Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Соня Рыбкина

30-03-2020 : редактор - Андрей Черкасов





Соня Рыбкина живёт в Санкт-Петербурге, по специальности — скрипачка.
Печаталась в журналах СловоWord, Эдита, Берлин. Берега, La Page Blanche, L’Etrave, Lichen, Формаслов, Камертон и др.




Птицы 

Вы меня любили? Хотя бы немного? 
В угловой тёмной комнате 
Спрашивала, сжав холодные руки. 
Угольный силуэт на белом полотне окна.
Слова вылетали из розового рта, 
Словно птицы из клетки в долгожданную 
Относительную свободу. 
Вылетали, проходя путь из розового горла, 
Оседая на розовом языке и минуя жемчужины зубов. 
Трепетали крыльями, вырвавшись, в грязном воздухе. 
Свободы здесь нет, глупенькие. 
Она говорила, и новые прекрасные птицы
Выпорхнули из розового рта, и оглушили меня, 
И повергли меня, и свергли меня, и низвергли меня. 
Я молчал, заворожённо наблюдая за приходом этих новых 
Изукрашенных
Изувеченных
Изломленных
Птиц.


Дворовые сокровища 

Норовистая лошадка, 
Девочка в ситцевом платье, 
Уходящая эпоха дворовых детств, 
Поиск сокровищ в розовых кустах дворов-колодцев, 
Вы тревожите меня. 
Тревожите своим уходом и своей      
Неизбежностью, 
Неизбывностью, 
Несбыточностью, 
Вы же теперь стёрты, 
Вытерты, 
Вычеркнуты, 
Кто о вас помнит теперь, 
Опомнитесь. 
Сколько жестокости в каждом воспоминании, 
В каждом жесте, 
В каждом плавном движении. 
Очнитесь, исчезните, упорхните вдаль, 
Поднимитесь ввысь, только оставьте меня 
Зачем вы снитесь мне, дворовые детства, 
Дворовые сокровища. 


Петер_бургское            

На набережной Мойки когда-то топали каблучки и шелестели шелка — шу-шу-шу — молодого Ф. Ф. 
Теперь по ней следует невысокий юноша в синей шинели. 
Начало двадцатого до сих пор висит в воздухе. 
Бархатный жук ползёт по сизому асфальту — и оказывается притоптанным чёрным ботинком. 
Навстречу ему выходит другой — юноша, а не жук — и целует синешинельного. 
Синешинельный оказывается девушкой. 
Узоры на домах вылеплены и остры, как зубы акулы. 
Нацелились на странную пару. 
Прохожие цокают языками.
Солнце — огромное! Рыжее! Яблоко. 
Падает в воду. 
Всё условно — вечер, воздух, солнцево яблоко. 
Девушка-юноша, юноша-девушка. 
Всё живо, пока ему есть свидетель и наблюдатель. 
И помнящий, пока ему есть. 


Музыка 

Мы слушали Пярта в маленькой комнатёнке. 
Раньше здесь были казармы, а теперь, вот, мы. 
И музыка. 
Бас, означающий маятник старых напольных часов. 
Пережитое богатство. 
Расстроенное фортепиано. 
Режущие звуки. 
Мы ничего не понимаем в этом,
А вы хотите заставить нас понять. 
«Потом, когда вырастете, вы ощутите всё величие...»
Не ощутим. 
К сожалению, мы ушли слишком далеко. 


 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り