РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Александра Герасимова

мы были нами

17-12-2019 : редактор - Женя Риц






***

ещё казалось так мы далеки
от этой закипающей реки
она мела седыми рукавами
и топко уминала берега
мы видели
- стога ещё стога
косматыми клонились головами -
мы были нами

и прятались за толщами дерев
и в стоге перепрятывали гнев
и всё ещё должно было случиться
и было нам так мало зим и лет
и самолётный истончался след
на самом синем васильковом ситце

но вот она уже у наших ног
неверие преддверие порог
кто знал из нас каким бывает слово?
кто слово дал – тот подданный реки
не попрощаться
не подать руки
не обещать прощания иного
не ведать крова

и растворяться памятью турбин
иглой теряться в темени глубин
встречаться с теми бывшими придонно
и помнить друг о друге лишь на слух

пока никто из нас ещё не глух
покуда речь ещё не монотонна
мы – два речных случайных обертона
мы – в крыльях мотылька
древесный стук


***

человек узнаёт другого по цвету глаз
по хребту пробираясь странной фантомной болью
чья-то кровь на манжете вздрогнула запеклась
чей-то голос звучит и слух обжигает солью

и по запаху и по слову и по звонку
человечий детёныш след подбирает талый
и прислушивается к беглому сквозняку
и по стенам перебирается пятипало

и незряче новорождённо на страх и риск
человек называет имя и замолкает
у породы людской две метки –

вода морская
в цвете глаз

и ещё тишина

тишина такая
словно время переломилось
и зверь лакает
боль на сломе пунцовом
ноющем изнутри


***

и тогда мы пошли дворами
и падал снег
говорили о разном
о чём же мы говорили
о песчинках на дне бутылки
прибрежном иле
о безродной собаке
о том почему так с ней
 
о трамвайной цепи
брюхатой икрою искр
о фонарном гвозде
о том как на нём наколот
вкривь и вкось
силуэт хромого
о том как молод
он когда-то был
как он прям был
и как плечист
 
и дворы наступали
и всё наступало в срок
мы смотрелись
друг в друга
смутно
про-ис-хо-ди-ли
от всего что бывает
в самом взметённом иле
от собачьего воя
ударившего в висок
 
начинались с нуля
читали с листа свет окон
проговаривали вину
и горели в ней
и ничто не случалось
кроме цепного тока
и пушистого снега
 
неладно и кособоко
мы стояли
 
мальки на отмели
 
сор в вине


***

так не целуют и не ранят
как ты молчал
смотри
вот солнце в реку канет
а вот причал

не отшвартовывать
не вторить
речной заезженной волне
который год
форзац который
не обо мне?

не обомлеем
тускло только
коснётся лунный бок стекла
я шум с реки
смогла насколько
уберегла

вот только зябко
только сыро
так неприветлива река
мы здесь
вполголоса вполсилы
на полрывка

так не молчи же
слишком остро
от этой белой тишины
ещё за поворотом остров
ещё не мы

но горький слух
и праздный шорох
и между ними –
плеск весла

так уголь превращают в порох
так ночь сгущается за шторой
так лодка в ожиданье шторма
невесела


***

и вот ещё
ничто не решено
летит по небу звёздное пшено
теряется в огнях аэропорта
что было предначертано то стёрто
что ввек неопалимо –
сожжено

так есть ли суть в неведенье когда
так полнится надеждами звезда
и облако дождём как млеком полно?
съедает белый шум радиоволны
сгущается у берега вода

не ровен час
и всякому – конец
не марганец не магма не свинец –
всего и только
краткий миг
обрывок
прощание у сомкнутых ресниц
не странствие
не выспренность страниц
не тьма и свет
и все их переливы –
короткий выдох на стекло
огниво
средь вычерченных инеем колец

нет
сути нет
и нет её ни выше
ни ниже чем настроен камертон
давай не попрощаемся на том
что ты и я
воды проточной тише

мы выше трав
звончей обер-тонов
у взлётной полосы
смелее снов

и вот ещё
мы всё-таки вернее
чем сказанное выше

мы алее
закатных обомлевших облаков

мы  – шум прибоя
в рубке
вместо
слов


***

как жертвенны рисунки на песке
вода приходит бегло на мыске
касается несовершенных линий
мутирует прозрачный в тёмно-синий
мгновение - они неразличимы
никем никем

как пламенно горение плода
поспелого ко сроку
он - звезда
напитанная млечным соком ветки
горят созвездий медные монетки
и чуют запах близящийся едкий
грядёт беда

и пусто так за этой запятой,
нечаянной беспутной холостой
врастающей в отвесный край обрыва
рисунки на песке
плоды оливы
и человек
обычный и счастливый
но недоговорённый пустотой
никто такой


***

найдётся курево
но не найдётся слов
для всякой
сумерки означившей приметы
фонарный столб
рябины гроздь
маяк монеты
средь волн травы
неразличимы
непредметны
так забываемы
под цоканье часов
 
так человек
как будто
не овеществлён
в своём
хождении кругом
воцерковлённом
и видит
белое мерцает
на зелёном
и льётся свет стоваттно
молоком топлёным
и слышит шорохи
смолкающих имён
 
закурим
в сущности
как весело смотреть
на обнищание
бумаги папиросной
ещё не снег –
– пока ещё не поздно
ещё так выношенны
так весомы гроздья
и столь тосклива
им завещанная
твердь
 
не зная имени
тверди о нём
тверди
по звуку беглому
намаливая слоги
вороньи выкрики
дрожание дороги
стенанья сена
остывающего в стоге
всё существует после
нас опередив
 
побудем здесь ещё
и постоим вот так
не подбирая слов
безвестно безымянно
пока плотнеет
травянисто пряно
окружный воздух
и в его изъянах
проблескивает
призрачный пятак
тик – так


 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона