ART-ZINE REFLECT


REFLECT... КУАДУСЕШЩТ # 39 ::: ОГЛАВЛЕНИЕ


МИКРОАТЮРЫ


Микроатюра – это еще меньше, чем миниатюра.
(Хотя «миниатюра» – вовсе не от слова «мини» – кто бы мог подумать? Она от от латинского minium — красные краски, применявшиеся в оформлении рукописных книг.)


Из цикла «МЕЛОЧИ ЖИЗНИ»
(1989)

1. ЛЮБИМЫЙ ПЕНЁК
И я пошёл в лес. В этом лесу я ещё с детства помнил каждую полянку и каждый пенёк. Вдруг вижу: на моей полянке, на моём любимом пеньке сидит девушка. Такая красивая, о какой я только в детстве мечтал. Обидно мне стало, что она на моём пеньке сидит. Подошёл и столкнул её. Девушка поднялась с земли, отряхнула мусор с платья и убежала в слезах.
А я сел на пенёк и закурил папиросу, чтобы успокоиться. Тут солнышко выглянуло, муравьи через тропинку поползли, птица прилетела и села на сломанную ветку. Эту ветку я ещё в детстве сломал. Обидно мне стало очень, и я заплакал.

2. О ВРЕДЕ КУРЕНИЯ
Приехал Андрей Иванович домой и чувствует, что накурился за целый день на работе, голова заболела, и в животе стало нехорошо. Расстроился Андрей Иванович и закурил сигарету, чтобы успокоиться. Тут ему стало совсем нехорошо, и он упал на пол. Лежит Андрей Иванович и так ему стало тоскливо и одиноко, что он достал сигарету и закурил, чтобы хоть как-то рассеяться. Тут Андрей Иванович и умер.
А жена его, Полина Николаевна, очень огорчилась этому и первый раз в жизни закурила сигарету, чтобы успокоиться. И от этого умерла.
А дети Андрея Ивановича и Полины Николаевны никогда не курили, не курят и курить не будут. Поэтому они всегда весёлые и жизнерадостные.

3. ЛЮБОВЬ И ЧЕСТНОСТЬ
Приехал я домой, а ко мне пришла моя знакомая и влюбилась в меня без памяти, но я этим случаем не воспользовался, и она ушла ни с чем. Потому что я честный и благородный человек.
А я поехал ко второй моей знакомой и влюбился в нее без памяти, но она этим случаем не воспользовалась, и я ушёл ни с чем. Потому что она тоже честный и благородный человек.
А эта моя вторая знакомая поехала к моему приятелю и влюбилась в него без памяти, но он этим случаем не воспользовался, и она ушла ни с чем.
Тогда мой приятель поехал к моей первой знакомой и влюбился в неё без памяти, но она этим случаем не воспользовалась, и он ушёл ни с чем.
Вот и получается, что мы все четверо – очень честные и благородные люди. А тех, кто поступает иначе, мы гневно осуждаем и требуем немедленно прекратить!


Из цикла «БЕЗ ЗНАКОВ ПРЕПИНАНИЯ»
(1997)

1. ХИРУРГИЧЕСКИЙ СНЕГ
Зима Снег лежит хирургически чист Крик вороны как скрежет синего металла из которого сделано небо Дерево похожее на посох странника исчезнувшего Лес Тысячи великанов-странников покинувших землю Нахлобучив шапку закрутившись в пальто иду постепенно сходя на нет Все мы смертны Какое забавное будет время После того как на меня набросают землю И жизнь продолжится Происходят события обуревают страсти Захочется ли мне крикнуть с той стороны Это всё не важно Или я буду молчать Дерево вырастет надо мной похожее на посох странника На его ветке ворона кричит в синее небо Хирургически ляжет снег Зима

2. КТО ГЛЯДИТ С ВЫСОТЫ
Зелёная трава Жёлтые цветы Синеглазое небо глядит с высоты Ты тоже глядишь с высоты Вы оба глядите с высоты Как мои волосы запутались в траве Как мои руки испачкались в пыльце Да я лежу на земле Человек в своей жизни так мало лежит на земле Закрою глаза и вижу Ты и небо Кладёшь букетик цветов и уходишь Небо остаётся Надо мной Зелёная трава и жёлтые цветы Да я лежу в земле Человек после жизни так долго лежит в земле Кто глядит на него с высоты

3. КИТАЙСКИЕ ШАРИКИ
В ладони два китайских шарика Они тяжёлые Они перекатываются под пальцами Они тихонько звенят Мои глаза закрыты Мои ноги усталые вытянулись и лежат Великий Будда в моей темноте беззвучно шевелит толстыми губами Проплывает всё что плывёт Пролетает всё что летит Проходит всё что идёт Соседи орут за стеной За окном завывает машина Голос диктора читает плохие новости Ты заходишь в комнату и кладёшь ладонь на мой лоб В тишине бесконечной позвякивают китайские шарики Даже Великий Будда улыбающийся как Мона Лиза отходит и растворяется и последней в моей темноте тает кошачья улыбка Даже после жизни наши сердца на ладони кружатся и тихонько переговариваются Доброе утро дорогая Доброе утро дорогой

4. ГОЛЫЙ ЧЕЛОВЕК
Молоко зимы заполнило чаши полей или попросту выпал снег Если человека голого оставить посреди снежных полей он умрёт Если человека оставить среди облаков где летают самолёты он умрёт Если человека оставить в середине моря где плавают корабли он умрёт На человеке так много одёжек что он стал похож на маленького монстра затаившегося внутри пустой головы огромного робота и нажимающего на кнопки Когда человек умирает его место занимает другой маленький монстр и жизнь продолжается Я гляжу из окна деревенского дома поверх скрученных веток яблонь на молоко зимы Из дальнего леса темнеющего за полем на меня смотрит волк Он не сумел стать маленьким монстром Он опускает голову поворачивается и уходит в лес Я отворачиваюсь от окна и нажимаю кнопку дистанционного управления За окном падает снег поднимается ветер и начинается метель Но я не слышу её По телевизору показывают жару в Калифорнии В лесу протяжно воет волк

5. МНЕ ПРИСНИЛАСЬ МОЯ ЖИЗНЬ
Мне приснилась моя жизнь От начала и до конца со всеми событиями красками и звуками Я проснулся и подумал Вот мне приснилась моя жизнь От начала и до конца со всеми событиями красками и звуками И я стал жить дальше Так ли уж важно что снится мне по ночам От этого ничего не меняется

6. МНЕ ПРИСНИЛАСЬ МОЯ БАБУШКА
Мне приснилась моя бабушка Она сидела на крыльце и чистила грибы Проснувшись я вышел на крыльцо Там сидела моя бабушка и чистила грибы Бабушка удивился я Ты же давно умерла Конечно внучек Я сейчас Она вытерла нож тряпочкой медленно поднялась держа руку на пояснице взяла свою палку и пошла по тропинке У калитки она обернулась и поднесла руку ко лбу загораживаясь от солнца До свидания внучек До свидания бабушка Потом она исчезла Я промыл грибы в холодной воде и стал их жарить Поев я прилёг отдохнуть Мне приснилась моя бабушка Она сидела на крыльце и перебирала землянику Проснувшись я поспешил на крыльцо Но там никого не было Я взял лукошко и пошёл в лес И только уже подходя к сосновой опушке я сообразил что сейчас конец августа и земляника давно сошла


ВАСИЛИЙ,
или
БЕСЕДЫ О СМЕРТИ ЖУКА-ДРЕВОТОЧЦА С ЛЕВИТАТОРОМ

(1997)

1. БЕСЕДА О СТРАДАНИИ
Излучина реки. Излучина реки заросла камышом. Камыш шепчет свои камышовые слова. Словами высокими отвечают сосны. Сосны внизу видит ветер.

Жук-древоточец: – Вид смертных мук меня печалит. Неужели нельзя было создать все смерти мгновенными и безболезненными?
Левитатор, паря под облаком: – Разве можно не замечать смерти? Завершение жизни должно быть мощным. А что может быть мощнее страданий и боли?
Жук-древоточец: – И ты еще будешь говорить, что КТО-ТО любит нас?
Левитатор: – Я чувствую это, – поднимается над облаком.
Жук-древоточец: – А я нет, – скрывается.

Василий, вздохнув, выпил полстакана водки и закусил сыроежкой.
Завечерело.

2. БЕСЕДА О БЛИЗКИХ
Малиновый цветок. Цветок прячется среди травы. Трава стелется по ветру и убегает вдаль. Вдали темнеет роща. За рощей прячется река. За рекою высокий холм. На холме одинокое дерево. За деревом облако в небе.

Жук-древоточец: – Тяжело провожать в последних путь тех, кто был близок тебе. Неужели нельзя было сделать так, чтобы близкие умирали одновременно?
Левитатор, кружась над лугом: – У каждого есть близкий. У близкого есть ещё близкий. У третьего есть четвёртый. У четвёртого есть пятый. Если последовать твоему совету, все умрут в один день и земля опустеет.
Жук-древоточец: – В твоих словах есть логика. Но разве КТО-ТО не способен подняться выше логики?
Левитатор: – Нам не дано знать. Мы должны принимать жизнь и смерть такими, какие они есть. И быть благодарны, – улетает к вершине холма.
Жук-древоточец: – Я переполнен благодарностью. Сейчас лопну, – скрывается.

Василий вздохнув, выпил полстакана водки и закусил подберёзовиком.
Задождило.

3. БЕСЕДА О НАДЕЖДЕ
Зелёный папоротник. Папоротник на краю болота. На болоте стоят обглоданные стволы берёз. Берёзы по краю трясины ещё зелёные и живые. Живой лес обступает мёртвый.

