РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Валерий Горюнов

СОТВОРЧЕСТВО

21-09-2020 : редактор - Женя Риц





СОТВОРЧЕСТВО
искусство после смерти автора





*

в месте, где нет 
человеческих слов 
дерево забывает о тени 

а ручей 
слитый с телом земли 
слушает её касанием 

и всё говорит 
на безвыходном языке 

Валерий Горюнов - Светлана Романова 



*

послания звезд
запечатаны в шелесте
майского дождя

капли целуют землю
и звездные искры уплывают 
по воздушным дорогам
однажды эти сияющие пылинки 
коснутся цветущей вишни
и родятся неизведанные люди
в которых не будет ни капельки человека
только кроны, воздух, цветы

звездная река внутри новых людей 
сыграет им тишину
звуки цветения сада камней 
на спутниках и планетах

Валерий Горюнов - Светлана Романова



*

недосказанность корня, 
проросшего на поверхность

ему снится 
обряд отпускания птиц


Валерий Горюнов – Агния Горячёва


*

отражение луны живет на земле белой лошадью. 
ты видел ее на ночном водопое.


Людмила Рудник – Валерий Горюнов


*

– Если бы я была легче пения птиц и таинственнее света луны, я сумела бы в полный рост встать на холме невесомости. А ты сумел бы? 

– Я состою из каменного пара - из его частиц вырастают кораллы на дне океана. Только в мечтах я могу прикоснуться к пению птиц. Кто протянет мне руку? 

– Звёзды, которые пахнут бризом. От каждой можешь ждать (в пять рук) помощь. Они расскажут о крике чаек, что доносится даже до дна океана. 

– Их угловатый рассказ способен стать нитью, по которой я выйду к мерцающей двери прилива. 

– Там тебя встретит запах рассветного солнца и нежность свободы. На двери будет написано: «Будь осторожен. Здесь вход в невесомость».

Карина Щербакова – Валерий Горюнов


*

– Я хотел бы проснуться в стеклянном лесу, где всё остро и чисто, но запахи пели бы птичьими голосами.

– Едва мы подойдем к нему, как колокола на каждой из стеклянных башен известят стрекоз о нашем прибытии. Разве ты не боишься стрекоз? 

– Я боялся стрекоз, но однажды схватил одну за крыло и спрятал в школьном пенале. Мне было так страшно его открывать! Это всё же случилось через несколько дней - я достал стрекозу, и она рассыпалась у меня на руках. Тогда я ушел в тишину и заплакал, и встретил тебя. 

– Стрекозы прикованы к этому миру взглядом смотрящих на них мальчиков, тебе не стоило оставлять её наедине с карандашами и ручками. Когда-то я умел выговаривать из себя стрекоз, они сверкали осколками девичьих слёз в лучах январского солнца. Встретив меня, сохранил ли ты память о лете? 

– Встретив тебя, я почувствовал солнце покоя. А что было дальше осколками девичьих слез? Они стали дождём, но обратным? 

– Они превратились в слова и вернулись к своим обладательницам: девушки наклонялись, как цапли на болоте, подбирая их у меня с бровей. Брови мои шелестели, как стебли осоки, девушки смеялись.

– Наверное, смех их звучал, как звон одинокого поля безветренной ночью. Их любовь раскрывала объятья, а рой тишины не давал им спокойно смеяться. 

– Смех их и вправду напоминал поле, но, охваченное поющим огнём, оно не в силах было сохранить плоскость своих очертаний: поле выло, плыло и вскипало складками. Девичий смех прорезал свернувшееся калачиком время и возвращался в себя, извиваясь кольцами. Я подобрал одно такое колечко, но не стану показывать: боюсь оглушить тебя.

Александр Дружбин – Валерий Горюнов

 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 4752 из 10400₽ до 31.12
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り