RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Николай Мех

Остановка

11-06-2006





Я сажусь в автобус и еду к друзьям на юг. Открываются двери с шипом: «шалом!» - и я вхожу в салон, полный друзей, кругом знакомые лица, родные, кто-то смотрит искоса, кто-то уже упрекает меня взором за то, что я не заметил старой любимой физиономии, умиротворенной, свободной от масок; меж губ златистый колосок, и безголосый восторг сменяется нежным скул вращеньем, затем я слышу голос, слог, второй, и логос рожден, он слаб и потому Господь с ним. Со всех сторон ко мне летят приветствия, со всеми я накоротке, никто не судит, не журит меня, я волен говорить, что в голову взбредет, подсесть к кому угодно, плюхнуться на мягкое сиденье, схватиться за облезлый серый поручень и говорить, ругаться, плакать, заливаться смехом – мне все разрешено, кругом друзья. Иных я не встречал уйму лет, они ослабли, ссутулились, их не узнать бы мне вовек, когда б не сладкие улыбки, полные упущенного счастья – немой старик мне шлет блестящий бисер – сплести послание в ответ или расплыться в улыбке перед контролером, который в шутку предлагает расплатиться за билет? «Не» пишется с глаголами раздельно или слитно? Ты смеешься? Я не смеюсь. Да полно, ты, салонный шулер, раскрой-ка карты, так и есть, а ну перетасуй – за окнами плывут поля с полосками младой белладонны, постой, куда мы едем, друг? Пасую. Не суй свой нос, куда не следует! На север. На пикник. На юг. Досуг на бреге Пинеги-реки. Выходит, все ж на север… И снова сладкий смех, беззлобные упреки друзей, звон, мельканье трамваев и закусочных в засаленном окне; ты с сахаром? Я без – и вновь сливаются городские слоги в гул, заглавья улиц – в бессловесный оползень, – затем сплошное плато, шум колосьев. В бессмыслице листвы зреют плоды, трещат черенки, и шелест прерывает дробь спелых ягод, треск кожуры – ты пишешь? Впитывает яд земля, корни пьют отраву. Морщится зерно. Неслышно напевает друг ту песню, что мы слышали, когда были вместе в последний раз. Полыхнула молния, темнеет, поле спокойно, на краю пылает лес, могучие стволы безлиственных деревьев впились в сытую, напитанную ядом землю. Ты босиком? Я посплю, толкни меня, когда –
Я припал к стеклу, и ворон припал к стремительно остывающей птице, на поле, исполосованном ручейками, тут и там торчат остовы фонтанчиков, застыли двери, над осокой взвились, целуя стебли, опыленные цветки. Сухой асфальт украшен фигурной тенью бронзовых оград. Остановка.

Июнь 2005
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah