RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Дмитрий Достатнев

Невыносимая легкость

05-01-2016 : редактор - Женя Риц





Эти ветви,
если отклониться от горизонта на 45` вверх и различить их,
напоминают
расползающуюся по старой фотокарточке паутину трещинок -
о прошлом
не имеющих памяти, пока поверхность ещё гладкая, без потерь.

Воздух
затягивает вглубь точки, влечет и без того безногого прохожего,
сжимается
вокруг легкой добычи, позволяет в последний раз оглянуться и
громко
набрать полную грудь, чтобы крик был возможен теоретически.

Слабый гул
равномерными легкими толчками раздается не здесь - вдали,
возникает
ощущение безмятежности и спокойствия, утихает ожидание,
в легких
приземлениях и пружинящем отталкивании от земли - весь кузнечик.

ноябрь / 2015

***

Филиппок

Фи-лип-пок!
Фи-лип-пок!
Мальчик мой, тебя зову я, твоя бабушка,
где же ты?

Скрылся ли,
скрылся ли
в тёмной комнатке своей, отчего же?
Выходи.

Фи-лип-пок!
Отвори!
Надевай же отцовскую шапку, идем на прогулку.
Вот ты где!

Не балуй,
говорю!
Вот вернется отец и задаст тебе трепку, ну что?
Подойди.

Полон шкаф
весь вещей,
где же желтая курточка, серые штанишки твои?
Отвечай.

Ба-бу-шка!
Ба-бу-шка!
Ты могилку мою прибери, да поправь, да вздохни, да ещё
приходи.

ноябрь / 2015

***

Твои улицы без изъяна ложатся под кальку моих воспоминаний;
какая плотная связь, какие живые границы!



Впереди в дождливые дни всегда набиралась огромная лужа,
а над ней два высоких оранжевых клена.
Безостановочно роняют листья на воду, будто ведут с ней диалог.
Мне всегда хотелось стать под ними.
Тогда у меня ещё не было резиновых сапог, зато была машинка
с эксцентриком внутри: ездила почти что сама.
Я играл с ней возле этого искусственного моря, иногда увлекаясь,
так что машинка оказывалась под густым листопадом;
оттуда её приходилось подбивать к берегу длинной палкой,
найденной и пригодной как раз для таких случаев.
Вокруг, кажется, проходили с зонтами прохожие, на самом деле - никого,
только листья сыпали, да жужжали мы с машинкой.

ноябрь / 2015

***

Так возвращается дыхание
к оставшимся у окна,
и не утратившим цветения
фиалкам.


Деревянная рама подается вперед,
впускает внутрь прохладу,
головки оживают на легком ветру –
трепещут.


Морозный воздух смешивается
с легким запахом цветов,
становится стекловидным, отражает
свет.


Бумажная пчела медленно опускается,
словно боясь потревожить
пробудившихся для короткого мгновения
жизни.

декабрь / 2015

***

Когда стало казаться
будто дыхания уже не осталось,
взметнулась вверх горстка
событий - площадки, которыми прерываются ступени;
но возникли и те, что оставили след,
видимый только мне одному: деформированные ступени.
Картинки образовали цепочку,
напоминающую собой две вещи одновременно:
ветхую, растянувшуюся гармошку и
новогоднюю гирлянду с детскими рисунками.
Дышать всё ещё не удавалось,
и даже будто лопнул загадочный клапан внутри,
так что стало невыносимо легко,
трепет в легких прекратился и захотелось сосредоточиться.
С детским любопытством
и нетерпением я всматривался в свой диафильм.
Знакомым и прожитым показалось
и то, как выбираемся мы на берег - потерпевший и двое нас - успевших.
Падаем устало на бревно,
с которого - минутой, десятью? - ранее соскочили, и растерянно молчим...
Несколько взмахов рукой -
и картинки, перемешавшись с илом, исчезли,
поверхность высокой воды
становится ближе и снова появляется боль в легких,
В ярком свете какое-то время на ощупь.
К берегу, немного легче, необратимое, кажется, теперь позади.
Перед глазами картинки - уже размыты,
а в голове бьется: всего лишь тонули, всего лишь выжили.

январь / 2016

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah