polutona.ru

Софья Алемпиевич

Чистым мёдом



*   *   *

Собирались в день Солнца, с зарёй,
Поднимались по древним ступеням,
 
Чтобы тайно, в тиши ледяной,
Вход Господень приветствовать пеньем.
Храм, укрытый тяжёлым плющом,
Оплетённый тёрном послушным...
Рассказать бы тебе и о том,
Как спешили прочь после службы
Мимо башен, кофеен, дворцов,
Унося на челе капли мира.
Солнце нежно сияло в лицо.
Было мартовски ветрено, сыро.
Рассказать, как в канун Рождества
Ключаря ожидали в потёмках,
Берегли голоса и слова,
Озираясь, дивились негромко:
Город спал. В целом городе дождь.
Темень, изморось, сырость, промозглость.
Рассказать бы, как сердце рвалось
 
И срывался взволнованный голос,
И звучал
 утешеньем ответ — 
А потом, в тишине многоглавой,
Раздавалось великое: — Слава
Показавшему утренний свет!
...Свет ложился лучом из окна,
Свет струился от дальнего входа,
Свет клубился до самого свода,
И поблёскивали чуть поодаль
Растворённые настежь врата...

Но снедает меня немота.
На устах — только старая сплетня:
— И-и, родимые, — бла-алепье!

И, смущаясь, смыкаю уста.


2010 г.


*   *   *
           
Благовонные горы рассвета,
Лёгкий бег, тёплый ветер полынный.
Начиналось бессонницей лето:
Непостыдной, нестрашной и мирной.
Был мне друг благодарный и кроткий
Под огромным степным небосводом.
Дорогой за тебя взяла откуп:
Чистым мёдом взяла,
чистым мёдом.



*   *   *

...Вот возьму и превращусь
В незатейливую птицу,
Полечу и засвищу
(Вот родня-то удивится!),
Поселюсь на мачте ЛЭП
Где-то в Лискинском районе,
Тишины сердечной ради...

Терпеливый — не в накладе.
Солнце льётся мне в ладони.
Зреет монастырский хлеб.



*   *   *

Чему уподоблю любовь?
Её уподоблю
Крупице горчишного семени.
Тихо за пазухой ляжет,
Таясь до поры.
Но двинется в рост неуклонно,
И вот —
Обильной прохладой зелёные ветви шумят!

Чему уподоблю любовь?
Её уподоблю
Комочку закваски.
Сокрыта в сухую муку,
Она начинает таинственный труд обращенья,
Пока не взойдёт вещество.
И вот —
Душистый, румяный и пышный является хлеб!

Чему уподоблю любовь?
Родству неземному,
Небесной поруке Христа.



*   *   *

Где возлюбленный твой? — вопросили печальные фрески.
Где же твой наречённый? — безмолвствуют в небе огни.
Изменилось пространство, взметнулось в невиданном блеске,
Обступило вокруг, поглотило грядущие дни.
Омертвело лицо по краям, и осыпался воздух,
И земля изменила ногам... — Успокойся. Остынь.
Мир сомкнулся, пространство опять неподвижно и плоско.
Снова в доме своём.
Тишина. Лист бумаги.
Аминь.


30.09.2015 г.


*   *   *

Ходит инок по столице,
Запрокидывая взгляд:
Наверху расселись птицы,
Снизу граждане спешат.

«Гляньте, люди, что творится!
Строил книгу — вышел дом.
Строил дом — явились птицы
Попрекать меня гнездом».

Побреду по свету делать
Птицам зимние дома.
Заметает в поле белом
Дом мой брошенный зима.


15.01.2016 г.


Кумановская колыбельная

Мне видится из дальней стороны:
пожар потушен, дети спасены,
война не возвратится — и едва ли
была, — и нет тебе иной печали,
как только — что подушка горяча;
и, обернувши тыльной стороною,
у кромки сна, доверившись покою,
избывши полуночную печаль,
в предчувствии неведомой отрады…
И явятся распаханные гряды,
пологих гор туманящийся ряд…
Шумит прохладный ливень сентября,
и, примостившись подле митральезы,
впервые понимаешь: вы — Железный,
и впереди страданья и рассвет,
и в сонной мгле дожди смывают след.


30.08.2015 г.

(речь идёт о Железном полке, прославленной сербской военной единице во время войн 1912-1918 гг.)


*   *   *

Поезд дрогнет и покатит, по наклонной, книзу, к югу,
(— «Како ће се раздво
jимо, ти од мене, jа од тебе...»)
Путь неведомый и странный набирает обороты,
Над ночным далёким Вране крест сияет на вершине,
С серебристым ясным звоном в тёмный лес слетают звёзды…


Cкоро упадут границы, и ущелья след мой скроют,
И туманы, обступая, повлекут до самой Пчини,
А в безмолвной Прешев-казе едва вырвусь от позора;
Неуклонно и непросто продвигаться буду к югу,
Дивный Битоль в чистом поле оставляя за плечами,
Воды мутного Вардара пронесутся надо мною,
И останется добраться до последнего предела —
До Солуни, до святыни, до оливковой гробницы, —
Там, под белой башней лёжа, думать: свидимся ли снова?..

Если вдруг когда услышишь на закате в час нежданный
Тихий тёплый южный ветер с моря — вспомни мою душу…


Декабрь 2015 г.



*   *   *

По Мораве ехать скучно:
Горы да леса.
Ах, слепил Господь игрушку —
Женские глаза!

Отчего же мне, скитальцу,
Навсегда милей
Безутешные пространства
Родины моей?