Жук-древоточец: – Я не встречал никого, чья жизнь была бы прожита не напрасно. Мечты не осуществляются. Надежды рушатся.
Левитатор, зависнув над серединой болота: – Вот потому и нужна смерть. Жизнь тесна для бессмертной души. Лишь после смерти, в вечности...
Жук-древоточец: – Ещё одна мечта. Ещё одна надежда. Да ведь, если КТО-ТО создал мир и решил, что он хорош, то чего ждать после смерти? Ещё одно разочарование. Ещё один обман.
Левитатор: – Говоря так, ты обманываешь сам себя. Разочаровываешься в самом себе. Не сваливай свою вину на другого, – планирует к лесу и теряется среди деревьев.
Жук-древоточец: – Ну вот, нашли виноватого. Теперь все довольны, – скрывается.

Василий, вздохнув, выпил полстакана водки и закусил груздем.
Захолодало.

4. БЕСЕДА О ПАМЯТИ
Старый пень. Пень на обочине лесной дороги. Дорога скрывается за поворотом.

Жук-древоточец: – Я помню того, кто уже давно умер. Мысленно я могу с ним разговаривать. Но это нечестно. Это всё равно, что заниматься любовью со спящим.
Левитатор, паря над дорогой: – Души умерших внимательно наблюдают за теми, кто остался жить. Но они не могут говорить с нами, потому что мы для них – спящие.
Жук-древоточец: – КТО-ТО, кто всё это придумал, по-видимому, обладал изрядным чувством юмора. Но мне, почему-то, не смешно.
Левитатор: – Когда ты умрёшь, ты будешь думать иначе, – летит вдоль дороги и исчезает за поворотом.
Жук-древоточец: – Жду – не дождусь, – скрывается.

Василий, вздохнув, выпил полстакана водки и закусил свинушкой.
Заветрило.


Вот два цикла квадратюр: «АЛЕКСАНДР И АНДРЕЙ» и «А У НАС В ДЕРЕВНЕ…».
Квадратюра – это квадратная микроатюра.
Квадратная, потому что 4 предложения самое большее по 4 строки.

(Июнь 2007)

Из цикла «АЛЕКСАНДР И АНДРЕЙ»

Александр сказал: – Я расскажу Вам историю жизни и смерти.

1. ОБНИМАЮЩИЙ
И вот в одной руке он держал леденящий огонь, а в другой – обжигающий лёд.
Ещё никогда мечта всей его жизни не была так близка: стоит только хлопнуть в ладоши.
Но сил уже не осталось: он так и умер со скрюченными руками, будто в попытке обнять весь мир.
Но мир не хотел, чтобы его обнимали.

– Давайте лучше поговорим о любви, – нахмурился Андрей.

2. ПРИКОСНОВЕНИЕ
Даже во сне её мучили воспоминания: нет, не столько о самом мужчине, сколько о прикосновении к её левому предплечью холодного и влажного кусочка его кожи.
Даже когда она с головой погружалась в переделку рекламных проспектов, пытаясь закончить работу в срок, её левое предплечье нет-нет, да подрагивало.
Она пыталась найти противоядие в прикосновении к своей правой щиколотке горячего и сухого кусочка кожи другого мужчины, старого друга, всегда готового придти на помощь.
Но всё тщетно, и её подсознание уже понимало это, а она ещё не понимала и только тихо скулила, сжимая в руках холодную и влажную ручку душа.

Александр не выдержал: – Сентиментальщина! Вот настоящая космическая история.

3. ПЕСНЯ ДРЕВНИХ
Космический зонд не вернулся, и старый пилот почесал своё нижнее ухо.
Вся команда знала, что это может вызвать серьёзные осложнения во время скачка.
Но что поделаешь: ухо так чесалось, что у китайского манипулятора отломились все белые пальчики.
Галактика погружалась в сумерки, и только древние, как всегда, летели нигде и пели песню о планете с непроизносимым именем.

– Попса! – Андрей презрительно рассмеялся: – Я предпочитаю мистику искусства.

4. КАРТИНА
Когда гости проснулись, они стали рассматривать картину.
Те, кто сидел справа, увидели маленькую девочку в белом платье, которая разговаривала с большой мохнатой гусеницей.
Те, кто сидел слева, увидели голую беременную бабу без головы, которая держала в приподнятой руке какую-то грязную тряпку.
Художник сидел на балконе в плетёном кресле и смотрел в безоблачное небо синими мёртвыми глазами.

– Да что Вы понимаете в искусстве! – заорал Александр: – Лучше послушайте...

5. ЯБЛОКИ И ГРУШИ
За Кремлёвской стеной на холме растут яблони и груши.
Они большие, старые и корявые.
Неизвестно, бывают ли на них яблоки и груши.
И если бывают, то кто их собирает и кушает.

– Плевать я хотел на Ваши фрукты! – взвыл Андрей: – Вот, что я Вам скажу...

6. ЧЕЛОВЕК В ФОРМЕННОЙ ОДЕЖДЕ
Человек в форменной одежде остановил меня и попросил прикурить.
Я потом долго думал, почему он меня остановил?
Наверное, что-то в моей жизни было неправильно, и где-то я совершил ошибку.
Человек в форменной одежде, если ты слышишь меня, отзовись!

– Однако странно Вы рассуждаете, – едва слышно произнес Александр и взвел курок.
– Отчего же? По-моему, вполне логично, – прошептал Андрей и тоже взвел курок.



А У НАС В ДЕРЕВНЕ…

1. ДЯДЯ ПЕТЯ
Дядя Петя поправил ушанку, прищурился на припекающее солнце и, переложив топор в другую руку, сказал-спросил: – ну, как там, в Москве, что они решили, будет жизнь лучше, или как, а то ведь совсем плохая стала.
Я пробормотал что-то невнятное, ковыряя носком ботинка крепко вцепившийся в землю сорняк.
Дяде Пете был безразличен мой ответ и, поудобнее ухвативши тяжёлый топор, он прошуршал дальше, глубокомысленно заметив, что живые не помирают, а мёртвые не живут.
А я потащился с наполненными вёдрами к своему крыльцу, думая – не думая, что вот ведь так всегда: намаешься в городе, приедешь на пару дней, а тут сорняки, забор покосился, печка дымит, ну какой отдых.

2. НА ПОГОСТЕ
Приезжие деревенский погост часто путают с берёзовой рощей, да чего же путают: там и есть берёзовая роща.
Хорошо здесь: на пригорке деревья стоят высоко и легко, а свет и ветер проплывают насквозь свободно, не задевая ни тени, ни тишины.
Поставить бы маленький дом с хорошей печкой, да беседку и широкий крепкий стол, на котором прочно установилась бы кружка с горячим чаем, ну и пара графинчиков: с водкой и квасом.
Не так уж и сложно подгадать время, чтобы умереть в деревне, тогда похоронят на погосте, и, хотя не один ты тут, но можно и в очередь: пару недель поработал покойником, а в законные выходные – за стол в беседку…

3. ДОЖДЬ
С утра шёл дождь и за грибами не пошли, водку тоже не стали пить – надоело.
Он вышел на крыльцо, поставил кружку с чаем на стол и медленно, оттягивая удовольствие, закурил.
Крыша прохудилась, и сверху с расстановкой, на три удара сердца, капли падали в середину влажного свежего пятна на широкой половице.
– Придётся чинить, – подумал он и, скользя взглядом по мокрым ступеням, тощим ручейкам на тропинке, отяжелевшей и потемневшей от воды траве, ещё свежим берёзовым кольям нового плетня, раздавшимся и разукрашенным дождевыми брильянтами берёзам у соседского дома, невнятному в дымке лугу, тёмно-сизой полоске леса и разбегающимся, бестолково толкающимся облакам, ещё подумал: – Счастье, – и почему-то запечалился.

4. ВЕРХНИЕ ЧУЛКИ
Женщины деревни Верхние Чулки никогда не носят чулок, а в холода обматывают ноги бинтом.
Этот обычай зародился в незапамятные времена, когда мимо деревни, возвращаясь в Поднебесную, проезжали посланники китайского императора, а дочь генерала Ван Чу, уснувши, вывалилась из колесницы в придорожную канаву.
Сердобольные жители девушку подобрали, обогрели, накормили и выдали замуж, а она в благодарность научила их бинтовать ноги.
Со временем иноземное имя Ван Чу превратилось в более привычное русскому слуху название Верхние Чулки, но обычай сохранился и дожил до наших дней.

5. ЧЕЛОВЕК, У КОТОРОГО ЕСТЬ ЖЕНА
Пока по огородам и улицам деревни плывёт белый утренний туман, человек, у которого есть жена, сидит за печкой и не выходит во двор.
Но стоит только солнышку выглянуть из-за берёзовой рощи и своими лучами рассеять пары воды, человек появляется на крыльце, а потом и у калитки, и начинает ждать, когда вернётся его жена.
Но она никогда не возвращается.
И вот наверху зажигаются звёзды, в низинах зреет серый ночной туман, а человек, у которого есть жена, уходит в избу и ложится в кровать спать.

6. МАКАР
В деревне Макарово живёт Макар и гоняет телят.
Люди говорят: – Макар, не гоняй телят, иди вон лучше груши околачивать.
А Макар отвечает: – Что ж вы такое говорите, ведь я девушка, – и краснеет.
Вот ведь какие странные имена встречаются в старинных русских деревнях.


СКАЗКИ МОСКОВСКОГО МЕТРО или О ЧЁМ НЕ ГОВОРИЛ ЦИ СЕ
(2007)

1. ИНОПЛАНЕТЯНЕ В КРАСНЫХ ПЛАЩАХ ВСЕХ ПОУБИВАЛИ
Профессор Петров возвращался домой с банкета уже заполночь. Он ехал в третьем вагоне от головы поезда. На перегоне «Бауманская» – «Курская» состав вдруг остановился в туннеле, и стоял там минуту. Никаких объявлений по радио не было. Вдруг двери открылись, и вошли инопланетяне в красных металлических плащах. Они громко свистели и стреляли из бластеров. Поубивали всех пассажиров, стены и пол были залиты кровью. Петрова спасло только то, что он был в стельку пьян, и его приняли за уже убитого. Потом инопланетяне вышли, двери закрылись, и поезд поехал дальше. Когда появилась станция «Курская», всё вдруг исчезло: и люди, и кровь. Профессор оказался один в вагоне. К тому времени он протрезвел и пулей выскочил на платформу. Потом профессор Петров несколько раз встречал этот поезд и замечал, что люди стараются не садиться в третий вагон, хотя он уже ничем не отличался от других вагонов, только был немного светлее. Эту историю мне рассказал сам Петров, когда мы с ним вместе, возвращаясь с очередного банкета, сели в поезд на «Электрозаводской» и поехали к центру. Так получилось, что сидели мы тоже в третьем вагоне, и я сказал: «Смотри, какой светлый вагон». Тогда он мне всё это и рассказал.

2. ЗЕЛЁНАЯ РУЧКА ВЫСОВЫВАЕТСЯ ИЗ-ПОД ЮБКИ
Начальник отдела Сергей Иванович ехал по кольцевой линии в три часа дня. Напротив него сидела беременная женщина, и всё время ёрзала на сидении, как будто что-то её беспокоило. Вдруг она раздвинула колени, и из-под юбки высунулась рука младенца. Она была зелёного цвета и шевелила шестью длинными тонкими пальчиками. Потом убралась обратно. Женщина оправила юбку и вышла на станции «Парк Культуры». А люди вокруг ничего не заметили: кто-то читал газету или книгу, кто-то сидел с закрытыми глазами и наушниками в ушах, слушая музыку, кто-то обнимался с соседом или соседкой. А те, кто стоял, смотрели в окно. Только Сергей Иванович заметил. Он сразу понял, что беременная женщина была инопланетянкой из отряда сумчатых. Через два года начальник отдела снова встретил ту женщину, они вместе поднимались по эскалатору на станции «Таганская-кольцевая». Женщина уже не была беременна и держала за ручку маленькую девочку, которая всё время махала другой рукой. Рука была розовая и с пятью пальцами. «Быстро они адаптируются!», – подумал Сергей Иванович.

3. БРОНЗОВЫЕ ЛЮДИ ВЫХОДЯТ ИЗ НИШ
На станции «Бауманская» в нишах стоят в полный рост бронзовые скульптуры воинов, партизан и тружеников тыла времён Великой отечественной войны. Каждый год 22 июня в самый час пик они выходят из своих ниш и смешиваются с толпой. Одни сразу же идут к выходу, поднимаются по эскалатору, гуляют по Бауманской и Бакунинской улицам, а потом возвращаются обратно. Другие садятся в поезд, чтобы доехать до «Площади Свердлова», там выйти и погулять по Красной площади. Теперь станцию «Площадь Свердлова» переименовали в «Театральную», а бронзовые люди об этом не знают и едут дальше. Они всё ждут, когда же объявят «Площадь Свердлова» и в результате доезжают до конечной станции «Парк Победы». Но это им даже лучше – они гуляют по Поклонной горе. Отличить их очень легко: их лица и руки покрыты характерным южным загаром бронзового оттенка. А ещё они одеты не по сезону тепло, так что многие думают, что это гости из южных стран, для которых московское лето всё равно, что зима на родине. Некоторые общительные москвичи пытаются заговорить с ними на международном английском языке, но те сразу пугаются. А если обратиться к ним по-русски, охотно вступают в диалог. Об этом мне рассказывал Николай Сергеевич Васильев, старый фронтовик, дошедший до Берлина. Он каждый год 22 июня приезжает на станцию «Бауманская» и общается со своими ровесниками. Рассказывает им, чем война закончилась, и что было потом.

4. КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ ПРИЛЕТАЕТ И УЛЕТАЕТ
Станция «Таганская-кольцевая» очень глубокая, поэтому там два эскалатора: внизу длинный, наверху короткий, а между ними круглая площадка. Как-то поздно вечером студент Натанзон поднялся на круглую площадку и увидел человека, который сидел на корточках у стены, весь трясся и что-то бормотал. Народу в это время в метро почему-то совсем не было. Натанзон подумал, что человеку стало плохо, и хотел подойти к нему. Но тот замахал руками, показывая жестами, чтобы студент отошёл к стене. Тут раздался громкий скрежет и гранитные плитки, которыми выложена площадка, зашевелились. Белые стали опускаться вниз, а красные – подниматься вверх. Получилось что-то вроде сот, из которых в потолок ударил яркий столб света. На потолке было синее небо с белыми звёздами, и развевался красный флаг. Но это была картина, которую студент каждый день мог видеть, когда возвращался домой, если ему случалось поднять голову. Когда свет достиг красного флага, купол раскрылся как диафрагма, и стало видно тёмно-синее ночное небо с белыми звёздами. А вместо красного флага вниз опускался космический челнок, тоже красного цвета. Он аккуратно прошёл отверстие и замер на красных плитках пола. Из корабля вышел инопланетянин в серебристом скафандре. Человек, что сидел на корточках у стены, перестал трястись, встал и подошёл к тому, что в скафандре. Они обнялись и как-то незаметно обменялись одеждой. Прилетевший инопланетянин отошёл стене и сел на корточки, а другой скрылся внутри корабля. Снова ударил столб света, и корабль взмыл в космос. Дыра в потолке закрылась: снова развевался красный флаг на фоне синего неба. Плитки пола опять пришли в движение и тоже встали на свои обычные места. Всё закончилось. Инопланетянин встал, коротко кивнул Натанзону и, перепрыгивая через ступеньки, взбежал по эскалатору наверх. Студент пытался его догнать, но, когда вышел на Таганскую площадь, того и след простыл. Об этом мне рассказывал сам Натанзон много лет спустя, когда он уже стал доцентом и читал лекции по астрономии. Он говорил, что, наверное, застал смену инопланетных вахтенных, несущих дежурство на планете Земля. И, хотя ещё многие годы Натанзон поднимался вечерами по эскалатору на станции «Таганская-кольцевая», ничего такого больше не видел. Вопрос ведь в том, сколько длится такая космическая вахта.

5. ПРЕЗИДЕНТ ПРИЖИМАЕТСЯ
Как-то раз наш Президент, шутки ради, решил прокатиться в метро. Он спустился вниз на станцию «Александровский сад», пересел на станцию «Библиотека имени Ленина» и доехал на поезде до станции «Университет». И только поднимаясь по эскалатору в густой толпе, услышал где-то рядом тихий шёпот.
– Слышь, Вась, а ведь это, кажется, наш Президент.
– Да хрен бы с ним! А вот чего он к тебе прижимается?
– Знаешь, Вася, если ты будешь таким ревнивым, я за тебя замуж не выйду.
– А и не больно-то хотелось.
И тут раздался характерный звук пощёчины. В Администрации Президента отказались прокомментировать этот случай.

6. МЕНЕДЖЕР ПО ПРОДАЖАМ ВЫТАЩИЛ ЗАКЛАДКУ ИЗ КНИГИ
Менеджер по продажам Николай Голубков ехал в метро от станции «Аэропорт» до станции «Белорусская». Рядом сидел некий господин весь в чёрном, даже в чёрных очках, уткнувшись носом в толстую книгу с чёрным переплётом. Ради любопытства Николай заглянул в книгу и увидел какие-то каракули, больше всего напоминающие следы от мелкой дроби на старой штукатурке.
– Это что же за язык такой? – решился спросить Голубков.
Господин взглянул на него поверх чёрных очков пронзительно белыми глазами и, не таясь, признался:
– Этот язык Вы не знаете. Я инопланетянин с планеты Уыа, что обращается вокруг Беты Центавра. Там все так пишут.
Менеджер по продажам был не робкого десятка, не растерялся, а спросил напрямик:
– А с какой целью Вы у нас на Земле? Военная разведка или установление дружеских отношений?
Господин в чёрном квадратно улыбнулся и сказал:
– Вы всё равно забудете всё, о чём мы говорили, и меня тоже забудете.
Тут Голубков громко вскрикнул и указал рукой в конец вагона. Инопланетянин обернулся, а Николай ловко вытащил из книжки тонкий позолоченный шнурок, похожий на китайскую закладку. Он ещё раньше его приметил. Значки в книге сразу потускнели и растаяли. Господин обернулся, обнаружил пропажу и зашипел:
– А ну отдайте шнурок!
– Ещё чего! – заявил менеджер по продажам, сунул шнурок в рот, пожевал и проглотил.
– Что Вы наделали! – не сдержался инопланетянин. – Как же я теперь свяжусь со своей планетой?
– А нечего тут шпионить, – ответил Голубков.
Господин в чёрном весь задрожал, замерцал и тоже растаял, уступив место пожилой женщине. Книга упала на пол, Николай поднял её и положил в свою сумку.
– Вот спасибо, – сказала пожилая женщина, усаживаясь рядом с Голубковым. – А то ведь нынешняя молодёжь не больно-то старших уважает.
Тогда менеджер по продажам встал и начал пробираться к выходу, потому что поезд уже подходил к станции «Белорусская».
Потом я сам видел в доме у Николая Голубкова толстую книгу в чёрном перелёте, все страницы которой были пустыми, что подтверждает его удивительный рассказ.

7. НЕСКОЛЬКО СЕКУНД ПАССАЖИРЫ ЕДУТ ГОЛЫМИ
Говорят, что между станциями «Щукинская» и «Октябрьское поле» люди в метро едут голыми. Но не во всех вагонах, а только в последних двух. И не в любое время, а только за пять минут до полуночи. Об этом я узнал, случайно подслушав разговор двух школьников. Оказывается, они специально дожидаются нужного времени, садятся в последний или предпоследний вагон на станции «Щукинская» и ждут. Где-то в середине перегона поезд уменьшает скорость. Если смотреть очень внимательно, можно увидеть, как внезапно свет заметно слабеет и приобретает зеленоватый оттенок. В эти мгновения все пассажиры на несколько секунд лишаются своей одежды. Большинство не замечает этих перемен, потому что всё очень быстро кончается. Но те школьники заранее знали, когда и как нужно смотреть. Они даже приглашали своих подружек прокатиться в метро, не раскрывая им всей тайны, чтобы увидеть, что у них там под одеждой. Со временем, конечно, девушки обо всём догадывались. И некоторые из них отправлялись в такие поездки уже по собственной инициативе, приглашая своих кавалеров. Они тоже хотели посмотреть, что у них там такое под одеждой. Объяснить этот феномен я попросил одного преподавателя физики. Тот только пожал плечами и, торопясь на лекцию, сказал только, что в рентгеновском аппарате тоже много чего видно. Мне это показалось подозрительным, а особенно то, где расположен Курчатовский институт – как раз где-то посередине между станциями «Щукинская» и «Октябрьское поле». Поэтому сам я не стал экспериментировать, и другим не советую.

8. КОСМИЧЕСКАЯ СТАНЦИЯ НА КОЛЬЦЕВОЙ ЛИНИИ
На схеме метро на кольцевой линии между станциями «Новослободская» и «Проспект Мира» обозначена станция «Площадь Суворова». Эта схема висит уже несколько лет, а станция всё ещё не построена. Поезда проходят без остановки, и в окно вагона не увидишь ничего похожего на вестибюль с его гранитом, мрамором и блестящим металлом. Но однажды, где-то в декабре месяце, поезд, шедший от «Новослободской», вдруг затормозил и остановился в середине туннеля. Двери открылись, ярко зажглись лампы, и многие пассажиры вышли на платформу. Тут по радио объявили, что следующая станция «Проспект Мира», двери закрылись, и поезд отправился. Тех людей, что остались на платформе, никто больше не видел. Об этом мне рассказал журналист Егоров. Он сам был в том поезде, но успел заскочить обратно в вагон перед тем, как двери закрылись. Егоров показывал фотографии, которые сделал, пока поезд стоял на несуществующей станции. Снимки не очень чёткие, но на них можно рассмотреть название станции и несколько растерянных пассажиров. А ещё на одной фотографии видно, как из-за колонны выглядывает какое-то существо с двумя головами, облачённое в жёлтый скафандр. Журналист стал собирать сведения и нашёл ещё людей, которые в разное время побывали на станции «Площадь Суворова». Некоторые, как и он, даже выходили на платформу, но успевали вернуться, пока поезд не ушёл. Два очевидца тоже видели существ в жёлтых блестящих одеяниях. По мнению Егорова, станция давно построена, но используется как космический портал для инопланетян. Тем, кто случайно там оказался и отстал от поезда, не разрешают вернуться назад, чтобы не разглашать тайну. Они вынуждены теперь жить на далёких планетах. А их родственникам и знакомым присылают по почте специальные письма. Откроешь такое письмо, прочтёшь и сразу забудешь о пропавшем человеке. А письмо превращается в обычный рекламный листок. От других листков он отличается только схемой линий метро на обороте, маленькой копией тех, что висят на стенах вагонов. Когда думаешь о станции «Площадь Суворова», то понимаешь, что вряд ли она когда-нибудь откроется. Ведь тогда она стала бы тринадцатой станцией кольцевой линии! А это нарушило бы тонкую космическую связь между станциями кольца и двенадцатью зодиакальными созвездиями.

9. ПО НОЧАМ КРЫСЫ РАЗЪЕЗЖАЮТ НА ПОЕЗДАХ
Давно известно, что в подземных туннелях метро живут бесхвостые крысы размером со стол. Люди думают, что хвосты у них пообрезали проходящие поезда. На самом деле, такими они родились, а родились они на далёкой планете. На Землю прилетели с какой-то важной миссией и остановились в метро. По ночам крысы разъезжают на поездах, входят и выходят на станциях, но на поверхность не поднимаются. Об этом рассказывал мне инженер Петров. Однажды уже после полуночи он заснул на скамейке станции «Добрынинская». Проснувшись, увидел подходящий поезд и сел в него. В салоне вместо людей были крысы. Они читали газеты, слушали музыку из плееров, разговаривали друг с другом, и не обращали на Петрова никакого внимания. Среди них были самки и самцы. Некоторые держали в лапах маленьких детёнышей. Молодые уступали места старым крысам и беременным самкам. Иногда в салон заходили явно новоприбывшие крысы, они с интересом изучали схему линий метро и обсуждали, где им лучше сделать пересадку. Попадались и молодёжные шумно пищавшие компании. Некоторые деловые крысы держали на коленях открытые ноутбуки, другие разговаривали по мобильникам. Около десяти раз инженер Петров проехал по кольцевой линии, пока не наступило время открытия метро. Крыс к этому времени стало совсем мало, а последние покинули вагон незадолго до того, как на платформах появились первые люди. Инженер вышел на станции «Добрынинская», пересел на станцию «Серпуховская» и поехал домой.

10. РИСУНОК МРАМОРА МЕНЯЕТСЯ ПО НОЧАМ
Страховой агент Григорий Кузьмич живёт недалеко от метро «Электрозаводская», а работает около станции «Третьяковская». Каждый вечер, возвращаясь с работы, он внимательно осматривает стены и пол нижнего вестибюля, запоминая рисунок мрамора. А утром снова осматривает, и каждый раз находит какие-нибудь отличия. Григорий Кузьмич сам мне рассказывал об этом. Вот как страховой агент объясняет это странное явление. По ночам станцию «Электрозаводская» заливают подземные воды. И вся древняя фауна, покрывающая пол и стены вестибюля, выколупывается из мрамора и плавает. Тут есть морские ежи и лилии, двустворчатые и брюхоногие моллюски, наутилусы и губки. Некоторые тут же начинают размножаться. Попадаются и хищники, которые поедают других. Так продолжается до самого утра. Потом вода начинает убывать, и вся эта живность стремится занять своё место. В суматохе они часто путаются и располагаются в мраморе немного по-другому. Кроме того, их состав меняется: кто-то родился, кто-то умер, а кого-то съели. Григорий Кузьмич тщательно фиксирует все изменения, надеясь таким образом открыть новые законы эволюции, не известные современной науке.

11. ПРОСПАВШИЕ КОНЕЧНУЮ СТАНЦИЮ
В советское время дети жили летом в пионерлагерях. Когда в палате становилось темно, начинали рассказывать страшные истории. В одном из таких рассказов повествовалось о том, что происходит с людьми, которые засыпают в поездах метро и пропускают конечную станцию. Когда поезд въезжает в депо, людей будят, вытаскивают из вагонов и сажают на цепь. После этого они проводят долгие годы под землей, работая и ремонтируя те загадочные механизмы, которые приводят огромный организм метро в движение. Все это время они находятся как бы в трансе, потому что им что-то подсыпают в еду. Когда они стареют и уже не могут работать, они в один прекрасный день просыпаются в переполненном вагоне, посреди людей, едущих на работу. Они ничего не помнят о своей жизни под землей, просто им становится ясно, что еще вчера они были молоды и полны надежд, а сегодня старики. Их жизнь окончена, и они совершенно не понимают, что же произошло между вчера и сегодня. Эту историю рассказал Виктор Пелевин, а я прочитал её в интернете по адресу «http://www.metro.ru/tales/155/». Конечно, всё это выдумки. На самом деле, те люди не работают на ремонте механизмов метро. Для этого существуют рабочие-специалисты, которые получают зарплату за свой труд. Те, кто проспал конечную станцию, попадают в трюмы космических кораблей, каждый день с конечных станций метро отправляющихся на другие планеты примерно в 2 часа ночи. Вот там они и работают, но, конечно, не на цепи, а вполне добровольно. На других планетах условия труда и жизни гораздо лучше, чем на Земле. Но там действует строгий межгалактический закон: человек должен умереть там, где родился. Иначе нарушаются его естественные права. Поэтому, когда люди становятся старыми, их отправляют обратно на Землю и сажают в поезда метро. То, что они ничего не помнят, объясняется релятивистской психологией, которая учёным Земли пока ещё не известна.

12. ГОЛАЯ ЖЕНЩИНА ВЫПРЫГИВАЕТ ИЗ ТЕМНОТЫ
Гражданин Шелехов ехал как-то в метро от «Арбатской» до «Багратионовской». Он стоял в самом начале первого вагона. И вдруг за дверью снаружи за стеклом видит руку: … она стучит в стекло! Все вокруг (и Шелехов тоже) в недоумении, кто-то в шоке – глаза круглые и в них ужас, кто-то догадался уже – и смеётся… Оказалось – машинисты развлекались: прицепили резиновую перчатку на какую-то палку и, высунув её в окно, стучали по двери снаружи. А сами в это время наблюдали за реакцией пассажиров в дверь между кабиной и вагоном, предварительно процарапав дырочку в закрашенном краской окне на двери. Вот такие весёлые машинисты попались. Об этом рассказал сам гражданин Шелехов, а я прочитал в интернете по адресу «http://www.metro.ru/tales/153/». Могу только добавить, что на перегоне «Арбатская – Багратионовская» такие смешные (а иногда и не очень смешные) истории происходят регулярно. Вы знаете, что в туннелях метро встречаются разные переходы, ниши и двери. Один раз поезд притормозил около такой ниши, а оттуда вдруг выпрыгнула голая женщина. Она вцепилась руками в поручни двери вагона и так проехала до следующей ниши. Там соскочила и скрылась в темноте. Всё это видел фармацевт Гуридзе. Он вышел на «Багратионовской», поднялся по эскалатору и, всё ещё покачивая головой от удивления, направился к дверям. Но тут его остановили: «Гражданин! Предъявите документы!». Фармацевт смотрит: а это та самая женщина, но только не голая, а в милицейской форме. Он не удержался и говорит: «Это Вы были голая в туннеле?» За это гражданину Гуридзе пришлось целый час просидеть в участке, объясняя, что он не пьян, наркотики не употребляет и в психдиспансере на учёте не состоит. А милицейская женщина сидела напротив него, составляла протокол, сверкала глазами и показывала фармацевту зелёный раздвоенный язык. Этим она давала понять, что тут замешана инопланетная политика, и гражданину Гуридзе не следует лезть не своё дело.



следующая МИНИАТЮРЫ
оглавление
предыдущая ***






blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah blah





πτ 18+
(ↄ) 1999–2022 Полутона

Поддержать проект
ЮMoney | Paypal