РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Николай Мех

План

07-07-2006





Коля живет почти что на крыше. Его окна приплюснуты к карнизу, они так высоко, что им больше ничего не остается делать, кроме как плясать в окнах маршруток, проезжающих по проспекту перед домом Коли. Если у окон других этажей есть какие-то другие занятия - например, радовать елками, которые забыли убрать после Нового Года, оставили чуть не до весны, или там удивлять всех шикарными стеклопакетами, или, напротив, скрипеть мерзкими, вызывающими сочуствие ставнями – да мало ли что еще - то вот Колиным ну совершенно нечем было заняться. Вот и они и ползли на крышу - по крайней мере, так казалось пассажирам в тряске внутри салона такси.

Пассажиров было много, каждый день они забирались в душные машины, садились на неудобные кресла и принимались шуршать своими одеждами, пока не устраивались получше - для сна, чтения или других полезных дел. Временами их мышцы напрягались, потому что машина преодолевала очередную кочку или асфальтовое препятствие, специально накатанное другими машинами для подготовки нерадивых служащих к работе.

Вообще, власти города, в котором жил Коля, постоянно придирались к населению. Они требовали от них намазывать утром пару бутербродов, заправляться молоком, мыть подмышки, а то и принимать душ, чистить зубы и надевать новую пару носков, или начищать нос, зашнуровывать ботинки и колотить в двери своих офисов, бюро и контор. Борис, например, примерный горожанин, насобачился зашнуровывать ботинки за несколько секунд. Зубы он чистил со скоростью моющей машины. Мылся как человек, который готовится к вечеринке чилл-аут. Он набивал свой чемодан всевозможными вещами и выбегал из квартиры, где оставались:

1. Зубная паста
2. Порошок для чистки тела
3. Говорящий попугай
4. Ложка
5. Головешки в печи


Последнее вычеркнуть, поскольку в городских условиях никто не топил печку. Борис бежал от двери дома до автобусной остановки, поэтому все прекрасно знали, что останавливать его по мелочам бесполезно. Никто и не думал его останавливать. Если вы думаете, что в городе Бориса кто-то знал, то вы ошибаетесь. Борис был никому не нужен. Его голос, как вы, наверное, догадываетесь, доставлял всем массу неудобств. Говоря, он будто искал, куда бы приткнуть свои слова. У всех возникало ощущение, будто он таскается со своим гигантским дорожным чемоданом и все старается его получше пристроить, при этом задевает других собеседников и отдавливает им ноги. С ним невозможно было ехать в лифте. Алексей, его первый друг, понукал им. Он расстреливал его из деревянного автомата, который ему выстругал дедушка на день рождения. С тех пор прошло много лет, Алексей состарился, и автомат почернел, а потом вовсе превратился в труху. Это уникальный факт сохранения детской игрушки. Неужели это вообще возможно? Неужели это все не выдумка, не сказка, что игрушечный автомат пролежал в чулане без света и шороха, в центре глухой деревянной комнаты, и со временем превратился в труху, сгнил? Почему нет, возмущается ученый по имени Алёша, его называют так сотрудники мясного цеха, крупные тётки, которые деловито снуют между туш, свисающих с потолка и болтающихся в разные стороны. Ученый занимается экономическими вопросами, связанными с доставкой сырья на мясоперерабатывающий комбинат, и он ничего не может сказать о феномене разложившейся детской игрушки, просто потому что он не знает даже основ молекулярной физики, не говоря уже о химии и ее экзотических направлениях, в которых могли бы родиться теории, способные объяснить эту загадку и объяснением свести нас с ума. Скромный парень Миша - его мы тоже строго судим, как и всех, кто попадается нам – без труда открывал дверь своей квартиры ударом плеча, даже если она была заперта на ключ. Объясняется это тем, что Миша был предмет, и слияние с дверью означало для него символизм, а все предметы от символизма приходят в бурный восторг, именно поэтому Коля со своими окнами почти ничего не стоит, далее Борис с чемоданом, Алексей и врач Алёша, ой, то есть какой же он врач, он ученый, - все они очень важны, они - положительные герои, а Миша в слиянии с дверью просто бесценен, он - центральный персонаж нашего рассказа. Итак, начнём. Запускаю!

Двадцать четыре часа пошли.

Итак, единственный, кто выдержал испытание суточными размышлениями - Борис. Больше никого мы в наш рассказ не возьмем. На самом деле речь будет идти вот о чем. Если вы еще не догадались, все это - подготовка к повествованию, ни один читатель видеть наших ошибок и слышать наших камланий не должен. Если это и попадется кому-нибудь на глаза, думаю, вряд ли он, читая, получит удовольствие, поскольку авторские отбросы едва ли приятнее стружек в дедушкиной мастерской. Однако вернемся к сюжету. Полный автобусов и такси, распластавшийся по трамвайным рельсам с икотой метро, город-герой, город-гей, город-гера, как хотите, называйте его, вдруг исчез. Превратился в пустыню, затем в степь, город-перекати-поле, порос травой и стал лугом, поляной, с дорогами и тропинками. В одно мгновение все башни и тауэры гигантского города пропали, все дома свалились в кучу и испарились, а жители остались лежать на голой земле. Когда наступило утро, население проснулось в спальных мешках, со всеми походными штучками, флягами, грелками, всевозможными приспособлениями, тот, чьи окна выходили на широкий проспект, увидел перед собою поросшую осокой тропинку, кто жил рядом с метро, очнулся на краю ямы, обыкновенной ямы, которых так много в лесу. Вообще говоря, все оказались посреди огромного поля, укутанные лесом и заваленные облаками, целый многомиллионный город валяется на челе земли и соображает, что же ему делать. Мэрия, администрация, все чиновные шишки оказались в таких же условиях, как и простые горожане. При этом никто не ушибся и не пострадал. Ничего, что напоминало бы о цивилизации, не осталось. Человечество отправилось в поход.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
ЮMoney (Яндекс.Деньги) | Paypal

πτ 18+
(ↄ) 1999–2021 Полутона