RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Виктор Липатов

Стихи

13-12-2014 : редактор - Женя Риц





Набережная истории

прилив неизбежен набережная истории усеяна трупами девушка с
           родинкой над губой над скалами разочарования
           чайки обстоятельств моя поэзия
которую я утерял не от мира сего в трущобах
на остановке
           я чувствовал себя галльским варваром
           попавшим в дом патриция приближённого диктатору
           нельзя исчерпать время случившееся до нас
           прилив неизбежен
девушка похожая на греческую богиню на остановке
моя поэзия которую я утерял
в воздушной тунике с элегантной сумочкой
           прилив неизбежен набережная истории усеяна трупами
           нельзя исчерпать время случившееся до нас
           прилив неизбежен в результате смывая все
замки
           не от мира сего в трущобах
           нельзя исчерпать время случившееся до нас
           попавшим в дом патриция приближённого диктатору
в чёрных чулках в сеточку с чёрными бабочками
я чувствовал себя галльским варваром
набережная истории усеяна трупами
           прилив неизбежен в результате смывая все
           замки воздушные песочные бетонные взгляни
           набережная истории усеяна трупами
чайки обстоятельств над скалами разочарования
           отъевшиеся домыслами в воздушной тунике с элегантной
           сумочкой моя поэзия которую я утерял
           попавшим в дом патриция приближённого диктатору
           нельзя исчерпать время случившееся до нас
с родинкой над губой
           я ковал и точил мечи и выточил их столько что хватит
           на каждого, на снаряжение любой армии каждого войска любого
           государства в чёрных чулках в сеточку
с чёрными бабочками нельзя исчерпать время
случившееся до нас над скалами разочарования
не от мира сего в трущобах с родинкой над губой
           попавшим в дом патриция приближённого диктатору
           я ковал и точил мечи и выточил их столько что хватит
           на каждого, на снаряжение любой армии каждого войска любого
государства в воздушной тунике с элегантной
           сумочкой девушка похожая на греческую
           богиню я чувствовал себя галльским варваром набережная
           истории усеяна трупами
           на остановке
моя поэзия с элегантной сумочкой
прилив неизбежен которую я утерял поцелуй в губы
мой труп если волей
           случая его вынесет к твоему берегу прилив неизбежен
           в чёрных чулках в сеточку чайки разочарования
           в чёрных чулках в сеточку моя поэзия которую я утерял
           попавшим в дом патриция приближённого диктатору высунутые синие
языки неестественные позы набережная истории
с чёрными бабочками в воздушной тунике галльским варваром
усеяна трупами в результате смывая все
           замки прилив неизбежен в трущобах не от мира сего
           поцелуй в губы мой труп если волей случая
его вынесет к твоему берегу поэзия которую я утерял над скалами обстоятельств


Машинки

Слово за' слово.
Нога за' ногу.
Поза замкнутой клаустрофобии.
Фобии.
Бии!!! Отойди – задавит.
Да отошёл я, отошёл.

Игрушечные машинки.
Много машинок.
Красные.
Катаю их по столу,
падают. Отскакивают от
паркета. Переворачиваются.
Пластик всё-таки.

Да чего же ты, болван,
стоишь, да стоишь!
Собьёт, дурень, собьёт!
Отталкивают.
Лужа. Обочина. Грязь.

Око за око.
Еда за деньги. Закономерно:
каждому по потребностям, от
каждого по образу
и подобию. И подобие
обочины. Лужа. Грязь.
Поскорей бы уже домой.
Спать.


Синтаксис

Человек – это запятая в предложении,
убрать запятую, то же
самое, что убить человека.

Слепо
следовать правилам грамматики
то же, что быть фашистом.

Одна высшая раса,
не признающая отклонений.

Одни правила синтаксиса,
не признающие инакомыслия.

Хотя язык – динамическая система.
Хотя человечество – многонационально.


Крестовый поход

1) Лиро-эпический герой:


Настала пора отправляться в крестовый поход,
мне нужен герольд и армия – дело за малым:
достать деревянный меч, выпить на ход
ноги, поклясться в верности идеалам,

изъясняясь короче: с места двинуть в карьер.
Фанатик во все времена смотрелся курьёзно.
Но если ты думаешь: спектакль не стоит премьер,
то ты заблуждаешься друг. Я – серьёзно.

2) Хор восторженной толпы:

Здравствуй, рыцарь похода славного!
Богатырь, ублюдок наш: милости
просим – жги! Поноси бесславие!
Против старости, дело милое
выйти во поле – дайте сталь ему! –
биться насмерть с плитой могильною
за алмазный венец! (по Катаеву)
За потерянный рай! (по Мильтону)

3) Хор негодующей толпы:

Замешательство, огорчение и досада
от младых ногтей (считай от детсада)
и свободу свою отдавать на откуп,
чтоб спокойно хлестать во дворах водку,
запасаться солью, растить терпенье,
изъясняясь короче: подобно пене
появляясь из волн – выходить из моря,
как логичный вывод из уст Пифагора,
как дешёвая песня, почти ваганты
мы играем роли, места – вакантны,
а тебя, горбатого, могила исправит,
там где наша судьба неизменно картавит,
выводя причины из тусклых следствий
возбуждённых против помнящих Лесбос;
водружая страх, символ высшей власти,
на почётное место: ты понял, Вася?!..

4) Лиро-эпический герой:

О горькое бремя героев с пометкой «ничей».
Кому я здесь нужен с намереньями благими,
Сенека на левом, Гельвеций на правом плече,
во славу скупого добра и друзей во имя?

Две эти толпы собираются в год под исход,
какое мне дело до брани, признания, славы?
Настала пора отправляться в крестовый поход,
мне нужен герольд и армия – дело за малым!


blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah