ПОМОЩЬ САЙТУ
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Пётр Разумов

Мы пионеры, вышли погулять

30-12-2013 : редактор - Василий Бородин





* * *

Мы пионеры, вышли погулять
Всё жутко в мире солнечном
Вдвоём
Разбуженный ребёнок
В тебе как водоём стоит,
Ни тонет, ни фальцет
Волны его не тронет
Он спит и сквозь стекло к себе зовёт
Зачем, зачем он стонет?

Весь эрос – игры в стрекозу
Весь кайф – зажать и дуть
Пыльцу не снять, ужалить не ужалить
И прошлое молчит, и гнётся солнца луч,
Попавший на запястье
Разбуженный ребёнок
Тебя уж не исправить

К ПУСТОТЕ

Живи как хочешь, – говорил
Тот, кого нет, простая рамка
Смотри: болит, ты знал – болит
На шее вскрывшаяся ранка

Я был вампиром дней
И ночь прошла, иссякла
Работать не хочу
Смотри, шипят как угль в костре
От слёз невидимых
Невидимые пятна

Я тень и умысел того,
Кто вещество размял и скомкал землю эту
Я не хочу его, но он всё призывает, требует
Он негодует: к трезвости, ответу

Планету притушил бычок моих молитв
Я сыт неокончаемой чредой пустот
Я не того хотел, я сбит!
Отдай мне жар неспотыкающейся мглы
От жабр вязлой, круглой влаги
Я утонуть хочу, а ты
Останься на бумаге!


НОВОГОДНЕЕ

Моя бабка золой одежду стирала
Мой дед выковыривал с кожей сибирский нарыв
Иудей среди снега
И нары цвели молочаем
– А мы скучаем
– Нет, не скажи
Ворожи, привечай, отгадай, на ресничке какой
Соскользнула слеза в никуда
– Левой?

Страха пóлны карманы
И разбуженный лес шебуршит
Рационального плана спасения нет
МЧС словарём потрясает
– Занят, брат?

Там, где слово сопрело и коготь один на уме
Всё будет круче
Готовься, отара, к зиме
ЭДУАРДУ ШЕЛГАНОВУ

Травил меня собой!
Мне надо возвращаться к людям
Их гумус поправлять. В седую почву
Чтобы песком не стала, положить…
А может за море уплыть

Мне надо не поранить тонкого цветка
При возвращении, у зеркала
Крутить у правого виска

Как грань крепка, чтобы картиной этой
Не только бабушка-уборщица в больнице для таких
Поохала у туалета
Ведь коридор один, и мыть его вдвоём
А мы четвёртый вечер водку пьём

Взгляни на край, взгляни на волосок
На нижнюю губу, проколотый сосок
Татуированных равнин патлатую красу
И покачайся на весу

Прорвись глотком, железной кружкой
Будь той доской, что к ставням не прибита
И на гвозде болтается одном

Где люди – там любовь
И половодьем крепок водоём




* * *

Но скейтера работает тепло
Не так, как тело у меня
Он движитель вперёд-назад
И медленный скачок
Застывшее блаженство
Как полубога зад

Моё бревно молчит
И хнычет
И тревожит
Низ живота поёт
И ниже ноги гложет
Зачем я не такой,
Чтоб каменной стопой
В опрок послать доски
Широкий лёд?

О, спорт
О, суета
О, чресел жимолость

Меня движуха прёт

* * *

Мой холодильник облеплен значками из мест недоступных
Мой будильник взрывается в полдень
Мой кот теребит одеяло

Где обладанье, где пыль вещества
Без функции форма ничтожна
И радость лишь зуд постоянный

Работает тело не так, по лимфе проток преждевремен
Рывок и зевок не предтеча тоски,
Ни облако пара,
Ни рай голубых постоянств

А лишь перебежка, итог
На ранний сигнал
Ответит молитва молчаньем
Она есть источник и форма тепла
Бубнёж о себе для себя без себя

Но есть ли исход?
И нужно ли больше?
* * *

Наркоман, измождённый, больной
Он в больничке побыл, в объектив не попав
Ты же прав, посмотри на часы, если есть
Гаджет совести – время,
В него не залезть

Всё, что рай нарожал
Всё смело, с подоконника пыль
И кафе опустеют, и линии смолкнут, и люди погибнут
От руки перебежчиков в тело одно
На покой, на покой

И свезло как свело


СТОИЛО ПРОСНУТЬСЯ

В обхвате улиц тело моё жутит хворостом за спиной
Сексуальным голосом Вера Воинова шепчет верлибр свой

Снилось, что с Ваней сочинял поэму
Он говорил: череп
Я отвечал: эму

Так же снился Кузьмин,
Он был предводитель шайки
Клоунов и собак
Шапито в расписном небе
Жёлтые пальцы
Паралич, артрит
Я делал ему массаж
Хохотал пиит

Во сне всё самое интересное
Жесть проводов в гнилом блюдце созвездий
Предсердие требухи построек
Стойкий памятник богу посреди села
Слеза недотроги в резиновых слойках сапог
Грог

По эту сторону – отсутствие никотина,
Шебуршение снега, кота, бензина
Хлам преисподней дней,
Вся соль вселенной на ладони печали
Так черти звали меня, качали
В люльке, в венозной тьме, на излучине осени
Проседь сахара на дне не растаявшего
А, впрочем, спросит кто
Скажи, что полк в поход послали
И чтоб меня не ждали


БЕСЕДА С ОТСУТСТВУЮЩИМ

Сгниёт в земле как кости, Коля
Из дерева выпиливать строку
Так нужно дураку
Свободы сеятель стучал о мать сыру
О людоеда-сослуживца
Но служим мы мрачнейшему из птиц
Так сказку я любил, в которой
Питались прихожане музыкой
Их карл на скрюченных ходулях
Из вещества офсетного
Немного поправлял
И маршами кормил
Тюремщик мира был

Так я не нахожу ни в чём итог
Я обезьяна, Коля
На лямках собственных вишу
Изображая то того, то этого
И пустота, не просто пустота
Сказал Никита: пустота отсутствия
Вот вещество заместо древесины

В мультфильме дорогом
Растение ссыхало медленно, изображая
Что видело когда-то в зеркальце посередине
Вот точный образ для меня
Разваливаюсь я
И вместо вопля всё слова, которые уже мусолил
В своём поганом рту и ты, и я
И череп пуст, и движется змея
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah