RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
РАБОЧИЙ СТОЛ
СПИСОК АВТОРОВ

Анна-Мария Данилова

что важно

06-10-2013 : редактор - Женя Риц





*что важно*

чем моложе, тем больше хочется стать героем,
неизвестным известным летчиком или пиратом,
покорителем рифов, акул, вселенной;
быть кем-то вроде К. Кента или шотландским таким Роб Роем,
(в общем-то, кем угодно, лишь бы не долбанным государственным аппаратом),
быть квинтэссенцией юности – максималистской и дерзновенной.
чем старше, тем больше хочется просто не потеряться,
не оторвать от себя, как дитя от матери, все свое,
не растратиться попусту, в самое откровенное ничего;
не упустить или не упуститься, а главное – не растеряться,
если начнешься натыкаться на черное воронье.
моложе ты или старше? знаешь, мне это знание – не абсолютное,
как-то мне побоку возраст, и все эти социальные чертовы положения;
знаешь, что важно? чтобы не потерялось в тебе вот то самое – юное,
чтобы не потерялось то самое – дерзновенное.
все остальное, поверь, ерунда и бессмыслица
откровенная.

*привет*

мы будем жить с тобой где-то под старой крышей,
на чердаке, где окна ведут прямиком в рассвет,
где солнца свет – очень теплый и светло-рыжий –
нам по утрам обязательно будет кричать “привет!”
я обещаю, там обязательно будет море
за чередой кварталов, увитых цветами, и
на каждой улице, в каждом ее извилистом коридоре
мы, взявшись за руки, будем искать следы –
следы из прошлого, смех, звук шагов и песен,
все разговоры и шорохи, прикосновения чьих-то рук;
ты веришь, что мир вокруг удивителен и чудесен?
здесь в каждом слышен теплый вселенский стук.
и мы просыпаемся, ставим чайник, идем на крышу,
обнявшись, смеемся и щуримся на рассвет,
и солнца свет – очень теплый и светло-рыжий –
нам вместе с ветром с моря передает “привет”

*ты мое лето*

Ты мое лето.
будто бы солнце в огонь подкинули,
будто зажгли на небе все южное,
будто бы пяткой в прибой ударили,
будто дождями в затишье хлынули –
где оно – где все мое ненужное,
все, чем когда-то пугали, парили?
нет ничего. Только ты – мое лето,
будто росу заплетают в волосы,
будто с разбегу в озера синие,
будто бы птицы свободно, стаями,
будто кричать до потери голоса;
меж облаков – самолетов линию.
воздуха в легкие – неиссякаемо.

*лунатики и звездочеты*

есть лунатики и звездочеты.
первые просто сидят на крыше,
вторым недостаточно этого –
им бы повыше,
где матовый диск луны,
где россыпью бузины
течет ниоткуда река
в великое никуда.
есть лунатики и звездочеты.
первые просто идут по краю,
вторым недостаточно этого –
птичья стая,
забытые дирижабли,
из туч грозовые капли,
пролеты лестниц и
сказания и следы.
есть лунатики и звездочеты.
первые – это на самом деле вторые,
проснувшиеся, живые,
и с крыши, с разбегу, с краю
попавшие в птичью стаю,
в изъеденный диск луны,
сквозь россыпь из бузины
туда, где течет река
в великое никуда.

*выдыхание*

Набор слов или букв – выдыхание.
не дыхание, а именно странное вы-ды-ха-ние
всего, что было. Как это выпустить? Я и не знаю.
Крыши и город, голуби, запах кофе – такой,
словно более нечем дышать;
шоколад, мостовые, бережный “х” вместо сложного “г”,
стук копыт и трезвоны трамвайных линий,
архитектура – сразу всего,
и домов и людей, и вывесок,
даже меня и тебя.
Магия. Средневековые звезды, волшебники и астрономы, алхимики,
зелья, философские камни в подвалах,
вкусы еды – той, что тает на языках,
прикосновения музыки – лютня, гитара и контрабас,
флейта и пианино, и даже – скрипящие под ногами ступеньки.
Потеря во времени, шепот булыжников на мостовой,
летающий мир, снова крыши, и крыши, и крыши,
стой.
Как это выдохнуть? Я и не знаю.

*в морской воде*

я стою по колени в морской воде
и тихонько дрожу, перепачкавшись в серебре,
что осталось от прошлой ночи, где
я пытался тебя догнать и запутался в темноте.
я стою, по колени уйдя в себя,
жду, чтоб в легкие влился воздух издалека,
в горизонте мелькнули тени, и паруса
затрещали по воле ветра-поводыря.
я стою, погружаясь в морской прилив,
мимо к берегу рвется сплетение белых грив,
я все жду, от усталости сделавшись терпелив,
превращаясь тихонько в коралловый полуриф.
я стою. погружаюсь. я камни, следы, песок;
я как будто бы древний морской божок,
с облупившейся краской, слегка перекошен вбок,
будто встретил затылком невидимый потолок.
я стою в ожидании – век, а за ним второй,
с побелевшей от соли и выжженной головой,
по колени, срастаясь с морской водой,
весь покрытый облезшей кожей и чешуей;
я стою. по колени. в морской воде.
приходи. я заждался тебя уже.

*в моей голове*

в моей голове помещается целое небо,
звезды в его вершинах, горы и километры дорог,
безупречные своды моря, стаи летучих рыб,
золоченый тигр, светящийся кит и священный слон,
целый мир ненаписанных строк, бессловесных фраз,
неозвученных мыслей, бумажных рек,
переплавленный в стекла песок от молний
и молнии, что обратились в песок, и камни,
и лето босых следов, обгорелой кожи, содранных рук,
белоснежных точек, смыкающих горизонт,
перепуганных вязких медуз, острого холода
в трещинках пяток, прищуренных взглядов,
пытавшихся выйти дальше, чем все, что когда-то
смогло поместиться во рту у Кришны;
ни много ни мало – Вселенная.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah