RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Звательный падеж

Маргарита Ерёменко

25-05-2010 : редактор - Женя Риц





Километры ржавой крошки
Испаряются и тают.
Говоришь – промокли ножки,
Смотришь – ангелы летают.

Бессловесные, незлые,
Чем-то на котят похожи.
А глаза-то – голубые,
А мороз-то – все по коже.


***

Номер, с которого ты звонил,
Имеет весьма нетоварный вид.
В хлам сигареты, напрочь – огни,
Сладкий ты доктор ты мой Айболит.
Йодом болит и уже горячо.
Молча идешь как повестка на фронт.
Молча и дешево. Я ни при чем,
Если себя за себя выдаешь.
Сам ведь учил вымораживать дни!
Колется? Цифры стучат об лед.
Я не при чем, если это они
Знают, как сердце себя выдает.
А позвоночки без ручек молчат,
А позвонить – ни жена, ни сестра…
Гонишь на скорости сто пятьдесят,
Гонишь и гонишь да куришь «Петра».

***

Ты не выдержишь испытания мной,
и– когда я в сотый рай не умру -
пройдешься по мне со своей любой,
пугаясь сам за мою беду,

хватая руки, как воздух, ртом,
жалеющий – дольше прячь – наготу
всю – непрочитанную потом,
смеющуюся в мае. Ту.


***
Получи по заслугам: теперь все сестры с серьгами —
ты возишь на «Форде» жену, а я вновь бегу до аптеки,
хлюпаю носом. Краеугольный камень —
это все то, что между. Как заговорщик некий.

Прячу лицо в подушку, чтоб только тебя представить,
вот набираешь мой номер, имя мое говоришь...
Холодные волны вспыхивают кострами.
И, в общем, неважно, с кем спишь, если просто спишь.

Я же простой синицей в ладонях твоих сидела,
день наблюдала деньской, а к вечеру — улетай!
Я не хочу по заслугам. И, собственно, в этом дело.
Не размыкай ладони, губы не отпускай...

***
Приезжаешь в ливень, потому что любишь
Старые приметы. Чтоб уйти – предлоги.
Говорят, что вместе любящие люди
Забывают смерти, Бога и дороги.
Вспоминают милых. Да не повернется
Язычок, а речи в тишине дрожащей
Мотыльками тают. В глубине колодца –
Звездочки на небе, на погонах… Чаще
Медленно опустишь голову на плечи,
Правою прикроешь то, что сильно бьется.
Ласково обнимешь. Стиснешь зубы крепче.
И пойдешь, сутулясь. До свиданья, солнце.


***
Зацепились одной свечкою в лесу,
Только дождь все прижимал нас к земле,
Чтобы под прикосновенья уснуть
И тихонько под ладонями тлеть.

И нанизывать любые слова
На кольцо соприкоснувшихся рук;
Чтобы дал Господь часок или два
Постоять с тобой на этом ветру.

***
Будем снова снежные городки
На дома похожие. С белых крыш
Листья новогодних афиш легки —
Тяжелы шаги мои. Ночью спишь,

И мигают в раненой пустоте
Имена, звенящие Минздав.
Прикипают на сердце да не те,
И сказать-то некому: «Ты не прав!»

Сквозь ладонь проступает его рука,
Но не взять, не вытерпеть… Дураки!
Тихим голосом белых палат у ки-
-нотеатра имени Спартака.

***
Не успел и подумать – с языка сорвалось: «Малыш…»
Удивленно взглянула: кого бы он так называл?
Это такой обычай – когда по ночам не спишь,
Думать о прошлом. Был и такой сериал.
Зыбкое счастье – прикосновенья ловить,
Словно малька золотого. И – крепко в руке зажать.
Это такой обычай – до холодка любить.
До холодка под сердцем. И – не суметь удержать.

не отвесть
-1-
ни женой ни твоей ни его
стать бояться когда-нибудь
замерзает больней всего
прежде теплая круглая ртуть

расщепляется вещество
существуя но вышел весь
не женой не рабой его
ни твоей ни его не здесь

стать и слушать когда-нибудь
развороченная стена
заколоченная вовнутрь
и не выжившая одна.

-2-
вот и зашили реки
прожитые во вне
рыбы и человеки
звери и птицы снег
помнят прости остаться
голого по(ловца)
страшно как целоваться
стыдно как от Отца
не отвести (остаться)
не переспать (как есть)
стыдно как целоваться
страшно как не отвесть.

* * *

будь со мной говори
это они восстают
звезды и корабли
тише чем я люблю
тише чем просто я
утром ли ночью ли
маленькая моя
вот они
вот
они


***
Чудотворное оно дерево
Вот и растет мается
Вот и болит верою
Вот и живет кается
Листьями листьями ивами
Тонут плывут лебеди
Врастают в круги синие
Богом своим и деревом
Боком похожим на облако
На простыню белую
Словно стоишь около
И самолет делаешь.


***

печальные после любви
навеки стоят на балконе
как Спасы стоят на крови
как воры в законе
балканку в руках теребя
босые морозят ноги
вздыхают как люди в себя
и плачут как боги.

***
Тьма растет под окнами
Господу и детям
все с глазами мокрыми
и за все в ответе
мать отец неузнаны
дом горит и стынет
а откроешь – вот они
буквы-то простые.

***
Ах ты, маленький мой, говорит Марго,
И улыбается, щурит глаза, смеется.
Стрелки выгнуты туго, летят высоко.
И попадают в цель. Как водится, как придется.
Как приедешь, мой маленький, как придешь -
Я ничего не готовлю,лежу на кухне.
На метре квадратном зеленом любимом твоем -
Самое проходное место на нашей кухне.
Черные ночи сменяются белым днем,
Долгие взгляды сменяются крепким чаем.
Только вон там, левее, не спит зверек -
Теплый немой – он твой, и не приручаем.
Потому что откроешь небо – а там зима,
Потому что замок сломаешь – а там свобода.
Маленький мой, маленький мой, ма…
Не отпускай меня в это холодное время года.

***

… теперь я знаю, где проходит граница льда,
там, где подумав «нет», говоришь: «Да»,
где настольной лампой в ночи говорит, горит,
растекается тело луны и балкон открыт,
и ты куришь «Петра», а дым сигарет…
(и вот я опять с тобой спорю, кутаюсь в одеяло, забираюсь на кресло с ногами, мотаю головой «нет»).
Тише! Тише – вместе с нашим дыханием в комнату проникает она,-
Господи, господи, сколько же это можно!
Как я ждала ее всеми порами своей уже не совсем смуглой кожи, -
Весна.
И лицо твоё уже на моих руках,
Я глажу волосы, ты руки целуешь.
Страх.
Этот огонь горит, пока он горит.
Эта весна жива, пока заживает стыд,
Как свежая рана, как Китеж-град под водой –
Любишь – не любишь, а вслух пропоешь – живой;
Тысячи раз умираешь – и вслух промычишь – она,
Словно окно, раскрытое в нас –
весна.
Там, где ты тысячу раз решил: «Нет!», заорёшь: «ДА!!!»
Теперь я знаю, где ты,
где граница льда.

***

Вечно вот так вот первая
Заговоришь Богу:
Господи, Господи, белая
женщина и дорога...
И в запотевшее зеркало
Выдохнешь слово в слово:
Я ничего не сделала.
Я ничего плохого.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah