РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Михаил Земсков

15-12-2020 : редактор - Павел Банников







Об авторе: Прозаик, драматург, литературтрегер. Родился в 1973 году в Алма-Ате. Окончил механико-математический факультет КазГУ (1996 г.) и сценарный факультет ВГИК (2003 г.) Пьесы, рассказы, повести и романы публиковались в журналах «Аполлинарий», «Октябрь», «Дружба Народов», «Лиterraтура», «Дактиль». Лауреат Русской премии (2005) со сборником повестей и рассказов «Алма-Атинские истории». Лауреат конкурса монопьес «Человек» (2007) за пьесу «О любви к Чайковскому». Финалист фестиваля современной драматургии «Драма.KZ» (2018 и 2020). Куратор ряда литературных проектов, инициатор и руководитель Открытой литературной школы Алматы. Данная подборка — первая поэтическая публикация автора.

От редактора: Поздние поэтические дебюты, порой, самые интересные. Как этот. Михаил Земсков известен как прозаик и драматург, стихов от него никто особо и не ждал. И я не ждал, поскольку помню всего один полушуточный стихотворный текст Миши, из которого я 15 лет назад сделал прихиппованную песенку-гимн офисного планктона. Песенка канула в Лету. А Миша около года назад прислал мне пару стихотворений, Потом ещё, а потом ещё немного. И вот — отличная подборка автора со своим, спокойным и чётким, голосом. Я рад, что поспособствовал её выходу. И жду новых текстов.

Стечкин спросил


ЛНТ
 
На «Лев Толстой: Бегство из рая» П. Басинского

Поезд по имени Анна 
Все прёт и прёт — как ни странно…
За разъездом — станция N.
Бородач пугливый в окне: 
Это что за остановка — 
Бологое иль Поповка?
А с платформы говорят: 

Астапово, ну ты и борода…

Шепчет что-то бородач:
Ты мой джихад, 
Рай мой и ад…
Понять и простить…
Толкает соседа:
Нас узнают — скорей, скорей!
А с платформы говорят: 
Так ты, дурень, бороду сбрей!

На платформе ломбард — 
То ли «Мидас»
То ли My Das
Рядом — букмекер «Гермес» —
Herr Mess
Из ХерМеса кто-то обратно в My Das:
Золотое сердечко отдай, пидераст. 
Или хотя бы золотой третий глаз. 

Бородач бормочет: komm, komm,
Где же Аннушка с молоком? 
Где же скачущие под грозой? 
Неужели Софочка там на крыльце? 
Я теряю свой витамин, сука, С.
Ты мой джихад, рай мой и ад, 
Не понять, не простить, не распять —
Мир мой война, воскресения нет, 
И я не оставил детям конфет.
Скоро мой самый тихий парад, 
А я без мундира и Achselband.


*** 
Вы не устали жить в этой системе? — 
Мальчик спросил
Вы не устали жить в этой поэме? —
Пушкин спросил
Вы не устали жить в этом моменте? —
Женщин спросил

Раб бессмысленной физической красоты
Я не хочу быть чем-то большим, чем раскручивающаяся спираль
Хотя правильно было бы — наоборот

Вы не устали жить в этой системе? — 
Мальчик спросил
Вы не устали жить в этой поэме? —
Пушкин спросил
Вы не устали жить в этом моменте? —
Стечкин спросил


***
Ева
Оборачивается,
Видит мужчин —
Всех будущих,
Всех времен,
И роняет.
Ева
В растерянности.
И немного в испуге.
Низко наклоняется,
Ищет упавшее.
«Ева,
Не плачь.
Всё только
Начинается», —
Говорит кто-то.
Ева
Не плачет,
Просто не хочет.
Бросает поднятое,
Уходит.
 
Теперь нам всем придется ждать
Другого мифа.


