RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Иван Фурманов
|  Конкурс для молодых писателей всех жанров.
|  Новая книга - Василь Махно. Частный комментарий к истории / перевод - Станислав Бельский.
|  Новый дежурный редактор - Андрей Черкасов.
|  Новый дежурный редактор - Татьяна Мосеева.
|  Новый дежурный редактор - Антон Очиров.
|  Новый автор Рабочего стола - Олег Чмуж
|  Новый автор - Владимир Богомяков
|  Новый автор Рабочего стола - Владимир Алисов
|  Новый автор Рабочего стола - Алексей Сечкин
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Максим Палкин

Незнакомая Фрейлейн богемного бара, хотите, изображу Вас нимфой алкоголя и немого артхауса?

29-03-2018 : редактор - Тимофей Дунченко





Название:

Мини-поэма или – если угодно – поэза:

"Незнакомая Фрейлейн богемного бара, хотите, изображу Вас нимфой алкоголя и немого артхауса?"

так или иначе
нужно куда-то девать свои эмоции. например, поэзия – это искусство сублимации чувств.

Примечание:

«...» – прямая речь героя.
“...” – прямая речь героини.
*...* – действия, описанные автором.
/.../ – проза, добавленная автором.
... – определенный (каждый раз – разный) промежуток времени.

а́ – слоги с ритмическим ударением. сто́ит сделать на них небольшой акцент во время прочтения (читать желательно вслух).

для эпиграфа и эпилога не актуально.
пунктуация – сугубо авторская.


Эпиграф.
Но... пусть будет и эпитафией:

«легко быть богом.
просто воссоздай из памяти погибший мир и управляй им, как вздумается».


...

этот мерзкий бар
впитал в себя
разбитые стаканы
и ропот маргиналов,
впитал в себя и ре́чь мою
слегка косую
неумелую:

«...любой бездарный художник
или, скажем –
травимый писатель,
погибнет за свою картину.
а за что лишишься пульса ты, прия́тельница?
а?

за славу?
за банка кредиты?!
хм... обсудим тебя́, но
давай, снача́ла я –
послушай собутыльника
подружка моя,
пьяно-внима́тельно».

*синеватый джин с плеском покинул фужер*

«ну... вот творчество
интернет-поэта
тя́нет
праздных зевак
блевать,
а после
с горя
выйти в окно́.
и что?!
он же... всё-равно возьмется за перо
ведь мысли нужно
толковать
слова́ми в разговоре,
а чувства – чернилами в блокнот».

*желтоватый грааль с бренди опустел*



"зачем?
ничего ж здесь не спасти́", —
уронила грустно ты слова
как льдинку
в бокал с hénnessy.
«нифма, глупышка моя,
ведь стихи
а не ты
после смерти
будут грустно плясать
в бесконе́чности.
да, пускай
буквы в рифму эти
танцуют
одни
и они
почти никому не нужны
как доска для серфинга,
что захлебнулась в волне.
и пускай
вся публика поэта –
паутинка ящика в столе.

~чщщ~ тише, постой-ка».

вдруг в терпком баре замолк
маргинальный бомонд
на сцене – Никонов Лёха.
а у меня́
скосилась голова
ведь твоя талия тоньше,
чем та́
микрофонная стойка.

*вздрогнул напиток c прошлого века*

но я продолжал:

«...фре́йлейн, пойми, что стихи —
это компактная стихия эмоций
[в косноязы́чном,
бумажном вариа́нте.]
и я лучше сдо́хну за них
как Моцарт
за бля́дские симфонии,
чем продам свои мечты
позы́вом
и мыслью о гранте.

*мелководный шелест эхом замер на дне карманной фляги*



чего ж
от слов моих
лицо скриви́ла
как кри́вят душой
на людском маскараде?
чего ж глядишь презренно ка́к-то
на актера,
что у сцены рядом,
заблевал свою Мальви́ну,
поцеловав ее в антра́кте?
это постромантика.
и он не садист!
странность? наве́рно.
это как пьющий художник
что влюблён
в непьющую поэтессу
где он – авангардист,
а она – дитё постмоде́рна».



тут...
каждый творец в этой скверне
грезит
просто быть пóнятым,
так мило зовя себя бе́здарем,
хотя мне это незачем –
я тоже зову,
существуя в надеждах и пе́снях.
и в этом сладострастном угаре
опя́ть позабыв про мирок —
надоу́мился:
я же
так и не взял
её номерок, но

сразу мысль глоточком запив
продолжил я у́мничать:

«...повторюсь,
поэт вытачивает строчки
кроя свою душонку
и́ми же,
а снобы в интернете
заплюют его
приписав
"графоман"
в и́мидже.
не брани графомана
ты умнее, ле́ди, будь
может он
променял
свой талант
пьянея сейчас в баре
где́-нибудь?
да,
то был намек про меня.
знаю, звучит пафосно
но...
искренность...
это пагубно...
искренность – звучит нелепо
и для говорящего она ж
как ножкой наступить на лего
больно...
а чего ж он ждал?»


/где-то неподалеку раздалась мелодия падающих осколков,
но ее перекрыла ругань упавшего со стола человека.
трещины трактира вожделенно укрылись в темноте.

кафель со стороны героини затрещал./

...

«оу... не паникуй, принцесса
мы вдвоем —
в объятиях тьмы.
просто тот актер
играя свою пьесу
зачем-то лампочки разбил.
...и мои
разбиты лампочки давно
и потому –
прошу, родная,
пей со мной. сейчас.
до дна.
ведь я чем-то схóжен с баром
моя цель - лишь напоить тебя».

и через пару мгновений
в этом залузганном пабе
средь дымного дилекате́са
одинокий вокалист,
заменив Алексея,
залаба́л на гитарке
Андрюшу Пирокине́за.
...
и мне вдруг захотелось
её взор покорить,
может...
творческую таблеточку
с ней пополам...
да остаться одним?

*от горла бутылки до горлышка героя что-то снова стекло*

...

«...я, возможно, дерзостей
тебе наговорил –
не милым и слепым
поэт быва́ется.
но, скажи
ты видела
с какою нежностью
он с музой своей обращается?
а как музыкант про́клятый
одной своей сукку́бе
все песни посвяща́ет, а?
но... ей скучно
она —
холодна —
даже и не слу́шает.
и-и.. знаю...
у меня
шансы те́ же:
ты
наверно то́же
не оттаешь
наверно то́же
не ответишь,
но я попробую
хотя бы
намекни́ —
о ком, хорошая, мечтаешь
произнося любовные стихи?»

*пару шотов для смелости*



«...твои чувства хочу
в ладошке ощутить такти́льно.
и даже если вдруг
эмоции
уронишь на асфальт так си́льно –
я тут же с мелом подбегу
в надежде их запечатлить.
но, почему-то... ми́мо —
на асфальте нету ничего
что можно было б обвести...
и сми́рно не смогу принять я –
знаю, будет еще ша́нс.
когда-нибудь
мы обязательно сыграем
на черно-белой киноленте
любовный декаданс».

*окурок упал в стакан, где пару мгновений назад плескался абсент*

...

«уж полвторо́го,
а от тебя
средь темноты
ни прикасаний...
и ни слова...
зачем тогда
ты сердце студишь
в склепе этом
недотро́га?»



беспросветное безмо́лвие
покрыло стены заведе́ния:
одни же
"залетели" вдали кýклы где-то
другие же мо́лнией
и обоюдным веле́нием
залетели в каби́н-ку клозета.
где-то уснули фотографы ссо́хшие
кто-то у горла орудует ле́звием
попутно жалея
что не его,
а горло мечтаний э́то.

/темь. расщелина в стене вмещает пять бутылок водки.
заляпанный виниловый проигрыватель.
на фоне играет Домино.

прошло еще пару сигарет времени./



«хорошо, молчи́, но
я закончу па́зл:
меня манит твой
полупрозрачный флёр
и страсти клинок
ты взглядом вонзи́ла.
взаме́н лишь —
подарю тебе стишки
они же святлячка́ми
в твой космос сердца
попадут
меж звёзд
сверхновыми взрываясь.
мýза, ну же!
реши́сь!
я знаю ключ к бессме́ртию
вместе —
обманем мы ро́к.
и
улети́м
в надежде что вселе́нная
вместит
мой выдуманный мирок».



/тщательнее приглядевшись и никого не обнаружив подле себя, он ринулся искать её к сцене./

Эпилог:

сей притон скоростной
окончательно заглох
а что же герой
с его музой? –
взгляд её
вместе с нею ушёл
едва ли актер
свет убаюкал.

(получается – он говорил в пустоту.
забавно конечно.)

“а что же герой?
сумел ли догнать?„ —
не́т, все это не то́,
ведь как всегда в моих
стихах кто-то умрёт
кого-то убью опять –
и это так легко.
“но-о-о... как?„ —
он всегда твердил,
как когда-то Шекспир,
что «жизнь — безусловно театр».
да́,
ми́ло.
так во́т,
пойду на уступки
его́ –
занавесом придави́ло
как мармеладного червячка
сапо́г.

такой вот артхаус.
такое кино.


P.S. незнакомка – это madam Depo, кстати.





comments powered by HyperComments
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah