РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Ирина Поволоцкая

в сердце мглы (предисловие Анны Голубковой)

27-12-2020 : редактор - Владимир Коркунов







Стихи Ирины Поволоцкой производят очень сильное впечатление своей искренностью и тем мастерством, которое возникает как бы само собой, когда автор вовсе не думает о форме своего произведения и пишет уже даже не словами, а самой сущностью своей жизни. Наверное, именно поэтому при чтении этих стихов не возникает никакой дистанции, ведь эта сущность в своей основе у всех абсолютно одинаковая. Мы все так или иначе переживаем травму бытия, ограниченность органов восприятия, сознание своей конечности, все стремимся выйти за пределы того, что имеем, и можем это сделать только путем искусства. Но когда от стихов переходишь к автобиографической прозе Ирины Поволоцкой, то сразу же начинаешь переживать происходящее вместе с автором. И даже если оно кажется далеким от личного опыта читателя, все равно мы понимаем, что рано или поздно столкнемся с необратимыми потерями, после которых придется как-то жить дальше. Так что это нелегкое, но очень нужное чтение.

Анна Голубкова


*   *   *

Четыре угла квадрата:
Я в центре большого мира.
Тишина.


Мгла

Из автобиографической повести в миниатюрах «Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не говорю»

…Как же непросто мне писать о том, что ранило в самую душу, и рана эта свежа… Пишу — и дрожат руки, и сердце сжимается от воспоминаний тех месяцев безысходности. Никогда не готова была я к тому, что случилось — и разве можно быть готовым к такому?..

…Конец 2008 года, у меня апофеоз стресса: курсы тифлосурдологии, работа, институт, ещё и домашние дела надо успевать. На курсах я все 4 недели — с первого дня, поймав вирус гриппа в метро — болела, и лечиться пришлось «на ходу», отлежаться мне не дали. Недосып, усталость, душевное и физическое перенапряжение — чувствовала я себя в те дни муравьем, взявшимся тащить груз больше его самого в сотни раз. Порой казалось, что ещё одного дня гонки я просто не выдержу… Но дни проходили, я просыпалась утром — совершенно не отдохнувшая — и круговерть начиналась снова… И снова. И снова…
Приходил вечер — падала и засыпала — дни и ночи слились в одну сплошную полосу чёрной вязкой усталости.
Так не могло продолжаться бесконечно. Я порой застывала на месте, и в голове была только одна звенящая мысль: «Всё, хватит! Пора заканчивать — пока не поздно!».
Но эти «звоночки» я пропускала, надеясь, что выдержу, как выдерживала не раз.

…Я работала за компьютером, тяжеленные очки, как и обычно, постоянно сползали и давили на нос… Головная боль усиливалась — а она стала постоянным фоном тех недель, — и внезапно в глазах забегали яркие блескучие мушки. Это резко отрезвило, и я решила всё же отдохнуть. Два дня (всего два дня!) — отдых от компьютера — и пришлось к нему вернуться. Я не готова была отказаться от своей активной деятельности…

…Поработать я успела совсем немного. В один короткий миг сверкнуло перед глазами, всё поле зрения закрыли крохотные капельки желтоватой непрозрачной воды. Это было — мгновенно…

И — наступила мгла.
Именно мгла. Не темень кромешная, — я ощущала разницу света и тьмы.
Нахлынул приступ животного ужаса, я не хотела принимать мглу в своей реальности и надеялась, что пара минут отдыха вернет всё назад…

…Каким-то чудом тем вечером, по зимней Москве — на автобусе и метро, — я сумела доехать до места, где у меня была назначена встреча. Как я смогла? Не знаю.
Просто — был шок, состояние полной прострации. Домой я одна, конечно, тогда вернуться бы не смогла…
И этот липкий жуткий ужас, когда напрочь испаряются все другие ощущения и мысли, — он был со мной долго, очень долго… Три с половиной года я жила как выключенная, в состоянии наркоза, душевной комы.

…Самые первые дни — «качели»: я ещё надеялась, что это — момент, из которого ещё можно вернуться. Я ещё надеялась, что мгла — не самое страшное, и всё — поправимо. А другой точкой «качелей» был тот самый подавляющий волю и разум ужас.

…Тот жуткий день провёл черту. «До» и «После»… «До» — я была свободна. Пусть относительно, но свободна. «После» — мир в одно мгновение схлопнулся до размеров квартиры… И у меня для общения остались только руки.
Диагноз прозвучал как удар ножа в сердце: «Немедленная операция. Шанс, что она поможет — 1 к 10». Мгла сжала меня тисками, я погружалась в неё всё глубже и глубже с каждым днём, отделявшим меня от первого мига…
Я враз потеряла красоту закатов, улыбку дорогого человека, цветность мира, и больше не могла рисовать… Исчезли книги. Звучащий мир мне был недоступен уже с детства, но остаточное зрение до сих пор позволяло хоть как-то видеть…
Щупальца мглы захватили мои глаза, они пробрались и в душу, я утратила всё, чем жила, и не стало смыслов и желания жить. Казалось, мгла захватила меня целиком. И нет ничего помимо мглы и безмолвия.

…Теперь я знаю, что значит «сердце мглы»… Как я выбиралась из этой «мглы» — это уже другая история…



*   *   *

...Хрупкое утро вторника…
Еле встала, усталость скопилась тяжёлым грузом.
Наше тёплое стеганое одеяло казалось таким уютным, и совсем не хотелось вылезать.
За плотными шторами и по-зимнему грязным окном — солнце, чудесный день!
Но внутри меня — такая хрупкость, и стены усталости давят невероятно...
Тёмно-серой плёнкой окутал плечи вопрос: «зачем»?..
И даже аромат свежезаваренного кофе не поднимал настроение.
…Стёганое сиреневое весеннее пальто надето.
Выходим.
Морозец…
Сухо.
Весна.
Тихим всплеском волны миг радости…
Но всё тот же вопрос тяжёлой плёнкой лутрасила давит на голову: «зачем?»
Где корни моей вины?
И в чем же я виновата?
В том, что вот — родилась?
Или в том, что я стала такая?
Где-то в прошлом, далёком безумно —
Что же было такое там?
Что привело к такому сегодня?..
С утра в голове усталой вопрос:
Зачем?
Зачем!
Зачем…


*   *   *

Кисточка. Тушь. Бумага.
Пять штрихов, простых, как жизнь.
Пять стихий красотой сверхчуткой
Наполняет незримо лист.
Я рисую, как будто слышу
Непроявленных Сил призыв:
Бамбук, ручеек и горы —
Чем проще, тем глубже смысл.


*   *   *

Ах, как птицы поют… 
Но не слышу я их. 
Ах, как струи звенят… 
Но не слышу я их. 
Ах, как краски горят… 
Но не вижу я их. 
Ах, как белы снега… 
Но не вижу я их. 
Руку дай, расскажи. 
Не молчи. 
Покажи. 
Этот мир — он такой. 
Для меня — не простой. 
Руку дай. Поддержи. 
Что ты слышишь? Скажи. 
Что ты видишь? Дари. 
Вам так много дано —
Видеть, слышать —
И жить. 
Самому. 
Рвать цветы на лугу, 
Видеть капли росы. 
По тропинкам бродить — одному. 
Подари мне — на миг —
Ярких звуков канву. 
Разве много прошу? 
Я душой дотянусь —
Только дай руку мне. 
Я прошу…



*   *   *

...Я замираю, я — в центре города, я — точка, в которой — тишина. Это — просто мгновение, моё личное мгновение… Но — оно длится, пока сидим в уличном кафе. Открытое пространство, смесь запахов, вкус пыли на губах. Нет ничего — я в тишине. Но я чувствую — город вокруг живёт своей, отдельной от меня жизнью...


*   *   *

Как лепесток последний у пиона —
Взрыв запаха и вспышка цвета:
Так — просто миг…
А я опять выдумываю мир,
И для меня звучат все ноты разом:
И летний день мне добавляет в чашку
Звенящего жасминового духа…


*   *   *

Руке в руке —
Преграды нет
Преграды все —
В уме.
Рука твоя —
Мой проводник,
Туда, где слышен
Мир,
Туда, где цвет в глазах
Рябит,
Туда, где каждый —
«Сам».
Моя рука ведет
Во тьму,
Туда, где тишина,
Туда, где каждый —
В глубине,
Внутри себя.
Туда, где мир —
Один, в зерне,
В ростке,
В касанье рук.
Один наш мир —
Преграды нет,
Лишь потянись
Ко мне.



*   *   *

Радуют встречи,
Которых не ждешь.
И от рук человеческих —
Теплеет в душе.
Неожиданно теплый
Внимания круг —
Улыбаюсь сердечности
Ваших рук.

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
1999–2021 Полутона
計画通り