RSS / ВСЕ

|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
|  Новый автор - Лотта Заславская
ART-ZINE REFLECT

REFLECT... КУАДУСЕШЩТ # 42 ::: ОГЛАВЛЕНИЕ


2. Искусство как источник


Откуда, собственно, может нынешний обитатель Земли получить сведения о кентаврах?
Из книг?.. Но почитайте, что в них написано.
В научных и околонаучных книгах мы встретим более или менее добросовестный (но в любом случае не критический) пересказ древнегреческих мифов или пересказ пересказа – ссылки на древнеримских авторов, вроде Овидия, которого я, впрочем, глубоко уважаю и высоко ценю.
Мифы же, на мой взгляд, заслуживают критического к себе отношения. Речь идёт не о том, чтобы отвергать их сразу, считая чистым вымыслом. Вовсе нет! В каждом мифе содержится драгоценная правда. Только до неё ещё надо докопаться. Между тем люди, рассматривая античную традицию как единственно доступную и достоверную, не склонны задумываться о том, так ли происходили описываемые в мифах события, и не было ли допущено сознательного или бессознательного искажения истины. Кроме того, как я уже говорила, никто и никогда не рассматривал эти мифы (допустим, они правдивы) с кентаврической точки зрения. А я именно это и собираюсь делать, ничего не принимая на веру и пытаясь разобраться в словесных или письменных источниках на свой лад, пусть он даже покажется странным и непривычным.
Исторической и археологической кентавристики просто не существует. Я не рассматриваю это как большую беду, хотя, конечно, при наличии летописей или достоверных артефактов мне было бы проще писать эту книгу. Или сложнее, но зато ещё интереснее. Проблема, однако, заключается в том, что кентавры действительно жили как бы вне истории или параллельно ей, если разуметь под «историей» то, что творилось на Земле человеками. Ведь люди не умеют просто жить, им это неинтересно. Целью же нашего народа никогда не было и не могло быть преобразование или «покорение» этого мира, а между тем именно след от насильственного воздействия на окружающую среду и на собратьев по планете называется у людей историей. Чем глубже этот след (раны, ссадины и царапины на теле всеобщего Бытия), тем громче молва и тем больше об этом рассказов, которые при передаче из уст в уста приобретают совсем баснословные очертания и превращаются то в поэмы, то в песни, то в мифы.
Суть всех этих мифов сводится, пожалуй, к трём парадигмам: либо некто создаёт такое, чего ещё никогда не было, либо он, наоборот, уничтожает нечто из существовавшего (царство, город, отдельное сооружение, индивида или целый народ), либо получает власть над неким пространством, населённым себе подобными, и удерживает её, пока не отыщется кто-то другой, более сильный, который лишит его этой власти. Третий пункт может показаться вариантом двух первых, но созидание или уничтожение не обязательно вершится во имя власти, а власть, в свою очередь, не всегда связана с понятиями о созидании. В общем, человеческая история есть совокупность неких рассказов о Деяниях, направленных на изменение мира. И если рассуждать таким образом, то у кентавров действительно нет собственной истории, поскольку изменить мир или овладеть им мы никогда не стремились. Все переживавшиеся нами трагические катаклизмы были делом рук богов и людей.
Не пытались кентавры и создать собственной цивилизации. Заметьте, я говорю именно о цивилизации, а не о культуре: люди часто путают эти два разных понятия. Культура у нас, несомненно, была, поскольку мы – существа разумные и далеко не чуждые прекрасному. Цивилизация, в силу этимологии самого слова (от латинского civitas – «город»), проистекала из принципа силового создействия на окружающую среду и возникшего на этой основе технического прогресса. Собственно, это создание всё новых и новых предметов с помощью разнообразных орудий, которое в конце концов превращается в самоцель и становится враждебным человеческой природе. Опять же, некие орудия у кентавров были, но к созданию цивилизации это не привело и не могло привести, поскольку с помощью орудий производилось лишь самое необходимое. Кентавры не изобретали колеса (оно им было не нужно), не плавили металла (об этом при случае мы тоже поговорим), не чеканили денег, не строили домов и кораблей, и т.д. Можно было бы приписать эту «нецивилизованность» дремучей дикости кентавров, и на совсем ранних порах, до появления на Земле человека, так оно, наверное, отчасти и было, хотя существование Хирона заставляет предполагать, что с «дикостью» кентавров не всё обстояло столь однозначно.
Но ведь и после того, как люди начали возводить города и покорять Ойкумену, кентавры не спешили приобщиться к их достижениям. Почему? Уж точно не потому, что были менее разумны. Напротив, нынешнее состояние человеческой цивилизации заставляет думать, что кентавры были не столь уж неправы, отказавшись пойти по этому пути. Добавлю от себя, что потомки кентавров, вынужденные существовать внутри цивилизации, чувствуют себя в ней крайне неуютно и всё время норовят сбежать подальше, и только на лоне природы обретают покой и душевную гармонию.
Что касается артефактов, созданных древними кентаврами, то я не уверена, что их не существует. Загвоздка в том, что их крайне трудно отличить от аналогичных человеческих изделий. Ведь кентавры обладают точно такими же руками, как и люди, да и мышление наше до определённой черты сходно с человеческим – нам, например, вряд ли вздумалось бы производить треугольные миски или статуэтки с двумя головами. Впрочем, как знать!

http://kentauris.livejournal.com/118485.html
Двуглавый кентавр 11 века до н.э., найденный на Кипре

Старейшие из обнаруженных археологами музыкальных инструментов, костяные флейты, могли также быть созданы не людьми, а кентаврами, ибо датируются некоторые из таких артефактов безумно глубокой древностью – чуть ли не 50 000 лет до нашей эры. Для кентавров это совершенно нормальная датировка, а вот для первобытных людей – не знаю, не вполне уверена. Не берусь утверждать, что их уже тогда тянуло к музыке (которой, впрочем, они могли научиться у тех же кентавров).
Словом, если в какой-нибудь горной пещере, на речном берегу или в степи обнаруживаются остатки лепной керамики с геометрическим орнаментом, костяные и каменные орудия, самодельные украшения (бусы и браслеты из неотшлифованных самоцветов, речного жемчуга, зубов крупных хищников), музыкальные инструменты вроде глиняных свистулек, костяных флейт, каменных пластин, а быть может, и обломков лир, -- это с равным успехом могут быть артефакты как человеческой, так и кентаврической культуры. Более точная идентицикация возможна после тщательного изучения местных преданий (особенно если в них говорится о контактах с кентаврами) и прочих факторов (например, необычности сюжетов изображений или неудобстве какого-то предмета для использования человеком).
Вот чудесная древняя статуэтка кентавра, держащего под мышкой некое животное, породу которого я бы однозначно не определила: жеребёнок, поросёнок, щенок?.. Что бы она значила и какое могла иметь применение? Куда хозяин тащит своего питомца? К людям, сменять на что-то более нужное в кентаврическом хозяйстве? В подарок другу?.. Даже если статуэтка сделана людьми, она явно отражает виденную собственными глазами сценку – быть может, вполне обычную для своего времени. А если – не людьми? Ведь понять, что именно тут подразумевалось, мог бы только кентавр...
Но покажите мне хоть одного археолога, который отважится рисковать своей репутацией, открыто выражая сомнения в человеческом происхождении подобных находок! Мало того, что его немедленно поднимут насмех и навсегда исключат из профессионального сообщества, так ведь могут и упечь в психбольницу...
Стало быть, на объективность науки надежды нет.
Но ведь есть ещё искусство, к которому не принято относиться слишком серьёзно – на мой взгляд, напрасно, ибо оно-то всегда свидетельствует очень точно и честно, и не лжёт даже тогда, когда хочет солгать. Искусство фиксирует истину, представленную, выражаясь языком высокочтимого мною Канта, как «вещь в себе», доступную не вербально-аналитическому осмыслению, чреватому антиномиями, а трансцендентному восприятию – в данном случае столь же чувственному, сколь и сверхчувственному, ибо смысл произведения искусства витает над линиями, красками и скульптурными объёмами, и воспринимается иными слоями сознания или подсознания.
Собственно, именно искусство заставило кентавров примириться с существованием людей и даже признать их определённое превосходство в данной сфере – как впоследствие и в сфере высокой музыки, хотя этой темы я почти не буду касаться, поскольку музыка слишком идеальна и трудноописуема, чтобы извлечь из неё какие-то конкретные сведения о судьбе, нравах и помыслах нашего великого и вольного народа. Иное дело – скульптура, графика и живопись. Тут истина – перед глазами, и нужно только уметь видеть и понимать, что именно изображено в том или ином случае.
Поэтому в моём повествовании я буду пользоваться памятниками изобразительного искусства как источниками. Внимательному зрителю они могут рассказать очень много такого, о чём сами художники, быть может, и не помышляли. Особенно показательны разные версии одного и того же сюжета (скажем, кентавромахии или похищения Деяниры). Кем бы ни были создавшие их художники и как бы ни относились к избранной или заказанной теме, равно показательными выглядят как единодушие, так и различия в её трактовке. Правда, как раз единодушие встречается довольно редко, и всегда отыскиваются детали, говорящие о том, что в любой истории было как минимум две участвовавшие стороны, и ни одна из них не обладала монополией на истину.
Изобразительная кентавриада на удивление богата. Древнейшие обнаруженные памятники относятся примерно к 11-10 векам до нашей эры (на мой взгляд, это отнюдь не самый ранний этап взаимодействия двух наших рас). А в дальнейшем количеством произведений, посвящённых кентаврам, только возрастало, и в моей частной виртуальной коллекции, как ни странно, количественно больше всего картин и статуй, созданных в 20-м и 21-м веках, когда встретить настоящего гиппокентавра почти невозможно. Видимо, причина заключается в том, что в Новое время с кентаврических образов было снято клеймо «монструозности» или «язычества», и наиболее вдумчивые и совестливые художники начали проявлять к нам сочувственный интерес, пытаясь понять, кто мы такие, как живём и какие ценности исповедуем.
К сожалению, поэзия не может похвалиться подобной пытливостью. Подавляющее большинство известных мне стихотворных произведений, посвящённых кентаврам, либо совершенно фантастичны (люди, как правило, приписывают нам лошадиные нравы и склонности, что не соответствует истине), либо откровенно враждебны (сонеты Жозе Марии де Эредиа). Исключений довольно мало – слишком мало, чтобы выстроилась столь же объёмная и яркая картина, как с помощью скульптуры и живописи.
Что касается прозы, тут положение несколько иное. Во второй половине 19-го и особенно в 20-м веках появилось несколько значительных произведений, где душа и судьба кентавра (чаще всего одинокого и гонимого) рассмотрена с проникновенным сочувствием и состраданием. Навскидку назову «Кентавра» – поэму в прозе Мориса де Герена, рано умершего французского романтика (1810 - 1839), а также романы со сходными лаконичными названиями, написанными в 20 веке американцем Джоном Апдайком и бразильцем Жозе Сарамаго. Мне известны также несколько неплохих рассказов, в том числе опубликованных в интернете. Кентавры присутствуют в качесте побочных персонажей в ряде хороших романов в стиле фэнтези («поттериана» Джоан Роулинг), -- я уж не говорю о плохих, которых просто тьма тьмущая, достаточно ткнуть запрос в любой сетевой поисковик.
То, что я здесь намерена написать – не роман, но и не совсем научная проза, хотя временами мой текст будет казаться то историко-искусствоведческим трактатом, то, наоборот, сущей беллетристикой (и даже со вставными новеллами). Всякий, заглянувший сюда, вправе либо сразу отказаться от чтения, либо принять правила игры, ибо этот текст – тоже своего рода кентавр: наполовину абсолютно правдивый, наполовины вымышленный; наполовину наукообразный, наполовину художественный; наполовину стремящийся к объективности, наполовину нескрываемо пристрастный, – ибо кто же, если не я?..
Да, и вот ещё что.
Не стоит надеяться, прочитав мою книгу, узнать всю правду о великом и вольном народе кентавров.
Во-первых, я буду писать лишь о том, что знаю или о чём имею собственное мнение. У других кентавров могут быть другие взгляды и другой жизненный опыт – это совершенно естественно.
Во-вторых, даже если бы я сама знала всю правду, я не стала бы открывать её людям.
Кентавры не лгут.
Но о самом важном они зачастую умалчивают.



следующая 3. Сотворение. Тайна Хирона
оглавление
предыдущая kentauris. КНИГА КЕНТАВРИДЫ (фрагменты)






blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah