RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
ADV

http://www.sape.ru/ основные биржи ссылок для продвижения. | Купить памятник в Нижнем Новгороде продажа памятников в Нижнем Новгороде kareliann.ru.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Елена Георгиевская

Преодоление шума

17-12-2013 : редактор - Женя Риц





1. Вместо ответа

   Зачем, думал один сумасшедший, мне сохранять лицо, когда его так плохо собрали после побоев, что теперь почти нечего бояться, а на восстановление прежних линий нет денег, и не будет, ибо для их добывания нужно сохранять лицо.
   Он полагал, что остальным будет слишком противно прикасаться к нему, и они не тронут чудом уцелевшую правую половину. Но поблизости оказался N, и у сумасшедшего снова всё пошло вкривь и вкось.
   N говорит: я приманиваю мёртвых, чтобы забирать у них слова. Они, конечно, притворяются живыми, но я всё про них вижу. Украсть у одного, у другого, как Франкенштейн сшивал куски трупов, чтобы получившаяся фраза стала подобна одеялу из лоскутов мёртвой кожи. N говорит: я сам только и умею, что притворяться женщиной и притворяться живым. Я просто лучше притворяюсь, но я не лучше.
   Какой с меня спрос?
   Не надоело вам сыпать костную муку в свои мерные стаканы – подарите их домохозяйкам и идите с миром мимо нашего ложного воскресения.)

2. Морская вода

   Сначала разъедает ссадины, но потом, на воздухе, они заживают необыкновенно быстро.
   Кто-то возражает: «Не у всех».
   Или: «Ты лжёшь».
   Но я же не могу показать тебе, как это происходит, потому что когда всё разбито и содрано, я стараюсь держаться подальше от тебя. Ты сам говорил: лучше лишний раз не смотреть на то, что лучше скрывать.
   Если таких, как ты, вокруг меня наберётся столько же, сколько покойников на соседнем кладбище, я уеду к морю и не вернусь.

3. Атазагорафобия

   Одной женщине пообещали, что не забудут её никогда. Прошло много лет, тот, кто обещал, растворился в толпе, а потом – в земле.
   Она долго пыталась ни с кем не разговаривать, а потом ей стало казаться, что её никогда не забудет бывший заимодавец, с которым она расплатилась полгода назад;
   дальняя знакомая не забудет, что она опрокинула кофейник на колени;
   соседи по старой квартире, откуда она съехала ещё при жизни того, кто обещал, не забудут все её промахи и резкие ответы, без которых вполне можно было обойтись;
   попутчик в поезде не забудет чепуху, которую она ему наплела после распития водки в тамбуре, и до сих пор думает: какая дура.
   Всё вокруг было бесконечной и зоркой памятью о ней.
   Таковы мы все в глазах бога, он невыносимо мелочен, подумала она и проснулась. Сердце у неё билось медленно, сплошная белизна затягивала место, где раньше было окно, как будто стёкла стали одного цвета с подоконником.
   Никто из её немногочисленных родственников и знакомых не мог вспомнить, говорила ли она, что скопила деньги себе на гроб, и пришлось взламывать ящик старого комода, где хранилась сберкнижка.

4. Ад или другое

   Баба в дверном проёме кричит о порядке, на ней расхристанный фиолетовый халат.
   Этот цвет носят романтические особы, начитавшиеся в сети про психологию колористики. Но бабе, наверно, тряпка просто под руку по дешёвке попалась. Пятидесятый размер – или пятьдесят второй?
   Баба в проёме напоминает поэтку, вовсю разоблачающую шлюханство в чужих стихах, при этом с упоением пишущую, как она мечтает увести троих законных мужей сразу.
   Такое безобразие, кричит баба и роняет бутылку, та падает с глухим стуком.
   «Утром эта разносчица заразы бежит на работу, сбивает пепельницу, звон на весь подъезд, а я же сплю в девять утра и не работаю!»
   Баба осматривается, в волосах у неё крупные седые пряди. Ей тридцать пять.
   «Ещё раз так грохнет – вмажу падле!»
   Я прохожу мимо, я анархист, мне не нужен её порядок. Говорят, она считает меня буржуем и побаивается.

5. Конспирация

   Для конспирации представлялся разным людям семнадцатью разными именами, пока не перепутал их все между собой. Это его и прославило: никто в местечке Z не был озабочен подобными вещами.
    «Этот, такого-то роста, с таким-то цветом волос, так никогда и не вспомнит, как его зовут», - говорили о нём далеко за пределами города Z.

6. Преодоление шума

   Б. зарабатывал себе на тишину, беседуя с толпой. На дом с прочными стенами, скверной акустикой; помещение, в котором кто-то умер от передозировки калипсола с алкоголем, когда надоело слышать только шорох веток шиповника за окном; не жильё, а пустое место.
   Посредница прощебетала: «Вторую комнату можно отвести под детскую», - он отвернулся – её голос показался ему не менее тошнотворным, нежели детский визг.
   Чтобы получать деньги от богатых, Б. в своё время даже научился без неприязни слушать джаз, о котором раньше отзывался: «Джаз – это как манную кашу размазывают по скатерти», - а позже понял, что на самом деле это как мозги размазывают по стенке. Теперь ему было немного страшно: вдруг он так приспособился к постоянному слуховому насилию, что от новой покупки не будет ровным счётом никакой пользы? Когда он верил в бога, тот учил Б. смиряться перед шумом, а никакой бог не проходит без тяжёлых последствий для психики.
   «Тебя обманули: приспособиться нельзя к такому количеству вещей, что ты даже представить себе не можешь», - сказала девочка с калипсолом.
   Когда она снимала эту квартиру, ей было так плохо, что она стала раздваиваться, а то и растраиваться. Иной раз в трёх углах комнаты сидели три девочки с калипсолом, если присмотреться – пропадали, но, даже исчезнув из вида, не переставали говорить.
    «А если наберёшь денег на новый фонд, у тебя появится куча живых любовниц, они заводятся от долларов, как мыши от грязного белья, и они будут жаловаться не так, как я, а вслух, человеческими голосами, – сказала девочка. И доверительно добавила: - То, что я принимала, действует болезненно и не сразу. На той стороне известно, что лучше всего .……..цид». Шум ветра заглушил её слова, или она специально понизила голос, чтобы хозяин начал расспрашивать о чудесном средстве – ей было очень скучно и хотелось побольше вопросов и ответов. Но Б. решил не уточнять.

                                                      2011
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah