RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Ирина Максимова

X

22-10-2012





[...]

Осыпается берег моря,
отвесный склон.
Синеголовник – сухой,
песок – желтый.
Громко кричать
нельзя только в горах,
снег еще тоньше, намного тоньше песка.
Кто же кроме тебя виноват?

Вот дрожит в воздухе паутинка
и пахнет хвоей.
Солнечный отблеск
в каплях росы, а ты
как себе представляешь лето?
Соленые воды моря
не избавляют от жажды,
и лица не отмыть от слез.



[...]

О светлая, светлая нимфа,
постой, личинка.
Если ты меня вопрошаешь: кто я?,
то могу ли тебе ответить.

На другом берегу песка,
на той стороне ответа
нет никого, кто дрожал бы,
нет никого, кто хотел бы
его услышать.

О светлая, светлая нимфа,
остановись, личинка.
Кому ты и что должна,
оставь –
это все, что тебе осталось.



[...]

Холод пронизывает не душу,
намного ближе.
Откуда подует ветер,
скажут деревья --
ветви склоняются перед ним.

Если ветер нельзя узнать,
то часть становится ветром,
и ты существуешь. И потом:
чтобы отсюда уехать,
спроси, что начинать сначала.

Склонись перед ним, не молчи, шуми.



[...]

Как получилось так, что я не могу уйти?
Чудо мира без обязательств. Не говори
ничего, когда до земли достанет твоя рука.
Когда исчезают черты, исчезает любая черта.

Это место такое, куда приводит рука в руке.
Blessed spirits ликуют в маленьком уголке
пространства во вне, острова посреди земли.

Не оборачивайся. Ни слова не говори.



[...]

Смотришь на фотокарточку — слышишь голос.
Сначала один. Как правило, голос смеется.
Потом начинается море, птицы, песок
шуршит, и захлопывается багажник
автомобиля.

Уложены вещи.
Какие-то мелочи выпирают из памяти,
как очертания коленок под платьем.
И снова — голос. Что говорит — никак
не удается расслышать, то ли ветер,
а то ли время его уносит.



[...]

С каждым днем мне все больше кажется,
что мир увеличивается,
я уменьшаюсь.
Воздух становится так тяжел,
что давит со всех сторон.
Спасаясь от ужаса,
я обнимаю подушку,
сохранившую запах любимого,
и чувствую,
как он далеко.



[...]

И вот, опускаешься в ад.
Шаг первый, и расходится круг,
поднимая со дна
всю исподнюю сущность твою.

В этот момент говоришь:
«Это не я, не я.
Это время проходит насквозь и свистит,
это так обжигает
истина-свет, что горю.

Так горел бы любой человек», —
утешаюсь.



[...]

Был ты, а стал никто, неизвестный.

Чему равен X? Следующей жизни.

Все меньше счастья в каждой
руке. Ничего тяжелого не осталось,
а только уже не летишь.

Даже когда не верится — не
взлетаешь.

«Я думал, что никогда уже больше.
А тут ты».

А я — будущий неизвестный.

И надежды для нас не осталось,
а только нежность.
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah