RSS / ВСЕ

|  Новая книга - Андрей Дмитриев. «СТЕРХ ЗВУКОВОЙ»
|  Фестиваль "Поэзия со знаком плюс"
|  Новый автор - Елена Зейферт
|  Новый автор - Евгений Матвеев
|  Новый автор - Андрей Дмитриев
|  Новый автор - Михаил Бордуновский
|  Новый автор - Юлия Горбунова
|  Новый автор - Кира Пешкова
|  Новый автор - Егор Давыдов
|  Новый автор - Саша Круглов
СООБЩЕСТВО ПОЛУТОНА
СПИСОК АВТОРОВ

Антон Очиров

сад

28-12-2004





сад

пиздить не мешки ворочать
никто здесь дышать не хочет, а раз хочет –
давно далече
бисер икрой не мечет
берет тебя бог за шкирку, буравит тобою дырку –
во рту воркута намёрзла, отвечай за базар -
зависая под куполом цирка,
качаясь как плод на ветке,
закрывая глаза,
я не знаю, каким инстинктам доверяются циркачи:
господи, научи


1.
всё бы всякие замки отпирать, отмыкать
а давно пора спать одному, от тебя отвыкать
на двуспальной кровати я сплю на своей половине,
хотя те, кто одни, спят ровно посередине –

вот женёк, например, он спит на своём диване
не зарубаясь на то, что стоит за словами –
я тоже хочу видеть во снах все простые вещи,
не считать каждый третий вещим.
«дай мне, папа, еды» сказал буратино отцу
тот дал ему луковицу, а не, скажем, мацу –
вот так в слой за слоем вгрызаясь, слезами давясь,
сам из себя выдавливаешься, как мазь
на обожженную спину неведомо чью
уподобляясь голодному дурачью
«на ничью я согласен» так груше боксёр сказал
но не распустить узелки, которые навязал
на память себе – вот и ходишь как мышь, как вор
каково тебе? никаково

2.
(оказывается, здесь столько мусора –
сладковатый запах захлопнувшихся мышеловок
ходишь на цыпочках босиком –
это ничего не меняет)


мышеловка, похожая на мешок:
не думая о земле, где каждому хорошо –
не так страшен чёрт, как его малютки
все в одной лодке, на цепи в этой будке
неизвестно чего сторожами
в лифте, застрявшем меж этажами

- нас повесят на тех деревьях, которые мы сажали

3.
(сказано же: высшее проявление эгоизма –
считать, что бог любит тебя более чем кого-либо
вот посмотри на этого человека –
мой пёс лучше, чем он)


гордыня –
за неё надавали тебе по репе, –
но репа не стала дыней, –
как же не сладко (читай: пиздец как хуёво)
птичкой в саду чирикал (перепелом в норе пел)
каждый в свою мембрану –
как это всё не ново:
стремление быть корнеплодом,
задвигать то, откуда родом.

свесив нимбы, молчит охрана,
и не зарастает дыра на
темени, полном дыр, –
значит, встанем сегодня рано
и пойдём обчищать сады

(каждый выбор – вопрос мотива.
спит свобода ввиду кнута.
осознание некрасиво,
правда множественна и проста),


4.
садовник:

мир как удавка, мир как лассо – граблями ровнять меж камнями песок
время для жатвы, время бежать – японского сада не будет, а жаль

на горле холодная тяжесть земли у тех, кто до времени здесь полегли
зачем ты пришёл в этот каменный сад – жизнь осыпается за полчаса

5.
(празднуйте День Учителя
подбирающего ключи
к дверям, разделяющим душу и тело
ученики, как телята
видимо слушают, но занимаются делом –
т.е. бодаются.

а вы говорите – дерево Бодхи.
в него упираются рогом,
не зная покоя и отдыха,
лучшие из людей.
роют землю, данную Богом
в поисках желудей)


нет белых пятен, карты сданы, не дай бог угодить под раздачу
когда происходит нечто, значит ли это, что не могло быть иначе, –

если господь милосерден, нет верных и нет неверных –
знаешь, главное – это быть хоть на пядь, но в духе
из подушки, стиснутой ночью зубами, лезут наутро перья
посмотри, как их много – как тополиного пуха

мне кажется, все и довольно давно, носят здесь на челе печати
правда, чья она – зверя ли, агнца ли – до времени не разобрать
мы, бегающие по полю, стоящие на воротах, говорящие в чатах:
«жизнь моя не изменилась» – отвратительны, как мусора

я видел вчера, как мальчик лет четырёх, выплясывая под ливнем,
кричал: «суперсила! скройся отсюда, чёрт!»
ты не думаешь – каково это быть любящим, быть счастливым,
если ты любишь и счастлив, но таких здесь – наперечёт.

бессвязные пророчества, шум листвы, дождя слюдяные струи
хочется лечь ничком и максимально уютно –
лучше бы не звучало всё, что звучало всуе
лучше бы не являлось всё, что являлось смутно

всё завязалось в комок, подступивший к горлу
попробуй выплюнуть своё сердце – большинству удавалось
лучшее из возможного – это быть максимально голым:
у правды пустые руки, у неправды всего навалом

никто не останется зрителем, не схорониться нигде
начертано «текел, упарсил» вилами по воде

6.
судят о дереве по плодам
думают, что они аз воздам ему
смоковница, корявая, как иероглиф,
птицы, горькие, как поцелуи, –
быстрые и безответные.


глядятся с улыбкой победной
стервятники в воду живую
перья не намочив.

судят о дереве по плодам
если б не Лазарь, господи –

будь нам сегодня воздухом

(под спиною шёлковая вода, вмятины, поролон:
хожу по мозаичному полу, туда и сюда среди трёх античных колонн –
здесь должно быть ритуальное здание, отчего руины-разруха
наше прошлое невесомо, и в этом смысле земля будет пухом

а так она как стекловата, но понимаешь такое потом
когда некуда деться, и колючки горят под хвостом –
я видел картинку: «шум воды над высохшим руслом ручья»
но всё течёт на своих местах, я люблю твои - в три ручья, –

и какая разница, что нам снилось, мы живём вопреки всему
(«у неё ещё было 40 кошек» как заметил маленький Мук), –
цепляй свои босоножки, неси свои яблоки Гесперид
смальта пазлами под ногами и вавилон горит

об этом ещё пел боб марли: «man will fly away home»
я верю, что знаю, как быть счастливым, я не думаю о плохом –
без разницы, петуха какого цвета мойша выберет на обед:
чёрные перья, белые перья – на мне замыкаются, сходятся на тебе –

наверное, странно вот так завершать стишок
но на новой земле коты без понуканий шустро запрыгивают в мешок
от нас остаётся улыбка, как стрелочка – «здесь копать»
эта манна как манна – как рисовая крупа

как вода на макушку, как любимым в затылок дышать
хотелось рифмы «душа», но кто её видел, и я говорю себе: ша
шаг за шагом сверчки обживают кошерный шесток:
дорогой гаутама, спасибо тебе за цветок)

7.
сам себе господин
носит господа, который един
вместе с хлебом, который едим
и домом, который в груди.
– дерево посадил
ребёнка на шею –
и в воду.
пусть сбывается всё, что угодно:
за примером едва ли ходи.
течёт из костей песком
время под стол пешком
чёрное, как винил, –
быть каплей в Твоей воде
быть буквой Твоих чернил, –
прочерком в череде
того, что себе наснил.

8.
даром что носят весь мир на горбу –
вкусом напоминая прокушенную губу
глаза, открытые как ноутбук –

так и тянет сказать – сколько здесь всяких будд
раскачиваются как жёлуди, выношенные в зобу

не обут – босиком –
бодхисаттвы ебут с ветерком –
ничего, кроме слова «люблю» –
золотые ублюдки по наши горелые шапки

в небесах разноцветных и шатких


2004
blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah