РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Катя Чистякова

Красная земля

12-11-2020 : редактор - Андрей Черкасов





«Красная земля» посвящена Второй конголезской войне: самому разрушительному военному конфликту со времен Второй мировой. Грезы медиапространства, конструирование и осмысление образа Африки: мотивы и сюжеты позаимствованы из дневников и блогов волонтеров и специалистов, занятых в проектах помощи наименее развитым странам и религиозных миссиях, из тематических статей, документальных фильмов —  и комментариев к ним.
 
Катя Чистякова
 
 

***

 

Драгоценный песок Буркина-Фасо, пятьдесят тонн металла, нежно свитых с землёй,

горячая туберкулёзная пыль, аср у синей стены филиала мерседес;

ржавое солнце гремит над страной честных людей.

Темнеет рано, но перед закатом промчатся золотые тени по сухостою.

Воздух Уагадугу рождается в лоне термитника, воздух гноится, и никто не трогает мусор

у стен стадиона —

только время.

 

Липнет рубашка, щекочет вытянутый от натуги рубец пупка,

рука гладит по склону беременного живота.

Ночи теперь, как возня щенка, как собачий жар —

всё душно, всё лезет к лицу — сыро спать под сеткой на гулком полу,

спать на боку,

ухом прикладываясь к земле и слыша земельный гул.

Сны длятся — снится: остывшая полусфера мечети,

ей снится — ребенок рождается тяжким, в белом и буром,

и она на базаре украла томатов, надтреснутых спело;

снятся соки —  

как дети кидают камни, как узловато лицо —  

и она подбирает камень, и бросает вдогонку,

чтобы только не тронул теперь её дома.

Он оставит немного денег —

как зелень луны нежна.

 

Вода в это время года уходит, только в рыжих её следах

лежат круглые крокодилы — один или два,

и кто-то возит плетёной корзиной.

 

 

***


От бронзового памятника в Дакаре

неблизко до озера Малави

почти настолько же, как и обратно:

от озера в Дакар.

Границы перекрыты то те, то эти;

автобус взмылен: вспенит железо жирный воздух леса,

и с вертолёта на вертолёт в сезон дождей ждать пересадок приходится подолгу.

Конго так травяниста, так затуманено-спокойна —

не видно с воздуха дорог.

Здесь прорастает всё что угодно: семена маиса,

скорлупка мёртвого жука,

ноги, раскинутые в ожидании похорон из-под брезента,

кости куриц,

мокнущие язвочки на сгибе локтя

и маниок —

земля раздута от перевитых тугих коричневых корней,

и параллельно земле куда-то вдаль из вертолёта смотрят одно или два дула,

и туда же река стремится;

дождь кажется ещё одним растением.

Я просыпаюсь, зная, что сегодня

со мной случатся дождь и бензилбензоат — а в остальном в стране спокойно.

Ну разве что велосипед случайно чавкнет по дороге.



 

***

 

Распахнутое тело Калагалы

пахнет как большое количество насекомых, собранных в одном месте;

мерцает из-под брюшка, точит вараги —

почёсывая на ключицах корки,

сонные проститутки льют самогон в канистру.

 

Во дворе разгружают бананы,

проверяют на предмет плесени и плодовой гнили.

Неторопливо растут под навесом ферментированные отроги —

варят, цедят и пьют,

и играют в игру, похожую одновременно на кости и нарды.



 

***

 

Дядя, вы нам поможете, вы же добрый —

дело в том, что случилось несчастье: 

маму растоптала корова. 

 

Кения – это большой национальный парк,

это охотничьи угодья бога —

здесь нужен уход.

Он понял это, когда ещё студентом шёл по Найроби, 

когда помочился на угол дома. 

 

Это хороший проект, хорошее начинание для миссионера:

давайте дадим ему денег, пусть едет.

 

Сколько лет прошло — 

дядя, такое несчастье! 

Корова скакала и пыль подвивалась,

моталась морда коровы, болтались на морде ноздри —

её глаз безумный кровавый сквозь ночь прозревает дороги, идёт за нами. 

 

Он уверен, что помогать — это доброе дело,

он спит, и ему не снится корова, и гладкое горло коровы, дрожащее звоном, и

священное солнце, зажатое между рогами вола,

и сапоги, одевающие быка;

не снится, как влага идёт из смятого рта.

 

Сказать, что его сон спокоен — не можем —  

не знаем о снах.

 

Завтра они будут смолить лодку, и купаться в океане,

потом фотографироваться в костюмах —

сколько же лет прошло — боже.



 

***

 

В условиях исключительной видимости Сейшельскому архипелагу

видится Африка —

засахаренные берега: ветер туда-сюда сеет рукой по щетине песка,

но песок неподвижен, он вобрал ход Индийского океана.

Накуру набито птицами: они одноноги — и озеро похоже

на Хиллиер, на Ретбу: стоя в розовой воде, рабочие колют с дребезгом дно

и везут соль на берег.

Во вздыбленной глади фламинго растворяется взгляд —

птицы текут потоком к южному пределу мира —  и переливаются через край.

blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





Cбор средств на оплату хостинга
Cобрано 22 из 10400₽ до 31.12.21
Яндекс.Деньги | Paypal

πτ 18+
1999–2020 Полутона
計画通り