RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
ADV

Самая подробная информация Ольга Синтюрева на нашем сайте.
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Ксения Правкина

я другое

22-12-2018 : редактор - Женя Риц





***

я другое невнятное
больше громче меня
шепчет шуршит изнутри
падает вглубь где все во всем
смотрит из неразбавленной темноты
говорит говорит говорит
я вогнулось в себя
я себе много

никуда не вмещается
от излишка памяти собирается
в слезных мешочках подсоленная
непригодная для питья вода
всхлипывает ждет
ну когда уже можно когда
преодолевая запутанную архитектуру
воплощенного я
образуется недолгая легкая тишина

хорошо спокойно быть хрупким
биологическим веществом
зная что есть что-то помимо тела
хорошо спокойно невозможно темно
немножко об этом немножко о том
и музыка где-то


***

те которые неотсюда
бесформенные на первый взгляд
гудящие или тихие
все в подпалинах и разломах
ходят неслышно шумно вздыхают
бесплотными ртами по привычке хватают
спертый воздух

ничего не надо зачем их всех привели
братья-сестры они вот эти
такие прозрачные  
просвечивают деформированные кишки
и все рваное что еще уцелело
металлический кислый запах
заброшенности старости смерти
загустевший душный пропитывает насквозь
все что смеялось тревожилось елось пилось
никто не уйдет целым ровненьким герметичным

ходят-ходят такие крошечные немного грязные
невнятное говоря
избывая рыхлую липкую тяжесть себя
вытаскивают мутные сгустки того
тугие обломки этого
криво торчащие там и сям
складывают пыльной горкой
к другим утраченным сокровищам-мелочам
что-то невыразимое тихонечко завывают
но чаще теперь молчат
становясь объемнее чище тебя и меня
становясь больше антропоморфной заданной анатомии


***

привычный непроницаемый мрак
обволакивает от макушки до самых пяток
ничего не убрать под цветное стеклышко
не скрыть не запрятать
всякий будет лежать беззащитен податлив
сплошная мякоть
ничего не зарыть поглубже
чтобы после вырыть живым
а не вынуть душу
никаких секретиков никаких больше пряток
вышел месяц из тумана
вынул ночь тягучую из кармана
никому не водить туда-нибудь медленно уходить

обесцеленные обживаем подветренные уголки
дремлющего распада
все уже здесь обитает в тебе и во мне
говорит танцует смеется
сипло дышит на ладан
палка-палка-огуречик
вот и вышел из себя человечек
тяжелый нескладный
тише глупенький не плачь
жуй подгнивший калач
не родиться вовсе не то
что родиться обратно
странно
в липком неврозе сидит кузнечик
угрюмый-маленький-человечек
состоит из мяса кожи костей
многослойной херни
мутной соленой хлюп-хлюп воды
непроизносимых прости-спасибо во рту
завывающих гласных не могу-не могу
ужасов черных ужасов красных
человечек мертвый-живой
тепленький-ледяной
разный
непрочный совсем
напрасный


***

память утрачивает слоистую выпуклость
обретая гремящие нежилые развалины
неоформленное доречевое
по вершку-корешку прорастает
то чему еще нет никакого названия
неявное безымянное каждый раз по молекуле
создает себя заново
дымится шипит как в неподъемном чугунном котле
кипящее варево

это другая местность предсонная территория
обратная сторона зрачка
шершавая узловатая темная изнанка
не этого непроявленного тебя
проступает медленно мягко
учит слушать-слушать молчать
растворяет знакомое вещное
бормоча постукивая скрипя

можно ненадолго открыть глаза
из сознательного обжитого себя
туда где древняя память тьма
эмбрионы блестящие разноцветные ты и я
плавают хлопают ртами совсем как рыбы
и яблоки падают-падают нам на головы
создавая ямку вмятинку родничка
много яблок не нужно срывать
кислые сладкие наливные


***

пятнистая земун шевелит ушами
говорит о непознанном
на допредметном простом языке
говядина шкварчит на тефлоновом
подсолнечном
о скорой внутриутробной тьме
механистический кайнозой  
рецессивный ген эпохи оледенения
денно и нощно гудит
утрачивая всякую тишину как рудимент
мы впитали артикуляцию насилия
с горьковатым кроманьонским молоком матери
впитали артикуляцию отчаянья
с гортанными звуками колыбельных
словно белковый фермент

заря-заряница уводит облачное пушистое стадо
туда где непрерывная длительность
туда где с криком прорастала
доэволюционная первобытная речь
туда где что-то на получеловечьем-полузверином
пело рыдало
прежде чем себя размытое в скелеты облечь

заря-заряница по небу гуляла ключи потеряла
мать сыру землю золой посыпала
мать сыра земля всех принимала
в глубине материковых слоев в мягкое кутала
собой укрывала нечем дышать устала

сросшиеся с базальтом гранитом
окостеневшие формы жизни
веками хранили структуру времени
органическую память
литосфера прятала изрытое тельце
в разноцветные мягкие мхи
чтобы спокойнее погружаться в ничто
легче падать
мать сыра земля пора все забывать
нежилое древней тьме возвращать
становясь просто ядрышко
круглый прозрачный камень

заря-заряница не хочу больше ни с кем водиться
забери бессонницу энтропию дай сон
молочная земун говорит о простом
шевеля шерстяными ушами
я говорю не о том


 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah