РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Павел Алешин

Сказка о рыцаре Муре и трубадуре

13-12-2020 : редактор - Женя Риц






                                            Моему сыну Жене

Вступление

Храбрый рыцарь Мур д'Амур
с другом странствовал по свету.
Друг его был трубадур,
хорошо жилось поэту!

Рыцарь подвиги свершал –
тотчас он писал баллады.
Где с ним только не бывал:
всюду люди песням рады.

Трубадура Франсуа
за веселый нрав любили.
Девушки ему всегда
поцелуй за песнь дарили.

Рыцарь Мур был молчаливый,
духом смелый и прямой,
добродушный, справедливый,
за несчастных сразу – в бой.

Помогал всегда он бедным,
защищал простой народ
и мечом своим победным
прославлял свой древний род.

Сам же ждал одной награды –
заслужить хотел руки
он эльфийки Аделады,
чьи движенья так легки,

Чьи глаза полны сиянья
звезд, горящих в небесах.
Было нежным их прощанье,
но отец ее – ах, ах!

Требовал даров чудных,
странных, дивных, колдовских, –
с неба павших самоцветов,
пламя что таят рассветов,
зачарованной воды,
что в горах укрыли льды
города чудесного,
мудрым лишь известного.
Мур найти решился их.


Баллада о соловье, написанная трубадуром Франсуа в эльфийской лесу

Послушайте, добрые люди,
баллада мою.
Хотите услышать о чуде?
А я о себе вам спою.
Доверьтесь моей вы причуде,
поверьте, ведь я – поэт.
Поэзия – нежный свет,
разлитый повсюду.

Послушайте, добрые люди,
в далеком краю
прослышал о дивном я чуде:
все шли на поклон к соловью.
Я, верный какой–то причуде
(ведь было мне мало лет,
не знал я, что я – поэт),
Навстречу отправился чуду.

Послушайте, добрые люди,
пришел я тогда к соловью,
и не о себе я, о чуде
в балладе пою.
И, верный какой–то причуде,
Сказал соловей: «Привет!
Ты, мальчик, как я, поэт.
Прославишься в мире ты всюду,
лишь помни ты мой завет:
поэзия – нежный свет,
разлитый повсюду.
Дари же ты миру свет».


Баллада, в которой трубадур Франсуа рассказывает о том, как впервые встретил рыцаря Мура д'Амура

Я впервые увидел его
не в бою, на коне лихом,
не справляли тогда торжество
в славном замке его родном,
где не раз я бывал потом.

Я впервые увидел его
не в Дижоне, где был турнир,
не в Париже, а под Рождество
в скромной церкви у речки Сир.
Я увидел его одного,
он молился: «Да будет мир!».

Я впервые увидел его
и подумал: как странен он! –
видно, битва была у него,
видно, битвою он изможден,
но о мире молился он.

Я впервые увидел его
и монаха тогда спросил:
«Что за рыцарь? Что гложет его?
С кем он бился? Кого победил?»
Тот ответил мне: «Он защитил
наши земли от страшных сил –
злых разбойников он сразил.
Вот и молится он, чтобы мир
в наших землях навек наступил».

Был он статен и белокур,
звали рыцаря Мур д'Амур.


Баллада, в которой трубадур Франсуа повествует о том, как Мур д'Амур впервые встретил прекрасную эльфийку Аделаду в городке Хенли

Однажды в Англию привел нас долгий путь
сражений, и побед, и песен небывалых.
Хотели с Муром мы немного отдохнуть,
Но поджидал его Амор в одеждах алых.

Амор неизъясним: порою – наш мучитель,
порою – верный друг, таинственный учитель.
Амор непобедим – вы знаете, друзья:
подвластны все ему: бродяги и князья,
крестьяне и купцы, юнцы и старики,
и девушки – всегда, как их не стереги.
Но если сердцем добр, то сладостна любовь:
послушайте в лесу вы песни соловьев.

Продолжу я рассказ. Чудовище сразив,
что воровало скот, да и крестьян пугало,
по приглашенью их, как это подобало,
пришел на праздник Мур. Я – с ним. И вот, у ив,
на берегу реки, что Темзою зовется,
мы праздновали день Весны живой и солнца.
Я песни пел свои, и вдруг смотрю: эй, эй!
О, диво дивное! эльфийка средь людей!
одаривает всех улыбкою своей,
и ярче звезд ночных огонь ее очей.
знакомы люди ей, приветлива она,
в движениях своих воздушна и нежна.
То тут, то там она танцует в платье алом,
Кулон ее блестит чарующим опалом.
Взглянул на Мура я и понял, что герой
уже навек пленен чудесной красотой.
Пошел он прямо к ней и тихо поклонился,
она – ему в ответ, и молвила: «Я рада,
что вы спасли наш край, я, знайте, – Аделада.
Мой род всегда здесь жил, людей не сторонился,
порядок дружный тут у нас установился.
Я все вам покажу, ну что же вы молчите,
лишь улыбаетесь, – смутить меня хотите?
О странствиях своих вы все мне расскажите!».

Пошли они гулять по солнечным лугам,
мир радостно внимал влюбленным их сердцам.


Канцона, написанная трубадуром Франсуа для прекрасной Аделады по просьбе рыцаря Мура от его имени

Ах, сколько нежности разлито в мире
волшебницей–весной!
Поют в лесу как сладко соловьи,
какою небо манит синей глубиной,
какою тишиной
порой к себе вдруг манит луг иной, –
как все полно любви!

Ах, сколько нежности разлито в мире!
Блестит в реке вода,
ведь солнце дарит ей лучи свои,
а ночью в ней, повсюду сон когда,
купается звезда,
прекрасная всегда.
Как все полно любви!

Ах, сколько нежности разлито в мире!
Волшебница–весна,
всю людям красоту земли яви
и научи читать их письмена,
которыми полна
природа – знают пусть: добра она.
Как все полно любви!

О, яркая звезда!
мою канцону ты с речной волной
эльфийке отнеси, молю, одной:
пусть помнит о весне она всегда,
мы встретились когда.


Баллада о добром драконе, которую трубадур Франсуа сочинил в
Хенли и в которой повествуется о том, что не все является тем, чем кажется, а также о том, что истина всегда открывается чистому и милосердному сердцу

Из Оксфорда в Хенли к нам прибыл гонец,
и молвил он Муру: «О, рыцарь могучий,
над городом нашим сгустилися тучи,
и вот я добрался к тебе наконец!
Повсюду молва об отваге твоей,
пойдем же со мной, помоги нам скорей!
Наш город – ученых, и нет в нем бойцов,
с чудовищем кто был бы биться готов.
Пришла к нам беда – прилетел к нам дракон,
ночами по улицам рыскает он,
рычит и стучится он в наши дома,
пока не отступит от города тьма.
По тени мы знаем, что он – небольшой,
но это – дракон, страшен горестный вой!
Студенты, привыкшие ночью гулять,
свой колледж боятся и днем покидать.
Пойдем же со мной, помоги нам скорей!»

И Мур, не колеблясь, отправился в путь,
и в Оксфорде был через несколько дней.
Героя не мог и дракон ужаснуть.
Он, вооружившись щитом и мечом,
готовился встретиться с новым врагом.

Сияла луна в небесах серебром.
По улицам ветер безумный летал
а рыцарь дракона на площади ждал.
И вот перед ним приземлился дракон,
с зеленою кожей, с хвостом и крылами,
со светлыми, очень большими глазами,
из глаз же лились его горькие слезы.
Рычал – не рычал, а, как мог, говорил
и рыцаря словно о чем–то просил.
И сжалился Мур, и свой меч опустил,
он понял, что нет никакой здесь угрозы,
увидел, что в лапе торчит у дракона
копья наконечник и мучает зверя.
И, взору просящему чудища веря,
ступить что не мог без ужасного стона,
дракону спокойно герой поклонился
и к лапе его, не боясь, наклонился,
и вынул из лапы железа кусок.
И жуткую рану платком повязал.
Бездвижно дракон это вытерпеть смог.
И рыцарю после в ответ поклонился.
И взором он к Муру тогда обратился,
и в мыслях того его глас зазвучал:

«Спасибо тебе, человек,
тебя не забуду вовек
Я тотчас домой улечу,
пугать никого не хочу.
Я людям не делаю зла,
природа моя – светла,
хоть с виду и грозен я.
И вот тебе клятва моя:
клянусь я тебе помочь
как страшная будет ночь,
когда будет нужен друг,
явлюсь я нежданно, вдруг».

Сказав так, дракон улетел в небеса.
Такие бывают, друзья, чудеса.


Эльфийская песня*

Пусть вечерняя звезда
засияет над тобой.
Пусть, наступит тьма когда,
сердце вспыхнет красотой.
Ты идешь, ты одинок,
и до дома путь далек.

Морниэ́ утулиэ́*
Тьма не сможет обмануть.
Морниэ́ алантиэ́**
Свет надежды явит путь.

Пусть страшна, призывна тень,
ты лети вперед.
Все равно настанет день,
к свету путь ведет.
Будет ночь пускай расти,
солнце сможешь ты найти.

Морниэ́ утулиэ́**
Тьма не сможет обмануть.
Морниэ́ алантиэ́***
Свет надежды явит путь.


* Эта песня – перевод песни «May it be» ирландской певицы Энии, написанной для фильма «Властелин колец»
** Mornië utúlië (по-эльфийски) – тьма пришла.
*** Mornië alantië (по-эльфийски) – тьма ушла)



Сохранившиеся фрагменты поэмы трубадура Франсуа о рыцарском турнире, который проводился летом в Лондоне

...Ах, сколько рыцарей младых,
и все они полны отваги.
Сверкают латы, реют флаги –
не сосчитать на поле их.
Начнется в скорости турнир
и будет длиться целый день.
Когда же ляжет ночи тень,
тогда роскошный грянет пир.
Но прежде нужно нам узнать,
кого сегодня прославлять,
кто в поединках победит,
король за храбрость наградит
венком кого,
кто даму сердца своего
объявит королевой
любви и красоты?


...Вот рыцарей Европы свет:
вот славный Джон Плантагенет,
вот Уильям Ноттингемский, с ним –
из Уэльса буйный Томас Дим.
Вот Фридрих Бранденбургский,
с ним рядом – Генрих д'Амбуаз,
что прежде побеждал не раз,
Филипп Прекрасный, принц Бургундский,
с другого края поля – Брюс,
Шотландии достойный сын,
вот граф бесстрашный де Келюс,
а вот угрюмо встал один
норвежец мрачный Ингемар,
чуть дальше грозный швед Бедвар.
А вот стоят особняком
бойцы умелые, чей дом –
Италия златая,
искусствами благая:
из града неги и услады,
всегда гостям где очень рады,
где песни ценятся, как злато, –
и воин, и поэт Торквато,
феррарец Леонелло д'Эсте,
Бартоломео Малатеста
из Римини, Франческо Скьери
и Альтикьеро Альтикьери
из Мантуи, а вдалеке
с мечом сияющим в руке
Алонсо, яростный в бою,
Испанию свою
прославивший, и Тур
из Люксембурга, с ними
пришел на поле Мур д’Амур –
с друзьями верными своими.
В сражениях они не раз
друг другу помогали,
от гибели спасали.
О дружбе их скажу в свой час...

...повязан
у Мура на руке платок –
подарок нежной Аделады.
Он думает: «Ах, если бы я смог
сегодня победить, награды
любимой подарил бы».

…Мечи скрестились и звенят,
идет на равных бой –
финальный бой.
И искры от мечей летят.
Удар, удар, один, другой.
Быстрее Мур, сильней Бедвар,
готовит страшный он удар.
И ранен Мур, но не упал,
и биться смело продолжает.
Бедвар победу предвкушал,
но Мур не отступает
и меч Бедвара выбивает.
Тот, разъяренный, – на него,
щитом огромным сбить желая,
но Мур, конечно, ждал того,
врага движения читая.
Сильней медведь, быстрей лисица,
должно все скоро завершиться...

...и королевский трубадур
сказал, что победил д'Амур.
Мур протянул Бедвару руку,
Помог ему подняться.
И поклялись они другу другу
друзьями оставаться...

...и грянул долгожданный пир,
и удивлялся целый мир
красе турнира королевы –
эльфийской нежной девы.


Песня Аделады

Рыцарь Мур д’Амур, верный слову, которое он дал отцу Аделады, сразу же после завершения турнира отправился в путь, на поиски таинственных даров, и потому не был на торжественном пиру, устроенном английским королем Ричардом Мудрым. Во время пира Ричард, наслышанный о музыкальности эльфов, попросил прекрасную Аделаду спеть для всех, и та согласилась, и спела эту песню на эльфийском языке. Позднее ее перевел трубадур Франсуа.

Серебро луны,
неподвижность сада,
вздохи тишины.
Где же ты, любовь моя, моя отрада?

Может, видишь ты
в хрупкий миг разлуки
тихий свет звезды,
в сердце что мое роняет эти звуки?

Пусть, любимый мой,
ты теперь далёко,
будет над тобой
свет любви моей всегда гореть высóко.

О, Андомиэль*,
осень предвещая,
обещай апрель,
ожидание надеждой освещая.

Серебро луны,
неподвижность сада,
вздохи тишины.
Жду тебя, любовь моя, моя отрада.


* Андомиэль (по-эльфийски) – вечерняя звезда.


Баллада о сирене, сочиненная трубадуром Франсуа сразу же после описываемых в ней событий

Мы в бурю попали,
И ветер средь волн наш корабль швырял.
Матросы кричали,
корабль, безумно танцуя, трещал.
Как долго носила
в беспамятстве нас
могучая сила
стихии не вспомню уже я сейчас.

Закончилась буря,
и ветер под утро, наверное, сник.
Под неба лазурью
пред нами таинственный остров возник.
У острова – скалы
Как будто бы спят.
Их много ли, мало? –
все темные воды от взора таят.

Послышалось пенье
прекрасное женское с острова вдруг.
Какие виденья
оно создавало живые вокруг!
Матросы вскричали:
«Скорее туда!
Не будет печали
на острове том никогда, никогда!».

Лишь Мур не поддался
призывным велениям сладостных чар:
он мыслями мчался
к любимой, и спас его сердца пожар.
И, ветра быстрее,  
он уши мои
закрыл поскорее,
и крикнул: «Пой лучшие песни свои!».

Запел серенаду
едва я, что нежности горькой полна, –
как будто преграду
поставил виденьям, как будто стена
возникла. И вскоре
и голос затих,
что пел нам, и море
глубин темнотой не скрывало своих.

«Пой песни, пока я
На острове буду, пока не вернусь», –
Мур молвил, спуская
проворную лодку.
– Вернешься?
– Клянусь!
Вернулся он скоро,
и девушка с ним –
сирена Аврора,
чей голос на свете ни с чем не сравним.

Она рассказала,
что страшный похитил ее чародей.
Она и не знала,
что остров опасен для всех кораблей.
Она лишь хотела
на помощь позвать,
поэтому пела
те песни, что, девочке, пела ей мать.

Неведомо было
Авроре, что пенье ее – волшебство:
в нем скрытая сила
совсем не страшна для народа ее.
Живут они где-то
вдали от людей,
и там самоцветы,
упавшие с неба, искал чародей.

«Ах, песню какую
ты грустную пел!» – мне сказала она, –
«Забыть не смогу я
ее – словно жизнь и моя в ней слышна!»
Я молвил: «Тебе я
ее подарю,
ты, песню лелея,
светло вспоминать будешь эту зарю».

«Тебе мы поможем», –
так Мур ей сказал, – «Ты вернешься домой»,
и после: «Мой путь прояснился,
что прежде окутан был тьмой».


Маленькая поэма трубадура Франсуа, в которой подтверждается то, что добро всегда вознаграждается добром

Корабль плыл и следовал пути,
указанному утренней звездою:
иначе край сирен и не найти.

Приплыли мы. С какою добротою
нас встретили! как отдохнули мы!
и жили жизнью пару дней простою.

Уже дышали осенью холмы,
и осень, радостная, золотая,
еще не обещала здесь зимы, –

сияла, наши взоры услаждая.
Но Мур устал от праздности, и вот,
что царь сирен сказал, нас провожая:

«О, рыцарь благородный, наш народ
вовеки благодарен за спасенье
Авроры, и тебя награда ждет.

Тебе вручаю я без опасенья
то, в чем я чародею отказал,
иначе было б миру потрясенье.

Ты ж добротой своею доказал:
не врут о рыцарях в стихах поэты,
и рыцарский не меркнет идеал.

Тебе вручаю чудо – самоцветы,
огонь в них сохраняется живой,
которым согревают нас рассветы.

Приносит утром их сюда прибой:
лучи то, что в пути камнями стали.
И нам их велено хранить судьбой.

Но горсть их не боюсь отдать. Печали
я не предвижу: эльфы утра свет
издревле как священный почитали,

ты передай им от меня привет.
Но я не только дар тебе вручаю,
услышь, о рыцарь Мур, и мой совет:

о зачарованной воде я знаю,
и лишь герой тяжелый путь пройдет.
И от тебя, мой друг, я не скрываю

того, кто путь тот в сказках бережет.
Страна есть на востоке – Лукоморье,
и там живет на диво мудрый кот.
Найди его, где дуб растет у моря.

Он не откажет в помощи тебе,
коль правду ты расскажешь о себе».


Хвостатый сонет мудрого кота из Лукоморья

В конце октября, через три недели скитаний по диким лесам и болотам Восточной Европы и Руси, рыцарь Мур и трубадур Франсуа, наконец, добрались до Лукоморья. Там, на берегу моря, они увидели сияющий золотыми и багряными листьями одинокий могучий дуб, на котором висела золотая цепь, а на цепи той лежал кот, напевая песни. Они учтиво поздоровались с котом, и он попросил их рассказать о себе. Тогда Мур коротко рассказал о своих приключениях, хотя Франсуа прерывал его повествование своими балладами, которые очень понравились коту. Друзья еще не успели спросить о зачарованной воде, как кот прервал их и ответил им сонетом. Трубадур Франсуа запомнил его слово в слово.

Издалека ты прибыл, рыцарь Мур,
и твой вопрос незаданный мне ведом,
пусть будет мой сонет тебе ответом,
как диво то найти, что ищешь, мурррр.
А ты не удивляйся, трубадур,
что мой ответ я закрутил сонетом:
легко быть сказочником и поэтом,
когда душой ты – вечный балагур.
Итак, послушай, рыцарь, ты меняу:
на юге горы ты найдешь, в горах
волшебный город сильфов спит во льдах,
где есть фонтан с живой водою, мяу,
благословенною на небесах,
что не боится хлада и огняу.

Селение там рядом есть людей
с названием, цветет в котором роза,
найди его, но берегись – угроза
нависла над тобою: чародей
уже у гор у этих всюду рыщет.
Злодей живую воду тоже ищет.


Поэма трубадура Франсуа, в которой повествуется о том, как рыцарь Мур нашел живую воду и сразился с чародеем, а также о том, что друзья всегда приходят на помощь в самый нужный момент

Долина Роза возлежит у гор,
и надвое разделена рекою.
Как все в ней умиротворяет взор!
леса вокруг исполнены покоя,
а вдоль реки – домов уютных хор,
построенных умелою рукою.
И зимней ночью прибыл Мур туда.
Сияла в небе яркая звезда.

Там он узнал, что город ледяной
оставлен сильфами, и их тропами
никто не ходит: странной тишиной
пугает стерегущее их пламя.
Ему сказали: «Дышащий весной
пройти здесь может, но не знаем сами,
что значат эти тайные слова,
ведь сильфы любят смыслов кружева».

«Я не боюсь волшебного огня,
загадку эту понимаю ясно, –
ответил Мур, – Весна ведет меня,
проделал долгий путь я не напрасно.
Любовь моя мне будет как броня,
и я пройду сквозь пламя безопасно».
И рыцарь без труда пришел туда,
живая льдами скрыта где вода.

Нашел фонтан он посреди дворцов,
мерцающих луны живым сияньем,
и вдруг раздался голос с облаков:
«О, справившийся с нашим испытаньем,
ты волен воду взять, но от врагов,
от тех, кто сердце отдал злодеяньям,
ты защищай ее, и знай: злодей
уж ждет тебя в селении людей».

Но рыцарь наш не знал, что значит страх.
Злодеев никогда он не боялся.
Спускался с гор он, меч в его руках,
что звезд сверканьем ночью разгорался.
как вдруг явился чародей, в глазах
его безумный, дикий гнев читался.
«А вот и ты, – он крикнул, – наконец!
Страшись, настанет скоро твой конец!»

И битва началась, и прямо с рук
у чародея молнии слетали,
и светом озарилось все вокруг,
а Мура молнии не достигали:
мечом он отражал их, страшный звук
они, взрываясь, в небе издавали.
Но подлый подготовил враг удар,
и из огня метнул он в Мура шар.

Казалось – все, и недруг победил,
и не найти уж рыцарю спасенья,
вдруг быстрый кто-то шар тот погасил,
злодей в испуге замер без движенья:
драконий взор его заворожил,
и в тот же миг признал он пораженье.
«Беги, теперь ты магии лишен», –
сказал телепатически дракон.

И Муру: «Я пришел, как обещал,
всегда к друзьям я прихожу нежданно,
когда им нужен. О беде узнал
твоей я от кота, хотя и странно
он говорил. Он мне сказал:
«В горах твое присутствие желанно;
твой друг не знает, что тебя он ждет,
а без тебя в огне он пропадет».

Ответил Мур: «Благодарю! Тебе
теперь клянусь я клятвою ответной,
что неподвластна будет и волшбе,
клянусь тебе я в дружбе беззаветной,
полезной, верю я, твоей судьбе».
Тут ночи мрак рассеял луч рассветный.
На этом я поэму завершу,
потом что было – после расскажу.


***
Сказка кончается так, как до́лжно:
вернулся к эльфийке рыцарь весною.
Если в сердце любовь – значит, все возможно,
и любимую рыцарь назвал женою.

Жил Мур счастливо с Аделадой нежной,
счастье было их безмятежно-безбрежно,
пережил приключений он много разных,
Франсуа описал их в балладах прекрасных.

Слушайте сказки, милые дети,
и мира любуйтесь живой красотою,
и добрыми будьте, на белом свете
все засияет тогда добротою.




 















 
















 
 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона