Сбор средств:
Яндекс Paypal

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Михаил Бордуновский

Покидая Иоанноапостольск

26-05-2020 : редактор - Женя Риц





***

Он вглядывался в камни и кусты,
Дремал, не мог найти вещам пределов.
Бумажный флаг над озером густым,
К полуночи покинутое тело:

Всё зацветало в недрах торжества,
Зиял лимон и покрывал собою
Слепого изваянья пьедестал
Под куполом землистого собора.

Плод лопался и всё в себе таил.
Строители! Нам в этих стенах тесно.
Они падут, а мы ещё стоим
Обугленным изюмом королевским.

Ещё здесь нет кипучего хребта,
Но сонный хлеб земли уже разломлен.
Пусть каждый держит яблоко у рта
И присягает кедрам гарнизонным.

Давно пора себя перерасти –
Изобрести змею и стать мышами.
Кто нас водой дремучей угостил,
А прочим пить её не разрешает?..


***

Гниющий лук, тяжёлая морковь,
Вода стоит – ей нечего бояться –
И каждый из роящихся мальков
Доверху полон медью и фаянсом.

Мы все на лёгкие похожи города,
В нас тюрьмы обустроены и парки,
Где рыбы цирковые, как руда
Рассеяны доверчиво и жарко.

Мне жаль! Но в эту землю я вникал,
И так в ней залегал, что стал кромешным –
Так словом переполнена река,
Так именем изношена одежда,

Но так мне жаль; всё от большой любви:
Венок избыточен, и сам себя сплетает,

И кем бы ни был я – останови,
Молчи, молчи, он всё запоминает.


***

Сиреневых наград себе выискивал,
даров и лент, мундиры жёг парадные,
но чёрный лебедь волны перелистывал,
и корабли разламывались надвое.

В серванте – голуби, и козы спят на площади,
стреноженные жаждою, бесцветные.
Сограждане! Что между нами общего?
Дары и ленты, лебеди, бессмертие.


***

И белая вода уже исчезла,
И в контур облака вошло большое облако,
Но это только первое пришествие
Тяжёлого пророка в пене войлока.

Трепещет, отрешается, горит –
И в обруче колодца замирает.
Как восхищенно наши короли
К пороку всходят лестницей спиральной!

Двуручный плен опередил меня –
И всюду сад змеиный запечатан:
Нам только переменят имена
И разомкнут эвклидову сетчатку.

Где ратуша стоит, озарена,
Он греческий язык запоминал
И утки жёлтые вокруг него сияли.

Но книга кончилась, и все мы вышли вон –
Там, где ещё не дали нам имён,
Расположились щедрыми слоями.


***

В клетке светлой форели – заяц
перепрыгивает через быка,
и рыба бьётся во мне, нагая,
как струна змеиного сквозняка.

Нам известны азы кораблевождения –
кого не били палками моряки?
В позолоте волн, доходя до головокружения
из-за вложенной в череп четвёртой руки,

влажный бульвар раскрывают под звуки пения.
Я – человек долга, и о свободе не имею понятия,
но цари земляных переломов освобождают растения –
и трава безразмерные распахивает объятия...


***

Мышиное созвездие, сияй.
Я частокол возвёл, он сед и прочен,
но цирк горит – и вертится силач,
а мы ему ломаем позвоночник.

Какая тяжесть наша голова!
В ней воздух бел и заговор измерен:
взмахни рукой… Но это даровать
не могут омерзительные звери.

Ты спал. Я разбудил тебя. Уйди.
На душной ткани – розы и кометы,
попробуй умершее яблоко найди:
оно само с собой беседует, гудит;
звезда дневная, вогнутое лето:
как чаша медная дарует и горит,
ночами изучает алфавит.

Сторожевые чайки, умирайте.
Сторожевые чары, убывайте.


 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り