polutona.ru

Михаил Лёнюшкин

школа жизни

P.S. всему

                  Burn, motherfucker, burn!

хлопьями сажи
плоть обретая летят
бывшие слова


* * *


зачем-то в памяти гагарин
летающ быв среди миров
и гражданин петли петров

и я средь них как тот татарин –

не зван не избран ни к чему
осьмью ногами вросший в землю
которой облик всеобъемлющ
недоступ маво уму


школа жизни

учимся ужасу –
т а м пригодится


пустые хлопоты

провиниться ли сочинить стишок
просто так почесать языка
чтоб за это в петле из своих же кишок
петровым свисать с потолка
нож в руках в четыре сяку длиной
на столе спирт сыр колбаса
а за окнами (ты не ходи за мной)
в багровеющих небесах
пустота красота и фемина-луна
норовит оседлать плечо

что в остатке? стакан. как всегда. до дна.
ни за чем. ни к чему. ни о чём.


* * *


и тьма растет внутри и свет гниёт вовне
и больше ничего что можно было б
всё снова стало пеплом мелом мылом
чего-то не хватает? извини
назад вперёд кремнистый путь тернист
среди миров один меж белых пятен
миг узнаванья горек и отвратен
и непонятно где тут верх где низ
как протянуть руки нащупать брюк
укрыть себя из мусора и пыли

и больше ничего что можно было б
и крюк в стене безвременный каюк


* * *

двух слов связать узлом иных тяжёлый крест
и я молчу поскольку глуп и рыба
что страшно выть в луну задравши рыло
сквозь крови шум в ушах сквозь шелест шорох треск
что истин тьма и свет в тоннеле под конец
иллюзия лишь звук неведомых мелодий –
о, ветра гул в блок-флейтах подворотен
увы ему не плакать обо мне –
прощай, немытое!..

... что смерти всё же есть
упрись коленом в спину и – взлетаем...

... как будто по весне не хочет таять
снег наш насущный даждь нам днесь


* * *


мы погибоша аки обре
поэты знаем дней катыбр
кто скажет добре, сынку, добре
в тот истинный момент в декабрь
когда земля и небо станут пепел

что там просил ты у великих сил?

ответом будет мене, мене, текел,
упарсин


epitaph

памяти юрия пенкина

и дум был полн

и стол был яств

а ныне гроб стоит
как знак вопроса


* * *


из детства сна во взрослость смерти
когда-нибудь (когда ни будь)
скользнёшь укрывшись слоем тверди
забыв про похоть и ходьбу
про пистолет петлю и прорубь
про музыку и лебеду
про мыслей тьмы и тьмы которых
бежал и мыслил на бегу
про муху севши на варенье
и прочие прости-прощай
(кто написал стихотворенье?
я написал. печаль? печаль.)
чтоб наблюдать потом спросонок
под звуки аньгельской трубы
как человеческий ребёнок
растёт из мёртвого тебя