РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Наталия Черных

ТРИ ЯБЛОКА

22-04-2012 : редактор - Екатерина Завершнева





ЗЕЛЁНОЕ ЯБЛОКО

Недовольство всем и вся, обо всём и вся - вот яблоко зелёное,
Наливное, на блюдце голубом, все страны и края,
Дрожит смущённо каждая чёрточка, играет радуга волнений,
От кокетства к унынию - и всё вертится вокруг зелёного яблока.
Ах, его свежая кислинка! Ах, его винный привкус, белый виноград!
Красота окроплена, любовь явственна, желания стреножены,
Да вдруг понесли, понесли, только яблоко из-под копыт,
Катится, подпрыгивает:
Антоновка, белый налив, семеринка.
Первое лёгкое, острое, сочное: ах, шутя - не хочу.
Второе глубокое, яркое, аж скулы сводит:
О нет, не желаю подлостей плотного мира,
Дайте мне винный лёгкий глоток
Радости обожения.
Третьего не напьёшься, так вкусен его сок.
Порой он пахнет ликёром заморским, и сахара ему не нужно.
Всё хорошо, да не по душе, а как по душе - неведомо,
Молчит она, пава, не хочет зелёного яблока.
Много должны мы, много и нам должны, не расплатиться.
Ни каша вкусна, ни вода сладка, ни пирог с начинкой,
Ни девица с косою, ни оторва со штучкой,
Ни колбасит, ни плющит, ни даже волнует,
Всё не так, а уж о том, чтобы эдак, и речи нет.
Что ты, зелёное яблоко, морщишься, не кисло ли тебе от себя,
Куда катишься, какая тебе жена, какой муж,
Какой мальчик и какая девочка,
Отчего да почему недовольно - не скажет.
Закатом и рассветом, облаками и землёю,
Свежим хлебом да парным молоком,
А о колбасе и водке помалкивает,
Зелёная да палёная,
Весь мир ему мертвечина.
Ни вера, ни глумёж, ни костёр, ни крылья,
А хотелось бы ложкой в небо, да там помешать,
Да нет, не бывает.
Оттого и горько, и кисло,
Как белый виноград перестоявший.
Яблоко зелёное всё ходит, ходит,
А срок его уже давно вышел,
Теперь оно бражкой пахнет,
Всего на глоток осталось.
А отчего и как яблоко ходит, не рассказать.
Не рассказать, не поведать, но и забывать не стоит.
Слышала, как мне говорили: хотел бы в любви утопнуть,
Да она как Мёртвое Море, не окунуться.
Лишь глаза щипет, да зелёное яблоко по воде бежит,
Как по синему блюдцу.



ЖЁЛТОЕ ЯБЛОКО

Любая зыбкая вещь наподобие мёда - кажется, что сладко,
Внутри же маячит горчинка, лечебная банка на спину душе,
Горчичник ли зимний, порошок для мытья посуды на знойной даче,
У мойщицы руки все золотые, охристые от пыльцы и мёда.

Как отказаться от жёлтого яблока, что в душу вгрызается
Грушевым вкусом плотным, скользящим, тонким,
Он глотает тебя, радостным потоком становится ожидание нового глотка,
Но разве так приходит в гости радость, о нет, она легче и слаще
Грушевого сока.
Зыбкость - вьётся мушиною лентой,
Наискось тулова блещет, ах, ордена и медали, скорей,
Пока светло и стремительно, пока что есть время.
А что оно, время - зыбкостью жёлтого яблока хвалится.
Катится яблочко, начиная с открытия метро,
По Ленинградскому или Московскому, по вестибюлю,
Не выспавшись, мимо палаток и трактирчиков, собирая по капле надежды.
Вот катится к дому, к подъезду, к двери заветной,
Ведёт за собою кудельку желаний, а силы, увы, уж не те.
Всюду не успеть, всего не услышать, не прочитать и не собрать,
А яблочко катится, катится, пританцовывает.
Вот и перерыв на обед. Вот и блины с горбушей в трактире,
Да чашка чаю, пахнущего черносливом, да сдобная булка.
Вот и яблочко на тарелочке, золотое, жёлтое, гольден ли,
Джонаголд. Нету ведь яблок сорта дюшес.

Там хорошо получается - здесь не выходит,
а с завтрашнего дня всё разлетится в пух и прах,
Только держи. Но как оболочка блестит и играет! Протуберанцы.
И солнце о жёлтом яблоке напоминает.
Ну что ты грустишь, душа? Еды и питья - всего вдоволь,
Всего понемногу и так, что от голода лёгкого в голову лучик ударил.
Вот рассказали о книге - а сколько она проживёт,
Или кино - сколько фильм пробежит по дорожке,
А ведь мелькает, играет и шелестит страницами.
Говорят, натюрморты долго живут.
Но вот жёлтое яблоко возникает лишь бликами, вспышками,
А после катится прочь, исчезает, уносит лучи закатные за собою.

Не разъяснить, не поведать сплетенье моментов
И смертельную их обманчивость. Да, смертельным бывает обман.
Думал: яблоко жёлтое, золотое, наливное, на тарелочке.
А вышло, что всё скоротечно, всё напрасно и зря
на яблочный бегущий бок.

Я не то чтоб смирилась с блеском жёлтого яблока в небе.
Мне и синица в руках не желательна. Пусть уж летит.



КРАСНОЕ ЯБЛОКО

Вот эта венгерка, пурпурная снаружи и салатовая внутри,
Что душу напоила самым прекрасным из всех земных соков соком,
Вот этот осенний сорт полосатый, плотный и сытный,
Никогда не бывает кислым; вот это штрефель девичий, нежный, -
все сорта красного яблока сочтены - запах остался.
Яблок уж нет, может, и тысяча лет минула, как яблок тех нет,
А поди ж ты, аромат их играет на стенах, в белье и корзинах.
Будто постель вся успыпана гигантским бисером красных яблок.
Так милость и суд, так является примиренье
В мир несуразностей и раздоров,
Животворящим крылом.
Так рассуждение вдруг открывает свой вкус и запах,
А между зубов цепкая кожица в каплях разумной росы.
Так и веселье, а с ним его верная пара - его неразлучная радость,
Как яблоко к яблоку: катится, льётся за сотнею сотня, весь сад.
Ведро за ведром. Весь пол в кухоньке летней на террасе усыпан яблоками,
Негде ступить, негде, не на чем встать, так что учись летать.
Уже позабылось, как секатор ворошил самые верхние ветви,
Доставая оттуда - от солнца - румяные яблоки,
Навощенные пчёлами, натёртые бархоткою ветра.
Как затем собирали их в вёдра, сиреневое и зелёное,
Как носили на тихую прозрачную кухню, как рассыпали,
Чтобы после некая кривоногая жрица острым ножиком
Срезала им бока.

Мир несуразностей и раздоров, мир нелепостей и вражды яблокам тесен.
То не кухня прозрачная, где можно заснуть на полу яблочным сном,
До зимы, до того, как поделят на дольки, засыпят сладким песком,
До того, как в огромном сосуде закипит яблочное варенье,
А из дурнушек испекут шарлотку.
Нет ничего вкуснее свежего варенья из яблок,
Не сильно густого, но такого ведь целый год не было, да и не будет потом.

Если бы яблоки могли говорить, они поведали бы совсем немного,
Они учить не стали бы, а попросили бы не отказываться от пережитого,
От выношенного в лоне души и рождённого в муках бескровных,
От пламени, от воды и того аромата, что наполнял лёгкие,
Тот аромат разворачивал лёгкие крыльями,
До-вы-соль-до-ха.

Кто летал - без полёта не сможет,
Но к бескрылым, говорят яблоки, надо быть снисходительней,
Чем к одарённым крыльями.
Не укачать тревогу свою колыбельной, ни заговорить отчаянию зубы,
Смерти не посмотреть в лицо без опаски.

Что остаётся нам, говорят яблоки - лишь то, что в нас:
Августовское солнце, мёд первого спаса,
Да холод рождественский. Не позабыть их, не отказаться.


                         2008 - 2012
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона