ПОМОЩЬ САЙТУ

РАБОЧИЙ СТОЛ

СПИСОК АВТОРОВ

Илья Имазин

Из пояснений к стихотворениям, от написания которых автор в последний момент отказался

06-12-2018 : редактор - Женя Риц





*

А что если прерванные порывы и не реализованные нами намеренья
чьей-то незримой рукой заносятся в отдельный каталог,
образуя как бы непроявленный негатив
нашего цельного и завершенного творчества,
некое собрание потуг, не достигших результата,
но и в лоно смесительное не вернувшихся?

*

Прерванное детство
Одинокие игрушки
Грязный подоконник
Скользкие ступеньки
Неизбывное сиротство
Сломанные игрушки

И жизнь не сложилась…

Записал в блокнотик спонтанно возникшие ассоциации,
из которых планировал собрать стихотворение,
но руки так и не дошли – отвлекся на дела житейские.
Стихотворение тоже не сложилось.

*

Предвидя мне на роду написанное унижение,
Я хотел было сочинить стихотворную жалобу,
И в ней в качестве утешения попросить о возможности –
Взамен света в конце туннеля или буддийской мандалы –
После всех мытарств разглядеть

РОМАШКУ В ГУСТОМ МОЛОКЕ

Но потом передумал просить и жаловаться:
Все-таки, как ни крути, постыдный жанр.

*

В другом так и не написанном стихотворении
Предполагалась как бы игра контрастов и противоположностей,
Как если бы Андрей Белый и Саша Чёрный сели играть в шахматы,
Причем Белый играл бы чёрными, а Чёрный – белыми,
А на заднем плане кто-то выдавал бы гаммы
на стареньком пианино.

*

Еще была у меня идея написать в стихах детскую сказку
Про соловья, виртуозно выводившего трели на рассвете
И обезумевшего от своей виртуозности настолько,
что его сородичи решили его выписать из соловьиной рощи.
«Соловей не поет для свиней!», – повторял он,
Возомнив себя не птицей, а юным поэтом.

В голове моей сказка уже почти сложилась,
Но тут я подумал: куда мне? Ведь я не Андерсен,
чтобы браться за такое! –
И отбросил этот замысел.

*

«Ты ничтожен ветер,
Ты ничтожна буря,
Я надену свитер
И тебя убью я!» –

бормотал я, с прогулки возвращаясь продрогший.
«Чем не стихотворение?» – подумал, оказавшись дома.
«Битник» – прикольное название, что-то вроде исповеди
О той поре, когда я примерял роль отщепенца-нигилиста.
От той поры остались пижонский берет
да полосатый свитер «с горлом» под самый подбородок,
а вот стихотворение так и не двинулось ниже первого четверостишия.

*

Начал нескромно и дерзко,
как и подобает шестнадцатилетнему поэту:

«Слышишь трель обезумевшего от виртуозности соловья?
Это я».

Продолжил жалобно,
как и подобает шестнадцатилетнему поэту:

«Это мой голос, охрипший, юный –
Я просто слегка простужен,
Еще не слег, но уже никому не нужен.
Моя вера сгорела вместе с Джордано Бруно…» –

Еще одна сырая заготовка к стихотворению,
так и оставшаяся без внятного продолжения
зародышем чего-то не рожденного,
что, подчеркну, не следует приравнивать к «бесплодию».

*

«Безусловно, мой срок годности
Давно истек.
Я могу позволить себе всякие колкости,
Правда, потом пускаюсь наутёк».

Написал на клочке бумаги, да так и не пристроил.

*

«В свидетели обычно я беру
Пальму, спиленную за моим окном,
На ее месте зияющую черную дыру,
Что, возможно, является обыкновенным мазутным пятном…» –

Написал как бы преамбулу.
Дальше дело не пошло, а у меня перед глазами еще долго
Чернела дыра,
не заполненная иллюзией смысла…

*

Вдруг из этой дыры образ взбалмошный явился,
Которому любая моя вирша показалась бы тесной.
Он ни в один из опусов не пожелал вписаться:

«Из Марева Мертвого Моря
Как со страниц Большого Букваря,
Выскакивали, с волнами споря,
Затекшие ноги снегиря».

*

«А напишу-ка я что-то, на первый взгляд, несущественное,
Скажем, страничку про выпавшую ресничку».
Сразу строчка подтянулась – не первая, но из сердцевины
Будущего стихотворения: «Черна, как сгоревшая спичка».
И тут же для рифмы «частичка»,
К примеру, «бытия», как у Пушкина.
«Это уже что-то философское наметилось», –
Подумал, довольный собой, и расслабился.
Замысел не был осуществлен в силу своей несущественности.

*

«Зачем я берусь за этот,
На первый взгляд, тщетный самообман?
Неужели, применяя прославленный метод
Самокопания, обнаружу какой-то изъян?» –

Написал в дневнике, как зачин лирической интроспекции,
Оборвавшейся на полуслове.

*

«Весь день прогуливаясь сегодня возле
Озера, подбрасывал листья в воздух,
Поддевая их ногами. В общей сложности
Перекидал не меньше тонны листьев.

Явившись домой, решился
Поставить собранный мною букет
Желтых листьев в банку с водой –
Пусть и у меня красиво будет».

Букет получился чудесный,
но стихотворение не склеилось.
Ибо настоящая поэзия есть нечто большее,
чем только действие и его результат –
она есть нечто третье,
а, возможно, и четвертое.

*

Утром, помятый после вчерашнего,
Плетусь нехотя к умывальнику,
Заставляя себя на ходу сочинять
Очередное стихотворение
Под названием «Умывание».
Бормочу, не включая воду,
Тупо глядя в зеркало:

Кто твой враг, копрофаг,
Меланхолик, писюн и убийца?
– Мыльница!

*

Ночь за окном. Ни черта
Не видно. Вдруг первая звезда
Зажглась и ослепила меня –
Упал, не выбирая места.
Но тут же поднялся и снова
Упал, увидев, как вторая
Звезда появилась в небе.
Потом были третья и четвертая.
И тогда, представив на миг,
Сколько еще всякого зажжется
В небесах, махнул на все рукой:

Не верю приметам!
Что сбудется – то сбудется.

Смешно было и пытаться
состряпать виршу из этого казуса.
Я отмахнулся: стыдно в наше время
вверять себя древним суевериям
Или, как мореходы седой старины,
плыть к цели по звездам.
Звезда за окном мне подмигивала,
Я же ей в такт корчился в танце,
похожем на судороги.

*

Также осталась без разгадки почти детективная история,
Намеченная, на первый взгляд, случайным
Набором слов:

алиби для мадонны
руки ворчуна
пахнут апельсином

Говорят, Уолт Дисней, стоя перед «Сикстинской мадонной»
в Дрезденской галерее,
Мысленно нарисовал на месте амуров двух гномов:
Ворчуна и Тихоню.

*

«Нет, – думаю, – пора бы взяться за ум и написать, наконец, серьезное,
Возможно, даже религиозное стихотворение».
К примеру, монолог монахини, трактующей
Слова Спасителя «…не мир, но меч…».
Долго я замысел вынашивал,
Но вместо горы родил мышь –
Всего одну строку недлинную,
К которой придумал броское заглавие
«Палиндром португальской монахини»:

ТЫ! Почему меч? Опыт…

*

Поиски полноты знания воплотились в нескольких строчках,
которых оказалось явно недостаточно
для того чтобы из них скомпоновать
самостоятельное и законченное стихотворение:

Видеоплёнка запуталась в ветвях дерева.
Всё, что мы видим вокруг,
Записано на ней.


*

Наконец, мне захотелось подчеркнуть значимость еще не сказанного
какой-нибудь бессмертной метафорой
и я задумал, но постеснялся написать
что-то до крайности высокопарное,
отдаленно напоминающее
такие вот строки:

…так пусть же Единственное Слово, не сказанное мной,
Мерно колышется на поверхности этой страницы,
Точно лодка, привязанная к причалу, на твёрдой глади воды,
Точно лотос, чей стебель, длинный и крепкий, как пуповина,
Тонет, исчезает в недоступной для взора глубине
Моего безмолвного сердца.




 
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah


πτ 18+
1999–2020 Полутона polutona@polutona.ru
@polutonaruchat