RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Станислав Курашев

Абракадабра Геббельса

16-12-2005 : редактор - Владислав Поляковский





* * *

трамвайною фата-морганой
о минус тринадцать лет
хрусталики мутным туманом
и в диоптриях тусклый свет

о паломничество трамваев
византия глаза светофоров
на остановках молчат каины
пьют исетское пиво воры

здесь казнили семейку царька
от часовни зловонный смрад
даже противно писать слегка
о святынях козлов и святых козлах

велико ёб твою мать! мученики
горло забито нацисткой бранью
уйди же Стрелец слепым лучником
туда где вообще не видны рязани

уйди в созвездье трамвайной девы
на чёрной фате фата-морганы
напиши эпитафию школьным мелом -
я люблю пусть больной пьяный
я люблю тебя...

28.03.01.


El poblecito loco

велеречиво неполным голосом
да о новой луне апреля
о я клянусь что твои волосы
ненамного моих светлее

я пою иркутскую слякоть
на остановке скамейку горячую
и ты спишь и не хочешь плакать
я не сплю и тоже не плачу

хорошо б быть бурятской девочкой
удивлённой с большими глазами
спросит мама - ты спишь Эрженочка?
прикоснётся к щеке губами

знаешь а в нашем подвале
живёт тасманийский дьявол
он пугает людей на вокзале
говорит языком шрамов

но совсем не идут в Тасманию
поезда с нашей глупой станции
я подарил ему стих про Каина
про сжатый кулак и стальные пальцы

я пою про иркутский клевер
про свет в зеркалах лунный
я знаю ты мне не веришь
но я люблю тебя ночь Рунна...

6.04.01.


Абракадабра Геббельса

На газете написано вторник, завтра среда...
Профсоюз электрических чайников, остров в океане льда,
Силуэт в окне знакомый(?) нелюбимая(?), любимая (?) ...

Но Tinctura Crataegi в кружке сонный полумрак...
Все фамилии без "о" пишутся совсем не так...
Как певучи согласные в твоём имени...

Абракадабра Геббельса, температура Роммеля, жарко...
У меня цирроз и собака, у тебя кот и подагра...
Прости,прости,прости,прости, прости меня...

18.07.01.


* * *

У нас скоро будет зима навсегда.
Блокада, ученики Фаренгейта.
О, какая красивая скрипка льда
И метель си-минор флейта.

О, соседка по замку в пять этажей,
Подари мне немного белого снега.
Ах, как весело грызть ледяное драже
После чёрствой тоски июньского хлеба.

Птицы кричат ну где же север?
Ах, как жарко у вас, в этой белой пустыне!
Мы не можем больше смотреть на клевер.
Королева Зима о, какое имя
Имён...

22.10.00.


* * *

Октябрь отброшен и скомкан, сделано
Всё больше ходов и всё меньше фигур.
Я склеиваю лицо твоё очень медленно
Из кусочков никому не нужных скульптур.

Рифмы да нимфы, родства не помнящие.
Так давай плюнем по новой в колодец души.
Ведь так весело сердцу от ударов колющих,
Так смешно разрубить его дряхлый щит.

Хорошо жечь паркет и молчать в прихожих,
Где-то сверху и снизу спокойный, глубокий сон.
Я сделаю твоё лицо из обычной кожи,
И ты скажешь ах это опять моветон...

02.11.00.


* * *

утренний вечер монгольская пара в купе
птичий язык неотступный месяц
в поразительно чистом вагонном окне
сигарета плюс минус десять

немое молчание верхних полок
станции где у людей нет глаз
ты уверен что этот луны осколок
последний самый последний раз...

04.11.00.


* * *

Умер старый клоун Шакья Муни.
В русской церкви тоскует звонарь,
Колокол сердцем звонит унылым
О, Санта Мария, где ты, где ты?
Забери меня, пречистая, отсюда...
Церковь в парке вечных развлечений,
Колокольный шпиль заметно ниже
Верхней точки чёртового колеса...
Все священники такие свиньи,
Бог мудак, и истина в стакане...
Брат, давай обнимемся и выпьем
Сладкой водки столько сколько сможем
И поднимемся с тобой на колокольню
И услышат звёзды в тусклом небе
Наш весёлый, поминальный звон
Умер старый клоун Шакья Муни
И все остальные тоже...

07.11.00.


* * *

количество дней трахеотомия
горло гримпенская трясина
назови моё имя любое имя
ты опять всё пропил скотина

трахеотомия воздух твёрдый
франко-русский словарь камасутра
ты глядишь так предельно гордо
грязное зеркало каждое утро

руки дрожат новый журавлик
это последний шанс оригами
покрась в чёрный цвет мой кораблик
брось в эту лужу прицельный камень

я завтра умру трахеотомия
ария горла дрожжевого теста
скажи чьё-то имя любое имя
я не могу найти себе места

я молчу в телефон купи мне примы
я забыл как сказать эти звуки
скоро кончится воздух трахеотомия
у меня опускаются руки...

15.11.00.


* * *

о твои запятые опять ты я
ты рисуешь кириллицей письмена
молитва в соборе святой Софии
астронавт галактическая война

в планшетах копии схем планет
люди живут никогда не плачут
нагадай мне на картах вкусный обед
казённый дом и большую удачу...

17.11.00.


Глупый ребёнок Настя

каждый вечер перевязочный материал
сделать на завтра диван телевизор
зарплата двести восемьдесят два рубля
калейдоскоп грустные стёкла жизни

все мужики это такие свиньи
каждый день мерзкий клоун Абрамов
Доржик совсем позабыл твоё имя
и я хоть прекрасен да вечно пьяный

твой голос часто бывает грубым
зато кожа всегда так пахнет приятно
говорила на бумаге стихи не любишь
но когда я читаю они так понятны

завтрашний вечер последний вечер
а потом я уеду на сто тысяч лет
в принципе грустить особенно не о чем
запомни это как очень приятный бред...

20.11.00.


The chess players of winter

1. (поражение)

Подари мне ладейный эндшпиль без пешки,
Стоходовую смерть на шахматном бланке.
Ты двигаешь фигуры подчёркнуто нежно,
Ты думаешь он скоро умрёт...жалко (?)...

И в квадрате доски догорает пожар,
Коммуникации сердца закрыты тромбом.
Мой король на h2 очень болен и стар,
Он скоро уйдёт в королевство мёртвых.

Гробница фараона, чёрно-белые дыры
Глаз, холодные диски сестерций.
И ты напишешь эпитафию Лg4,
И мне придётся остановить часы сердца.

20.10.01.


2. (победа)

Ты - безумна, играешь g7-g5,
На девятом ходу в защите Нимцовича.
Я, привыкший так долго и тщетно молчать,
И мой рот искривлён мутною горечью.

Ты жертвуешь пешку, потом слона,
Твои ладьи и ферзь на линии f,
И ты презираешь сейчас меня
За то, что я был так явно слеп.

Но после скромного Фd2
У тебя совсем опускаются руки,
На восьмой горизонтали наступает зима,
Первый признак последней разлуки.

17.03.02.


* * *

Но шкатулка,Амарина,где холодная погода,
Горловой учитель пенья, фотографии блокады,
Жёлто-красные свиданья на окраинах заводов,
Меланома старой кожи, господин страны Анадырь.

На трамвайной остановке, по следам наследства, соболь,
Пять гвоздей в твоём распятьи, сквозь сплошные голоса,
Я читаю обьявленья про маршруты и законы,
Почерневшие от боли мои чёрные глаза.

Все родные умирают, я изломан, я издёрган,
Спутник слова крематорий, дом больница сентября,
Мои чувства опустели, память паутина мёртвых,
Пятый гвоздь, мой бедный соболь, в пятый позвонок хвоста.

14.09.02.


В альбом графини Ф.

алло алло ваш сотрудник на проводе
ваш сотрудник снова вышел на связь
он живёт в маленьком лунном городе
на берегу океана Зелёных Глаз

ваш сотрудник немножко болен ангиной
он пьёт полезный но горький бром
вместе с белкой по имени Валентина
с таким мягким пушистым хвостом

вы так смешно говорите - пельмени с грибами...
кислородный ужин...трамвайный дождь...
а вы знаете что нас называют - рабами?
и это уже давно не совсем ложь

алло алло ваш сотрудник на проводе
ваш сотрудник снова вышел на связь
вы когда-то мне были настолько дороги
что владельцы ломбардов молились за вас

все контрабандисты и скупщики золота
передавали вам через меня привет
я хотел чтобы вы были вечно молоды
что бы вам было минус пятнадцать лет

у вашего сотрудника мокрый кашель
хвост Валентины живой и горячий шарф
а вы знаете что нас упрекают в фальши?
что нам кажется чёрным - сиянье ламп?

алло алло ваш сотрудник на проводе
ваш сотрудник снова вышел на связь
он отказывается умирать в этом лунном городе
вдалеке от ваших прекрасных глаз

16.09.02..


Две стороны ангины

1.
город из глины
горло ангина
в бенуаре отчётливый шёпот
какая ты всё-таки блядь

червоточина солнце
нервы дочери стронций
цифры на моём балконе
минус тридцать двадцать пять

радиолуна паденье
индустрия гены гений
дождь на звуковой открытке
окончанием молчать

17.04.02, 03.07.02.


2.
есть одно забытое слово в словаре
есть одно раскрытое горло в январе
я купила тебе тёплый шарф
почему ты его не носишь

я работаю в неделю пять дней
я спокойнее на свете всех людей
на гадальных узорах моих карт
чёрный крестик значка уходишь

я купила на новый год зубную пасту
очень тёплый шарф и перцовый пластырь
я пыталась красить светлым наш чёрный ад
хотя меня спрашивали зачем ты тонешь

6.01.,27.06.,3.07.02.


* * *

наводнение в деревне
птицы плавают на лодках
размагничены иголки
и размыты стоги сена

мы живём на чердаке
в окруженьи старых свеч
под водой тоскует печь
и кровать молчит в тоске

атлантидой кошельки
одеяла и сонеты
я читаю сон о Грете
наверху больной реки

мы спасли сегодня кошку
с забинтованным хвостом
околдованную льдом
на рассерженном окошке

плюс пятнадцать сантиметров
очень скоро будем квиты
ватерлиния закрыта
окончание - в газете...

12.03.02.


Ракета

зазвенела в колыбели
погремушка-колокольчик
за окном поют метели
только Катя плачет тоньше...

приходи ко мне собака
приходи ко мне котёнок...
взрослые в холодных фраках...
что бормочет там ребёнок...

в моём солнце есть конфета...
на монетах спит ракета...
две копейки три копейки
улетают на луну...

я молчу в потёртом фраке
как в усталом тусклом страхе...
но люблю тебя одну...
не люблю тебя одну...

в колыбели спят монеты
и конфеты и ракеты
колокольчик-погремушка
сладкий пончик и ватрушка
а ещё ребёнок Катя
кто-то грустный на кровати
кто-то светлый в одеяле
кто-то добрый на полу...

28.03.02.


* * *

Подари мне пять долларов добрых
Я куплю себе столько ампул...
На мосту сквозь Исеть голоса мёртвых:
Пойманный в Ницце... сбежавший в Дартмур...

Твой радиоголос немножко обижен
Я всю ночь прождала троллейбус на юг...
Я уже не способна любить ближних,
Мой теперь отдалённый друг...

Твой радиоголос разбит и растерзан,
В застывших глазах коричневый цвет,
Самый тусклый в спектре звезды Бетельгейзе,
О которой ты всегда говорила нет.

11.05.02.


* * *

В жалобной книге в аптеке торговцы ядом!..
Почерк - безумен, латинский предельно чёток.
Я эмиссар государства Восточный Анадырь,
И моё левое плечо напоминает болото.

Я пишу под жалобой негоциантки из Рима,
На разговорном бурятском, с обилием гласных,
О том, что от боярышника, неотвратимо,
На моём плече расползаются пятна проказы.

Их движенье пунктирная линия к сердцу.
Посмотрите, неужели вы не видите, что я умираю?
Я пил его только лишь чтобы согреться,
Но моё плечо стало сгнивший камень.

Продавщица в аптеке молчит равнодушно,
Я растерянно читаю больную тоску латыни,
Там написано, что она не хочет жить, что ей душно,
Что умершего от яда звали Вергилий.

28.05.02.


Рябиновой рабыней

как во городе Тобольске
то есть в городе Иркутске
то есть в тёплом и красивом
городе Новобайкальск

проживают две царевны
под рябиновой рабыней
под берёзовою грёзой
под сосновою тоской

они курят сигареты
с изменённою начинкой
рукава у их одежды
открывают лишь запястья

солнце мерзкое погасло
госпожа луна ослепла
я открыл хороший вектор
и купил надёжный компас

только общество защиты
белок с синими хвостами
всем раздало по магнитным
ожерелиям на шею

и мой компас стал обманщик
он ведёт туда где осень
прячет боязливых белок
с ярко синими хвостами

на моём пути на север
лишь скелеты злых учёных
голоса контрабандистов
и магнитные осколки

солнце мерзкое погасло
меня будут звать иначе -
Господин Который Сможет
Дать Нам Множество Орехов

две царевны спят в обнимку
Хризантема спит на кухне
так её зовут простые
потребители отравы

в бортовом журнале списки
мелкоооптовой торговли
чёрным крестиком нацисты
жёлтой звёздочкой менты

две царевны спят обнявшись
после длинного укола
языки как будто дальше
глубже глубже проникают

на столе большая карта
городов покрытых пылью
океанов в пятнах кофе
рек под пеплом сигарет

там фломастером пунктиры
уводящие на север
в сплошь закапанное воском
королевство грустных белок

с тёмно синими хвостами

29.05.02.


* * *

мой тихий друг Акутагава Рюноскэ
хоть был японец выбрал грустный веронал
есть иероглифы в которых говорится
о птицах улетающих на север
за горизонты всех горизонталей
за все границы шахматной доски
а пешки так же движутся навстречу
от миттельшпиля остаётся эндшпиль
где есть невкусная больничная еда
где сломанные крылья в зеркалах
напоминают только сломанные крылья

01.11.,01.12.02.


* * *

декабрь только слово но дело - холодный шприц
дежурный врач очень старый персидский кот
хирургическое отделение госпиталя для раненых птиц
прижимать лапами крылья чтобы сделать укол в живот

08.12.02.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah