ART-ZINE REFLECT


REFLECT... КУАДУСЕШЩТ # 26 ::: ОГЛАВЛЕНИЕ


V



aвтор визуальной работы - Svetlana Zakharova.





сошла с ума когда самолет набирал высоту и в носу что-то задвигалось похрустывая: это перемещались носовые перегородки (на тонких деревянных ногах китайскою чушью – все мои препоны из кружев крахмальные чепчики одиноких ночей) – ощущения были неожиданные яркие настолько что потеряла сознание.
очнувшись и вскинув руки к лицу ощупала твердый чуть шершавый клюв. он был очень острый. с него капала кровь.
я рада была этому дару свыше (больше всего я боялась превратиться в глухую рыбу с выпученными глазами и пересохшим ртом). я знала теперь что точно вернусь и выклюю твое сердце так мы всегда будем вместе хочешь ты этого (или нет).
















свет отпускает лучи
принуждает к
наготе
в материнском лоне из глины

прильнуть к тяжелым сосцам
в счастье ли в горе

как сдувшаяся вша спешу
напиться

(тут он смешит я говорю не смеши
у меня на лице маска из глины

что? задыхается он что?

керкапорта, забытая дверь
пылинка)










как из правого зрачка вылетает стрекоза
так из левого зрачка можно выудить рыбу

шапо! – говорит стрелочник
и снимает с меня скальп

слово зá слово
рельса зá рельсу
дойдет ли?

и разве обо мне плывут они лицами вверх
– стрелочники, птицы с деревянными крыльями
усталые члены покойно на волосатых животах











имена собственные вспоминая:
зародись здесь и тут существуй
вопреки себе напротив себя
там где не было ничего
и опять ничего не стало

так смерть лаской леской слов
ловко обманывает обматывает
собственные имена вспоминая:

пока медуза заглянув в себя
не становится камнем
камнем не уходит на дно

так молчать ни о чем не умея.










между небом и небом
горячее ладонь
чем крик

не крик но кость брошенная в жадную пасть огня

между белым и белым
выбираю тот миг
когда ты задрожав проложил
млечный путь
– через рот –
прямо мне в сердце.










не было и дня чтобы он
не раздел её не разделал

потому что здесь мы
можем вместе молчать

он говорит и показывает

фотографии мертвых
своих матерей

потом кладет голову ей
на живот и засыпает











чтобы быть смелым –
смотреть на свет пока гвоздь
не войдет – прямиком –
в сахарное сердце

его слезы растопят
он умеет обнять и утешить
небо сшитое ловко

но она закрывает глаза –
не смотря на осень,
прозрачней капли воды,
которая уже на подходе

но гвоздь; сладкий сок сердца,
пожирающий его плоть.









раковина тихо закрылась, тогда

(плавали в мареве плавились
срастаясь тенями лежали в траве
и даже у воды было не вздохнуть

только небоскребы стояли прямо
и пугливые кролики летали

тогда, только тихо закрылась
раковина) я вспомнила:

дичок-сорванец; незнакомые воробьи;
как она открывала цветок рта.












ятéбя

говоря гавайи или гаити мы ныряли под яркие жаркие юбки: солнце отдавало нам честь. мы касались щеками прохладных бедер. это ты касался! нет это ты касатка! это

– это ты? – холодными пальцами по столу.

жили-были нет были-пыли были такие звездные пыли что ты махал(а) мне с той стороны: давай сыграем и мы смеясь. земля дрожала у наших ног боясь что пнут. нахохотавшись всласть мы медведице под бок – спать. люди слепыми носами в небо искали день-ночь.

зря говоришь ты зря мы прошли тот молочный путь до конца. ноги устали подошвы горели:
– не помнишь кто назвал этот океан тихим? врать зачем?

мы очнулись от криков и свиста хлыста. туземцы пялились в зеркала и млели. они видели тебя. и меня. ты летел(а) я плыл(а). мы оказались разбиты в орбиты.

так настало время. так родилась пора Ятеби.





































следующая ХАНС ФАВЕРЕЙ
оглавление
предыдущая IV






blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2022 Полутона

Поддержать проект