polutona.ru

Алексей Швабауэр

Трепыхание горлиц



***

стою на остановке

 

слева — женщина

 

справа —

другая 

 

ту, что слева,

зовут Елена

 

правую окликают

именем Таня

 

Елена хочет на море:

пена и песни сирен

 

Таня выбирает

пенопропилен

 

выбирай, Таня,

выбирай себе каменную вату

 

обустроить холодную

хату

 

твой мяч утонул

в раннем детстве в реке

 

и теперь, чтобы, скрыть эту травму,

ты находишь себе утешение

в строительном бутике

 

У Елены,

судя по телефонному сообщению,

тройня

 

она хочет увести их на море

 

её забодала работа,

готовка и хата

 

прикольная пена прибоя

еще никогда

не выглядела столь богато

 

ей хочется пляжа и солнца,

вечернего танца

 

Елена прекрасна

 

и Таня — 

тоже прекрасна

 

***

— как твое здоровьечко?

— ничего,

пока держимся

 

— полечись,

выпей молока с медом,

выйди за ворота,

 

сплюнь через левое плечо

 

по левое плечо твоё 

из харчка

вырастет больница

на два дурачка

 

по правое плечо твоё

после крёстного знамения

появится сверчок

и споёт тебе по настроению

 

пора укладывать асфальт к госпиталю,

а мы ещё не приложились к мощам, Господи

 

мы, это пацак и чатланин,

одному из нас за сорокет, другому тоже под сраку,

есть грань, за которой слова уже не ранят,

 

собака забывает, что происходило десять минут назад, 

на то она и собака

 

я знаю один лайфхак,

если найти лифчик

времён, когда ты ходила беременной,

и вставить в него клапан,

будет не отличить от кислородной маски

я погрузнел с той поры

и мне обязательно подойдёт,

пожалуйста, не ругайся 

 

***

всем моим преданным друзьям

я подарю дырокол

и свожу их, куда им нельзя —

покажу им другую, нелицеприятную сторону

озера Алаколь

 

внутренний Алаколь ничуть не страшен

он не андроидная защита башен

но может выбросить на берег труп-другой,

именно таков в путеводителях мой Алаколь

 

на его подземных водах происходит работа

каждый мой новый труп раскрашивают, чтобы выбросить к ногам кого-то

 

кого-то, стоящего на берегу

не ожидающего, что сумерки смерти

превратят сеть лагун в высохшую курагу

 

об этом знает любой воин

сеть лагун подходит для названия сети кофеен,

у которых всегда рыбный вторник

 

но я спокоен, волосы мои распускаются наподобие прутиков веника

в темной воде, когда мне остаётся полшага до берега

 

верней — усилия одной единственной волны,

но мне заплетают косы перед тем, как выбросить на берег, 

русалки, по заветам старины

 

и вот я у чьих-нибудь ног, с заплетенной косичкой, японец,

в моей фамилии избыток гласных, в моём полном водорослей рту — трепыхание горлиц

 

беспомощные морщины обвивают лоб наподобие колец лука,

но не пытайся по ним сосчитать, сколько мне лет — 

не хранит возрастов ни лук, ни кольца бамбука

 

но каждый мой труп способен

стать пустыней или рекой

на берегу подземного озера Алаколь

 

***

в 2020-м

на пасху

мы выживали как могли

 

удачей было

достать формочки для куличей

 

или приобрести

пять ручек

для учебы

 

моя жена,

вернувшись однажды

с работы,

 

принесла

эти самые злосчастные 

пять ручек

 

две из которых 

при ближайшем рассмотрении

оказались 

карандашами

 

зачем ручки,

когда 

онлайн-обучение

 

и боты

по выплате пособий

становятся всё дружелюбней

день ото дня

 

скоро начнём

щелкаться с ними

в инстаграме

 

прямые эфиры,

получение профессий будущего

 

инфоцыгане

продали коней

 

и освоили новые

территории

 

***

если пахнет из-под крыльца,

то скорей всего это опоссум,

 

а не тень без руки, без лица,

чтобы не разлагалась под солнцем

 

как бы нам опознать мертвеца,

если этот мертвец без лица


***

я надену железные когти —

залезть на столб

повыть на луну

 

эти когти 

купил я в Гонконге,

предпоследнюю пару

одну

 

и, когда на меня космонавты

обратят свой внимательный взор

я скажу, как важна для меня ты

и на этом прерву разговор

 

***

что делать мне с тобой,

иссохший ствол?

 

венгерка, познакомься, вот — болгарка

 

замазать спил

я сотворю раствор,

 

как посадил тебя я сам

когда-то 

 

богатым не был

нынче не богат

 

огнем бенгальским праздники

встречаю,

 

но по две палки жгу —

никто не даст пинка,

 

ещё не приступил —

уже скучаю

 

***

водитель автобуса спросил у меня

зачем я вошел

 

продавщица спросила у меня

зачем я пришел

 

инструктор по подводному плаванию спросил у меня,

зачем я нырнул

 

а всё потому, что я захотел

почувствовать глубину

 

получил сообщение и не знал, что ответить

 

ноги сами запрыгнули в обувь

под музыку регги

 

а все потому, что я не хочу быть

терпилой

 

и теперь я хожу с теплым кроликом под мышкой

и с бобиной

 

на бобине записаны сильные песни

 

и, если мы встретимся,

и у тебя будет на чем её воспроизвести

мы всегда будем вместе

 

моя первая улыбка похожа

на вторую леди

 

вторая улыбка уже смахивает

на первую леди

 

с её безупречными на параде манерами

 

просто дай улыбнуться мне первому и ты

будешь потрясена произошедшими переменами

 

нас так долго (два месяца)

мучили на подоконнике

 

что пора уже в путь

как сложившиеся любовники

 

и всё, о чём я тебя прошу

 

просто дать улыбнуться мне первому

и — ещё — парашют

 

инструктор по плаванию

не вытащил меня на берег

 

я утонул и теперь буду пробовать

совершать кренделя

в чистом небе

 

под музыку регги

 

***

мне нужен ларец

и хранитель ларца

берцовая кость, наконец

сотру в порошок, чтобы стала пыльца

и спрячу в ларец

 

и вот по дну озера шарюсь один

забыта легенда, похерен ганлин

 

но каждый твой лайк

для меня акваланг