РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Пётр Шмугляков (Петя Птах)

МАЛОЛЕТНИЕ

11-12-2020 : редактор - Андрей Черкасов





*   *   *

чисто, уютно и хорошо –
из автомата стрелять, как поесть манной каши

холодно, страшно и трудно –
я с удовольствием ощущаю свой героизм

в супермаркете люди,
но я проявляю долженствующую суровость

вот уже мчится
заказанная мне сыном на юбилей
вооружённая сердцем
фея-философ

*
восемь утра –
я стою и описываю собаку

такая, понимаете ли, рыбка-собачка

если кто видел – такая корзиночка

плачу и плачу,
никак не могу отойти от пятна на асфальте

что-то внутри кличет старость

все меня ободряют
и терпеливо ждут



*   *   *

ножницы будут смотреть телевизор,
очки – мыть посуду

с победившей поэзией
восседают лемур и куница                      

вот низвергнуты институция   
и возлюбленная-палач

сразу в квартире и прошлое с будущим  
и настоящее время

циркуль будет играть на гитаре,
термометр – подметать

предки уплыли в круиз по островам Греции –
свет забыли                                                                            

Тузик расхаживает на задних лапах,                                          
а я смотрю



*   *   *

мальчик стоящий голым на крыше школы –
все перед ним извиняются

не буду есть ваши злые мухи –
уверенно произносит младенец
(ему тоже кланяются)

одурманенный мальчик – его куда-то ведут

кто простирается перед детьми
на границе легального?

кто зловещую 
о мальцах городит бессмыслицу?

дома у нас есть министр и профессор –
Эдик и Марик

чёрный вихрь в переулке, случайно заснятый на плёнку

дома у нас есть рояль и аквариум –
буду плакать
буду плакать – заплаканный говорит –
но не буду есть ваши дурацкие сюсекомые

гул в телефоне, непрекращающийся и тревожный

толстого мальчика не берут на ретрит,
потом извиняются

бабушка с дедушкой оборотни,
злые дети

заплаканный объясняет гостям:                                       
на иврите меня зовут Борич                                               



*   *   *

даже у маленьких середина поля
(я шёл один)

даже стыдно писать –
любая оказывается вдруг вестницей
Катя обозначает другую Катю

клинит, расслаивается 

совершенно теряет смысл календарь:

у двух таких разных Маш в один день именины

Миша Красивый становится Миша Продвинутый

два вида водки – «Финляндия» и апельсиновый «Абсолют»
(сплюну в одну из бутылок – потом допью)

с мамой сиделка теперь и любовник сиделки

весело было бурундучков мучить,
но готов ли ты повторить это
на глазах у всего автобуса?

кто же будет теперь моей совестью?

кто-то должен теперь быть вдовою
кормящей котов,
кто-то должен быть пёсиком

пиксели состоят из любви,
но готов ли ты очищать сосуды от воска?

даже у маленьких середина рабочего дня –
это знают все

середина затмения в два человеческих роста 
(стена поперёк пустыря)

за кем ты ухаживаешь теперь, тётя Зоря?

клинит, расслаивается



*   *   *

с инфантильным восторгом: стихи всё лучше и лучше

с инфантильной жестокостью: буду тебя вспоминать

за зиму я искуплю все грехи
за весну наконец-то построюсь, в уме не погрязну

одновременно четыре храма, поэтому медленно

«тигры вцепляются» – это такие стихи

равноденствие: та же самая реактивная бездна,
не по сезону презренная

скоро придёт идиотский успех (я уже зван на ужин)

девушки в венчиках, но не поэтому оптимизм

летнее солнцестояние: здравствуй, Ксюша!

я хочу извиниться за то что я умираю
(или не умираю – какая разница)

с инфантильным забвением, с нежностью:
самообслуживание

с неутомительной ненавистью: привет!

летом попробую все наркотики и похудею
(или на радостях потолстею –
какая разница)

кони: самообслуживание

от чудесного исцеления старым веет 

ходит по мозгу учитель и что-то лечит

время вращается спазмами горького бреда,
но всё не выблёвывается 

в каждом храме особое наказание:
вот и осень опять



*   *   *

среди фашистов,
оказывается,
много очень приятных людей
но вот я что-то не так сказал
и тревожная тень пробегает  
между мной и фашистами
настроение портится, ритм теряется
ритм теряется, не удаётся удерживать концентрацию
сцена со «слюнками»
вроде нормально общались,
как говорят теперь молодые,
но расфокусировались
(бормотание)
я как будто упал за какой-то порог
(бормотание)
я не вижу еду – конец связи



*   *   *

угреподобная рыба с большими глазами
есть другие такие же,
но только эта – мертва
сначала она распадётся на части,
потом ненадолго воскреснет –
вот она поплыла



*   *   *

детская тайна:
в соседней комнате росомаха

Чехия, Польша, магический реализм

честное слово, сидит марсианин в подвале
давайте снесём марсианину молока

двое лежат на полу, потом – пятеро

то ли барсук, то ли скунс



*   *   *

детские скрипки и флейты
несколько ранцев
техпомещение музыкальной школы
спиздить может быть инструмент
или пару сапожек?
нет, пожалуй нехорошо



*   *   *

селекторы –
до того как я позабыл весь язык –
любят курящих детей,
но не впускают влюблённых                

на пороге фантазматического мерцания          
разлучают овец и козлищ

как в серьёзном журнале:                                                      
котёночка публикуют, а сучку не любят
(помню друг жаловался),
хоть теперь и наоборот

я восхищаюсь селекторами
надо того кто кричит
«здесь не клуб, а концлагерь, бля*ь!»
выловить и наказать

буду в очереди блистать и курить
что твоя малолетняя демонстрация,
а целующимся взасос пожелаем
приятного аппетита

селекторы –
до того как я позабыл для чего пришёл –
научите меня танцевать! 



*   *   *

в дельте огромной реки доска объявлений
будем читать её с вертолёта
что бы такого поделать пока всё можно?
будем читать с вертолёта
между возвышенными сосудами облака
тени качаются на волнах                                                
присмотришься – перевёрнутое имя божье

в русле огромной реки доска объявлений
надо халву поделить между абонентами – 
так там написано (или, может, хвалу?) –
плещутся гладкие и наверное вкусные рыбы
ходят колониальные пароходы
меряем в разных местах – в ширину, в глубину –                  
но никто здесь и слыхом не слыхивал
о приключившейся с нами беде

в истоках огромной реки доска объявлений
пропавшие без вести, требуется уборщица
дневники экспедиции – что, конечно, сюрприз – уже там
пропасть и сцена над пропастью
между божественными ходулями горизонтальный экран
не первозданные, а неухоженные –
почти окончательно вросшие в дикий пейзаж –
неуклюжие тени            

в устье огромной реки побывай перед смертью
что бы такого поделать пока ещё можно?
скоро здесь будет индустриальная зона
что бы ещё почитать? – помочись в эстуарий
смотришь-смотришь в бинокль, а за ухом вдруг говорят:
вас оперировал и зашивал пятилетний ребёнок,
а видите, как хорошо получилось –
теперь ступайте

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона