RSS / ВСЕ

|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
|  Новый автор - Сергей Мельников
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Павел Настин

[schillerstr.]

05-11-2008





Любви и смерти скрытая реклама
И. Белов


1

пора бы уже скопировать документы
сменить тему уколоть но-шпу поменять памперс
уколоть трамадол принять валокордин
сменить тему жить забыть как живут
жить дальше в стену в розетку в штукатурку
забыть как живут сменить тему
отдышать оконные стекла отстирать пятна
следить за температурой переложить книги
манхейм будет сверху а бубер снизу я не знаю
отходят фрагменты слизистой я не знаю
отходят посмотрим как будет завтра
ни малейшего изъяна не видеть в глине
нью-эйдж в репродукторах на цветковском
вероятно вплоть до самого воскресения мертвых
забыть как живут жить дальше в стену в штукатурку

кулаки липовые разожмутся пальцы шарлоттенбурга
растопырятся а куда им еще деваться трамваи ходят
и стоят обрезанные деревья ходят трамваи
стоят покосившиеся бахчисараи покрывают
шарлоттенбург новым невиданным покрывалом
было мало а стало но разжимаются посмотри липьи пальцы
и озерные чайки надо всем гранитом летают
просят хлеба кричат на ту сторону при артобстреле
лейтенанту катину намекают

а что ему так лежать это просто же черный мрамор
просто перепиши возьми инструмент и перепиши
только сперва возьми если возьмешь если сумеешь взять
стерли готический засекли кириллицу в шестьдесят первом
в восемьдесят седьмом уже рубленая без засечек
сан так сказать сериф китаец не так подает дурак ничего не знает
старуха киргизка метет угол шиллера и карла маркса
нашу грязь из кенига выметает

все равно не поверишь
думал что дописал
высунулся в окно курю ничего не знаю
девушка в кедах по улице шиллера
быстро-быстро шагает
громко вслух напевает
one night can change everytihng one night

2

и поскольку нечего долго тут рассуждать
развели для дыхания понимаешь воздух
обратиться бы нечем грянуться
голова в кустах – не обернуться
и так вот стоя толком даже не наклониться
не достать не достигнуть не прикоснуться
относительно лишь намерений спать бы себе и видеть
улыбаться и спать обмануться отчаяться развернуться
не обняв толком по несложной касательной промахнуться
мимо цели поцеловать остановиться и оглянуться

эта влажность яблони-времени здесь всегда
в отдельные месяцы лета легким ее не хватает даже
как жжется крапива
как кругами растет монилиния
как в ногах путается лебеда
такова привычка такова я бы сказал судьба
таков мед липовых этих мест таков их запах
такова здесь борьба за мир
за сухой паек сыплющейся штукатурки
зачитанной осами и мокрицами до самых дыр
эта влажность эта его (воздуха)
почти постоянная влажная непрозрачность
обернуться нечем грянуться
голым лишь остается стоять-бояться
обернуться остановиться
переломом взгляда
но оглянуться
все же успеть остаться

успеть проснуться
в мире где параллельные пересекутся

3

стены, двери – почти как та старая квартира на шиллера
семьи болеют временем, когда не сбываются надежды
остается сетовать на нервы
корни растут вниз – догоняют уходящих все глубже в землю

корни передают наверх эту подземную тьму
как сказать? – питают свет соками тьмы и глухой тишины


первый-первый – второму
о третьем: «он» –
«он» сказал «ему»
и стал мир


дальневость – это ли не причастность вещам и судьбам родителей?
это дистанция, в чьем промежутке обнаруживаешь ты свой опыт?
но вдруг видишь, как опыт становится не твоим, а общим
а ты – безличным собой
запускается программа возвращения –
«автоматически», как говорили отцы и деды
с дальней орбиты корни пускаются в рост
и легкости как ни бывало
вещи были судьбой корней
ты бежал их
а ныне вещи – всего лишь есть – голые, ни единого знака
и до попытки бегства тебе нет никакого дела


котенок перебегает четырехполосную дорогу
останавливается и мечется на сплошной двойной
сердце почти останавливается: собьют или не собьют?

стюардессы в форменных черных плащах
садятся в оранжевый служебный автобус
готовые к длительным ночным перелетам
в московию, за урал и еще восточней
на площадном мониторе интенсивно
рекламируют новый стрип-клаб
недавно открытый на побережье

куда как раз направляются знакомые
вокалистки и стриптизерши в пригородных автобусах
по улице александра невского

где в служебном автобусе ждут бортпроводницы
где остался котенок (кошка) на сплошной двойной

не все умеют правильно переходить дорогу
многие делают это наудачу
с риском для своей жизни

пение мертвых зовет
корни растений
пускает в рост
из синего в желтую глубину


опадают сорванные мертвые
кружась исчезают из поля зрения
в желтоватой перспективе глины

господи, прими их, как и мы принимаем
прямые углы их
как факт
просто как факт
как и ты принимаешь прямые углы их

мертвых с нашей передовой
от нашего стола – к вашему столу


первый-первый – второму:
первый, первый, я – тоже
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah