пей, глазами дыши,
А ушко серебряное найди.

Серый остров? Там живут соловьи.
Брода больше нет, добирайся вплавь.
На воде тебя подержат дети мои –
Голубая кость, белая кровь.





+++
Точно встык сошлось: под туманом плес,
Сквозь прозрачных рыбок – двойное дно.
И – тычок под дых, до кипучих слез:
Не блестит, не колется, не оно.

Только шепот свой: разорви мешок,
Пересыпь крупу, разыщи иглу…

Белых жил клубок, черный гребешок,
Свои слезы красные на полу.




+++
Синева залепляет глаза, умоляя хранить
Золотую стезю, ослепительно тонкую нить.
Ни обрыва не будет, ни обугленных черных узлов,
Только ты догляди до конца самый страшный из снов.


сен



1 октября

                                                        Б. В.


Черный пурпур, родной виссон,
Капля жимолости ночной.
Сердце, сердце, пятнистый сом,
Выходи, поиграй со мной.

В океане меня запрут –
Сом кораллового куста
Опознает счастливый пруд
В темно-буром обрубке льда.

Раз-два-три – креветки замрут,
Загустеет вся темнота,
Только роза и изумруд
Разомкнуть сумеют уста.




9 октября

То ли пьяная всклянь, то ли так, из живого стекла?
Перед ведьмой стоит, молча ест освященную землю.
Тьфу, достала, - рычит, - убирайся, откуда пришла,
На зеленую землю катись, на зеленую землю!


На земле моей, бабушка, нет никого под луной,
Только спящие дети, да вот – неживая синичка…
Только Дашенька старая нюхает воздух ночной,
Задирая к луне свое белое личико…

Дура! День на земле: по-над глиной чудовищный грай,
Хриплый Тузик в зените уже, и усатая рыба!
Вон катись, прочь катись, и синицу свою забирай,
В сумасшедшее небо спеши, в сумасшедшее небо!


окт



Правда

Не вымолвишь – задохнется,
В трахею из серебра
В песенку лебединую
Зальется свинец до дна.

А вымолвишь – всё, отныне,
С черной этой минуты,
Повиснет на той осине
Висельницей разутой.

Ступёночки перебитые
Жалеет прострел-трава и
Течет по щеке обида,
Теплая, как живая.

ноя




+++

                                                        С.

- Меж медведиц звездчатых, трехцветных коров
Затесавшись худой говорящею клячей,
Я учился пастись на границе миров,
Горький сахар лизать, убывающих нянчить.

Тихим носом сопишь им в отверстую грудь,
Золотым языком омываешь убогих.
А когда отойдут, обновляешь свой путь
И, веселая мать жеребцов осьминогих,

Одиноким менгиром плывешь на парад
Мимо голых кварталов, к реке обреченной,
Где мерцают хлопушки для свежих утрат –
Бело-розовый снежник на прутиках черных.


ноя
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah