polutona.ru

Полина Губанова

и до свадьбы не заживёт

*   *   *

как разбитая глыба бетона
я —
рассуждаю о своей разбитости.
провести ли мне рукой по волосам
растворить меня в гранёном стакане
вместе с двумя другими
кубиками сахара.


как оледенелый мамонт
шокированный своим бездвижием
с широко распахнутыми глазами —
через много лет удивляется
собственному отчаянию.


как большая рысь
проводя когтистыми лапами
по стеклу
так же думает это лёд —
или по крайней мере <...>


по крайней мере я —
пытаясь случайно
не прирасти к чему-нибудь
не приледенеть языком
к фонарным столбам в минустридцать
ощущаю своё партнёрство
с каждым —
с каждым фонарным столбом.


если рысь ищет
определение радости
глядя в свои гремучие
необъятные следы на снегу —
то она ищет запах
утерянного партнёра
и мы с ней в этом похожи —
вместе горюем по лету
прирастанию к фонарным столбам
или следам
или по крайней мере <...>


так мамонт скучает
по своей разбитости
по своей суверенности
в качестве независимого субъекта —
гегемония льда
ест его как селедку с маслом
на ужин.


геккон бежит по стене
греческого виноградника
в водорослях застряла тень —
это я и рысь.



*   *   *

говорят до осени еще
25 дней
но меня не обманешь — уже ноябрь.
через тугоплавкую вязкость ноября
пробраться — сегодня ничего не стоит.
произносить невозможные молитвы
протыкать от смирения руки —
это моё доказательство
мой символ веры
и если меня подберет
на монастырской дороге инок
меня стоптанную в пыль
превращенную в козлёночка
водой из пруда
он всё же осмотрит меня
на предмет христианства
на наличие признаков смерти
на моём лице
я страшно смеюсь —
на моём лице нет
не то что признаков смерти:
на нём и признаков жизни
нет.



*   *   *

лежание на полу
прислушивание к деревяшкам пола
невозможность стать взрослым
хочу приклеивать к лицу
маленькие малинки
розовокварцевые малинки
вместо кварцевых слёз
когда больно разбил коленку
и щиплет намазать йодом
нужно намазать йодом
оранжевокварцевым йодом
бабушка говорит моя хорошая
до свадьбы заживет
я начинаю плакать
это всё чушь
и я никогда не вырасту
буду всегда отчаянно маленькой
в масштабе познаваемой реальности
типа 1:100000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000000
а может еще меньше
моё физическое тело не знает
я ему не сказала но я
всегда буду размером с резинового бычка
которого бросают в ванну
и он не тонет
это секрет который я положила в дупло
и до свадьбы не заживет, бабушка!
всегда буду пускать
кварцевую малиновую слезу
едкую кислую слезу
по маленьковости других сущностей
их неосторожной недолюбленности
по пению деревяшек пола
может быть я постарела
в восемь лет



*   *   *

когда идешь по горячей набережной
инжирный финиковый
запах разложения южных фруктов
под заглядевшимся закатным солнцем
пальмы склоняются заботливой
паренной светло-розовой головой
в духоте мюзиклов и дискотечной попсы начинает казаться
время течет не так быстро
птичка моя
вытирай брови
вытирай ресницы
шепчешь щекой припадая —
здесь не течёт время.
песок влипший в сухую кожу
как в сказках киплинга
делает нас бизонами
загорелая кожа
я представляю себя обнаженной ио
на просоленном камне.
здесь хочется пить вино
заводить детей под электронику
и монотонное техно
бросать плоские камешки
вытесняющие море из берегов. птичка моя, 
здесь к сожалению не майами — 
здесь берега нила;
немым рыбьим голосом —
песня для никого.


мокрая обнаженная
я похожа на саламандру
которую хочется накрыть банкой
увезти на родину контрабандой
которую хочется в квартире выращивать
в ванной.
вместо садомазохистской мечты
вынашиваю другую
я написала сказку как здесь под солнцем
мы растворяемся в приливной пене
и крылато-плавниковых порождениях
воображаемого моря
я написала миф про то как мы
плавимся вместе как два красно-бурых
незастывших горшка
прилипших друг к другу
как затонувшие статуи
на глубине шесть футов
одной уцелевшей рукой подглядывая снизу
говорят привет! —
счастливые глотающие соль
которая стекает в морщинки по уголкам рта
мы бережем как зеницу ока
наше общее расчлененное бытие
заменённое зеленящимися илеющими
обломками кораблей —
я так похожа на нереиду
сидящая обнаженной на
просоленном камне.


твой сушеный песчаный голос
так близко ко мне что чешется ухо;
неправильный каменный нос щека
ты ближе ко мне
чем когда-либо был к кому-то
я вскрыла мидию видишь я
пополам разломала ракушку
поэтому знаю —
за это меня никогда не забудешь.
нам будет достаточно этого ломкого
южного античного мира
мы будем бить по лицу друг друга
плакать от соли и солью
стоять на коленях на гальке
танцевать если хотя бы один из нас
умеет извлекать из ракушек музыку.
я порезала ступни
о подводные камни
поэтому сегодня мне снится арбуз —
ты прыгаешь со скалы в море
ты прыгаешь я улыбаюсь
и я не хочу
не хочу никого другого.



*   *   *

сесть на качели посмотреть на солнце — 
можно исчезнуть и стать всего лишь 
большими розовыми глазами 
вверх/вниз/вверх///:;::(//////):(:/;//// 
и наверное захочется 
не обладать вообще ничем 
раскалиться и греть горячо 
как испорченный радиатор 
признаваться в любви 
что даже всей поверхности тела 
не хватило бы чтобы 
признаваться в любви 
улыбаться прощаясь 
признаваться в любви навсегда 
плакать тёплыми розовыми глазами 
обещать что всё хорошо 
признаваться в любви 
солнце розовое вытирать от слёз 
розовые розовые щёки 
тяжелые розовые глаза 
греть красные прозрачные уши
так будто это сон 
а если приснилось то можно считать 
что вы прожили вместе жизнь 
обещаю что всё хорошо