***
«Вот и всё…»
Как, когда, кому я это скажу? 
Эшелон моего сердца с грустными солдатами приближается к станции,
Штыки смотрят вверх, глаза — вниз. 
Или — наоборот?
Штыки наших взглядов переплетаются, 
Но металл — не плавится, 
Даже не греет. 
Но мне и не нужна теплота. 
В отпускном настроении грустных солдат, 
Заданном то ли фразой, то ли длинной дорогой, 
Ощущается вектор — из точки А в Б — бесконечность. 
Ничего не изменится в пути, 
И в этом бесконечная красота этой фразы, 
Ничего не меняющей в скольжении по рельсу — 
«Вот и всё…»


***
Ахиллес догоняет черепаху за 
Полсекунды до того, как взорвётся вселенная 
Он успевает схватить её за панцирь, 
Прижать к земле непонятное существо. 
— Всю жизнь испортила, сука, —
Выдыхает устало, сплёвывает в сторону 
Сквозь густую бороду. 
Опускает руку с тяжёлым мечом. 
Но полсекунды кончаются… 
Он успевает поднять руку с мечом 
Чтобы отрубить отвратительную 
По форме и содержанию голову 
Но не успевает опустить меч: 
Вселенная взрывается. 


***
Было же так:
Оставьте, отбросьте, идите.
И чувствуешь наготу.
Внутреннюю, конечно.
Прогулка, как будто.
И только нагота помогает
Сокрыться, отвлечься,
Закрыться, и вдруг —
Соплечие обнажений;
Такая сильная, верная
Масть совмещений,
Что даже как будто ветер,
Попутный, добрый, ласковый, прохладный.
Но — чан с водой, неподвижной.
Отделяет время.
И строки.
Чан с водой проявляет —
Разницу цифр и, наверное, что-то ещё —
Что важнее, и проявляется дольше —
Из истины, которая может быть только сейчас,
В растянутое рябью временных отражений понимание,
В котором — всё майя.


***
Когда приходишь домой — уже завтра,
И в пепельнице — как ни странно, пепел.
Обезличенные пространства
Видят выход за окном в небе.
 
И за градусом плинтуса —
Обязательство вечности,
Или хотя бы пожизненности.
Но ты знаешь, что это —
Лишь элемент теории относительности,
Как то, что ты ещё во вчера,
А на циферблате и вокруг — уже завтра.


***
Реки впадают в беспамятство.
Травы движутся на восток.
Замедленный кровоток,
Тяжёлая височная доля.
Градусник подмышку,
Горчичник под майку.
Обезболивающее в сердце.
Действие блокираторов
Опиоидных рецепторов
Слишком кратко
Для рвущейся плаценты.


***
Алма-Ата — 
Уже не та.

Алма-Атинцы — 
совсем не те.
А кто-то из них —
Уже и не здесь.

Париж — тоже давно уж не тот.
Лондонский дождь не так уже льёт.
Москва, Лиссабон, Мадрид, Нью-Йорк, 
Прага, Бомбей, Бангкок, Богота — 
Все не те, не тот, и не та.

Даже Головкин уже не совсем тот, 
И Коннор с Хабибом — 
Как «Спартак» с «Зенитом» — 
Говорят, уж не те, не те.

Звезды на небе в ночной темноте — 
Вроде как раньше, но всё же не те.  
Даже чёрные дыры в своей пустоте — 
Не то, что раньше — а совершенно не те.

Да и квантовый переход — 
Если честно — совсем уж не тот.

Вся вселенная после взрыва — уже не та.
Твой космос внутри, 
Дыхание его, 
И в этот космос полёт — 
Не те, не то, и не тот.

Лишь я один все тот же тот — 
Что же со мною не то? 


***
брахманы летают над полюсом
сбрасывая оперение
лампочка теплоты — то по оси, то под осью
качается, движется — но не в такт:
свобода
знаю — это движение так
несносно
и бесконечно
набираю воздуха
полные лёгкие
такие лёгкие лёгкие
брахманы летают над полюсом
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
1999–2021 Полутона
計画通り