Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Анна Румянцева

Новый Олег

29-12-2019 : редактор - Женя Риц





Олегу было девять, когда он захотел научиться красиво плавать. «Желание возникло, когда я впервые прыгал с тарзанки. Я тогда прыгнул, как и все, в порядке живой очереди. А когда вынырнул, долго не хотел плыть к берегу».

Хуже всех в тот день прыгнул Витя: его запястье застряло в петле из верёвки, на которой держалась тарзанка, и мальчику оторвало руку. Впрочем, Олег в момент инцидента находился на середине реки и потому видел произошедшее издалека, и большинство деталей знает со слов очевидцев: не успел своими глазами рассмотреть ни открытую рану Вити, ни оторванную руку, которую сняли с веревки и передали врачам. 

Вечером того же дня Олег сообщил маме, что хочет научиться красиво плавать (уже принял это решение без ее согласия - поставил перед фактом), а мама ответила, что плавать красиво - это двигаться в воде синхронно (с кем?). Так Олег попал в секцию по синхронному плаванию в районный спортцентр, где оказался  единственным мальчиком в группе и тренировался без пары. Сначала на это не обращал внимание даже он сам: разучивал базовые элементы, работал над общей физической подготовкой… А потом Олег перестал справляться, не мог смириться, что никто из девочек не соглашается плавать с ним в паре. Он ложился спиной на воду и разглядывал трещины в потолке, иногда так пристально, что ему на лицо начинала сыпаться штукатурка.

И вспоминая много лет спустя этот период своей жизни, он бы хотел представлять тогда Свету: девочка заходит в помещение и видит, как красиво Олег научился плавать. Но в действительности никакой Светы в жизни и мыслях Олега не было, а было только:

«Утро-зевнул-встал-сосиска-вышел-бычок-покурим-кастрик-давайзапалим-давайлягушкунадуем-давайтритонанадуем-ойлопнул-ойдружок-учисьпокаяжив-давайпопатрону-давайпокапсуле-молотком-уууууу»

После игры с ружьём деда без руки остался еще один мальчик. И Олег испугался. Ему стало казаться, что дружить с ребятами со двора опасно, и он без объяснения причин прекратил с ними видеться. Первое время они продолжали звонить Олегу по домофону - звали гулять. Но через несколько дней отказов прекратили: «Сам выйдет, если захочет!»

Олег в те дни часто смотрел из окна на своих теперь уже бывших одноруких друзей и завидовал их смеху: его ничего теперь не смешило так же сильно, как когда-то их шутки.

В тот же год Олег прекратил заниматься синхронным плаванием: «Абсолютно бессмысленная затея для мальчика, чьи родители не готовы ездить на метро. Я до пятого класса был уверен, что в центре города одни небоскрёбы, а потом я там оказался...нет, небоскрёбов там нет… оставался только районный спортцентр у дома, но никто из девочек не хотел плавать со мной в дуэте. Мама уговаривала подождать, закончить начатое, но я не смог. Я решил, мне больше подойдёт музыкальная школа».

Олег стал посещать уроки игры на саксофоне. Выбрать именно саксофон предложил отец - первый в жизни совет, который Олег получил от мужчины, до этого о его будущем думали только женщины.

«Сынок, говорю тебе как мужчина мужчине, так что послушай. Ты сможешь играть на саксофоне в ресторанах, тебя будут рисовать студентки художественных училищ. Все будет так, как я и мечтал. И если ты будешь стараться, то тебя покажут по центральному каналу - сначала в новостях, а потом в музыкальном шоу: ты будешь сидеть в составе жюри и раздавать призы и советы. Все как я и мечтал».

****

Но вопреки мечтам отца, Олег в свои тридцать четыре зарабатывает деньги мытьём автобусов день за днём. В его жизни нет ни женщины, ни желания. Случайные знакомства в столовой депо - единственное развлечение. Олег встретил там однорукого музыканта, который играл на губной гармошке так красиво, что было совсем незаметно, что он однорукий.

А как вообще это может быть заметно?

Когда звук губной гармошки стихает, Олег еще раз обращает внимание на то, что музыкант всё-таки однорукий, то есть дружба с ним может быть опасной.

«Я и так пожертвовал многим, в некотором смысле - потерял честь. Стоит ли теперь рисковать? Может быть, лучше обойти его стороной… в дальнем углу есть свободный столик. Нужно что-нибудь вспомнить, отвлечься».

И Олег вспоминает мужчину, за которым часто наблюдает из окна своей квартиры. Про себя он называет мужчину Константин или просто К. - так удобнее и короче. Себя Олег тоже часто теперь называет первой буквой имени - О - и просит родителей и бабушку, с которыми ему так нравится жить, называть его О, чтобы не тратить время на лишнее, времени ведь всегда не хватает. И они называют, хотя «мы дали ему другое имя, я не понимаю, почему он его коверкает».

К. всегда (когда О. за ним наблюдает) рисует на холсте красками; иногда - с открытым окном (когда жарко) - тогда легко следить за движениями его рук; но чаще - с закрытым, потому что жарко бывает редко - тогда движения рук приходится додумывать. О. никому не говорит, что любит следить за незнакомым человеком, он не до конца уверен, что это законно, ведь так много приятных вещей - вне закона.

А потом О. неожиданно встречает К. в парке. Тот делает фигуру из веток. «Наверное, увлекается скульптурой», - произносит О. так громко, что К. оборачивается на голос. Они долго смотрят друг на друга, не моргая, но О. сдаётся первым (разве можно сдаться вторым?): глаза начинают слезиться, он трёт их руками и понимает, что может занести в глаза грязь - начнётся конъюнктивит; такое уже случалось. О. отворачивается от К. и медленно двигается как будто в сторону дома. Хотя его дом так далеко от парка, что невозможно понять, в какой именно стороне. К. окликает его:

«Эй, не зови никого. Я не хочу, чтобы это ещё кто-нибудь видел. Это не моя работа, я от неё отрекаюсь. Я даже не могу объяснить, что именно не так - как будто всё, начиная с задумки. Так сложно признаваться себе в подобных вещах, но, кажется, так и есть - уродливо всё, с самой задумки».

К такому О. не готов. Ему так нравилось наблюдать за К.из окна, придумывать его историю и иногда представлять его лицо перед сном. Но разговаривать с ним, отвечать на его вопросы - нет.

«Нет, я не хочу это обсуждать. Бывает тяжело. Но я тебе помочь не могу, я вообще не разбираюсь в искусстве, мне это не интересно. Разбирайся с этим сам. А я пойду домой. Если хочешь, заходи ко мне в гости, когда будет время. В твоём доме третий подъезд, квартира шесть»..

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り