ART-ZINE REFLECT


REFLECT... КУАДУСЕШЩТ # 14 ::: ОГЛАВЛЕНИЕ


Шэрон ОЛДС. САТАНА СКАЗАЛ



aвтор визуальной работы - Photo by V.Kupriianov, idea by Iu.Proskuriakov.



(Перевод с английского Д.Сумарокова)

Я заперта в коробочке из кедра
с рисунком пастушка, приклеенным
по центру, среди других картинок.
Причудливо изогнутые ножки,
и позолоченный замок сердечком
без ключа. Я постараюсь описать
мой путь наружу
из закрытого пространства,
благоухающего кедром.

Итак, явился Сатана и говорит:
«Я мог бы вывести тебя отсюда, если скажешь:
мой отец – дерьмо». Я повторила:
«Мой отец – дерьмо», и Сатана
расхохотался, продолжая: «Приоткрылась.
Теперь скажи: моя мамаша – сутенер». –
«Моя мамаша...» –
и вправду, что-то хрустнуло, приотворяясь,
пока я выговаривала это.
Мой позвоночник распрямился,
как розовая спинка балериньей
заколки для волос
с рубиновым глазком, она лежала рядом
со мной на атласе обивки.
И снова в мое ухо вкрался голос
Сатаны: «Скажи «дерьмо»,
скажи «смерть», скажи «трахнуть отца».

Боль загудела в коробочке
детской, стоящей на крышке бюро,
и открылся чудовищный глаз, точно омут
в окружении роз, гравированных тут же,
он был печален и – может быть,
мне показалось – себя ненавидел.

«Дерьмо. Смерть. Трахнуть отца».

Что-то открылось.

«Правда, намного лучше?» – спросил Сатана.
Вроде бы свет преломился на тонкой булавке,
я различила два цвета дерева. «Я же люблю его,
знаешь, – пролепетала куда-то во тьму. –
Я люблю их, и как мне теперь объяснить, что случилось
с нами в потерянном прошлом?» – «Конечно, –
сказал Сатана, ухмыльнувшись. – Конечно.
Теперь скажи: пытка».

Сквозь черноту, впитавшуюся в кедр,
я разглядела, как разверзлась щель.
«Скажи: папашин хуй, мамашина
пизда, – шептал мне Сатана на ухо. –
Я выпущу тебя наружу». Щель
росла, пока не наступило время
до появления меня на свет,
и показалось место заточения – постель,
и я, произносящая волшебные слова:
хуй и пизда. И голос Сатаны
был бесконечно ласков: «Можешь выйти».

Я чувствовала: воздух стал тяжелым
и плотным, как горячий дым. «Входи», –
шепнул мне Сатана, и этот шепот
принес с собою смрадный выдох. Вход
оказался пастью дьявола. «Войди в мой рот», –
послышался приказ, и щель,
ведущая к свободе,
сужалась прямо
на глазах.

О нет, ведь я любила
их... ведь это было
мое тело, сжавшееся
в кедровой темнице –
до того, как дьявол
высосал себя отсюда
сквозь позолоченную
скважину замка
и воском языка
отверстие навечно запечатал,
сказав: «Теперь это твой гроб».

Я снова взаперти,
я ничего не слышу,
озябшие ладони согреваю
в рубиновом глазке
заколки танцовщицы, обретая
в мерцании холодного огня
внезапно обнаруженное знание любви.






следующая Алекс ОЧЕРЕТЯНСКИЙ. ЧЕЛОвечек
оглавление
предыдущая Joseph MILLS. TWENTY-NINE WAYS OF MAKING LOVE






blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2023 Полутона

Поддержать проект
Юmoney