polutona.ru

Катя Сим

Бусинки капитана Эхо (фрагмент)

*

Бусинка хлопнула догорающее метро
я взял бордо и смотрел как пуговицы
перешейки повторяли
всё то

в коробке луковицы ходят друг к другу в гости
эта буква останавливает, картограф над сферой — опарыши в северном свете
рыло одной буквы стучится в другую
лоскутные варежки текут по коре сосен

Откопаю Васю у него отросла борода
Тычут в почву — выставка изувечила нас
Скрепке возможно лежать в текст и
Это такое место
Север:

вокруг его бледных ног клубился пар
что случилась в тазу за домом —
не дожила до падения копия корабля

до сверхточного вознесения я целовал осу пузырём
к славе господ___ учил умножение столбиков
вдоль дорог


ты являлся шипящим
Ужом-Передатчиком — вынес ему пыльного молока



*

Просто ещё один пар переступил язык
Я в моём колыбели устрица напрямую

Папа, говорит Маша, почему у меня
картонный песок в ведёрке
— Тритон ушёл оставил пластиковый трезубец

Конус правильно построенный вызывает
Спасителя

(Слепок дерева, восходящий к публичной
порке — рассинхрон соловья — нёс горящую
бусину дальше дня)

Маша а он по сути целовался за самовар со
свинопасом
Сколько в ведре червячков
мармеладных колечек столько возьми


*


Мост становится пластиковым покрывалом, куском овода, и в пустоцветом провале — убийца воды, подражатель сноходцам — плохой чёртик — Она подвинулась, выставив из раковины белёсую, помётную ножку — в треть обнажённой груди, охровых локонцев во впадинах кракелюра

обвесить розовыми кустами, обжигающей пудрой песка — безопасной газовой бабочки-беспилотницы, на Туманных Качелях, где ни страха, нанизывающего бусинки на минуты ракет, ни Червивого Капитана Эхо. Взвод волосков — воют голодные, взвинченные к небу коты, как меч выплёскивается в продолжение эстетствующего сверчка, в груде жаркого платья, душных костров, пляшут костяные лилии на лице — поют себе, пустолайки

о, печаль ничья